ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тряхнув кудрями, девушка рассмеялась.

– Мне было так страшно, что не было сил даже взвизгнуть. Но спасибо Богам, что все закончилось…

Ворота не охранялись. Путники спокойно выехали в сонную пустыню, залитую светом четырех лун. Тэйн повернул животное налево, и они поскакали вдоль широкого полукруга городской стены, когда вдруг…

– Посмотри назад! – испуганно прошептала девушка.

Обернувшись, Тэйн увидел, как неподалеку от Караванных ворот появилась группа всадников. Они ринулась вслед за беглецами по залитым лунным светом пескам. Скорее всего, их заметили уже после того, как они покинули город. Или кочевники обнаружили тело убитого воина через несколько секунд после того, как они выехали за пределы улицы.

– Держись крепче, – хмуро произнес воин. Сильным и мощным рывком он резко повернул голову зимдара и крепко сжал пятками его чешуйчатые бока. Встав на дыбы, рептилия понеслась вперед широким ровным шагом. Она летела как ветер, вытянув вперед длинную змеиную шею. Сильные кривые ноги с немыслимой скоростью отталкивались от песку. Преследователи слились в однообразную серую массу на фоне темного силуэта города Зотеера.

Тэйн направил зимдара прямо в пустыню, но вряд ли беглецам удалось оторваться от преследователей на скакуне, несущем двойную ношу. Чувствовалось, что вес путников скоро скажется на результате этой захватывающей гонки.

Однако мысли Тэйна неотвязно занимала одна проблема. В рассказе девушки он заметил странное противоречие: по ее словам, воины гнались за ней, чтобы получить семь золотых драконов… Однако один из нападавших перед смертью упоминал о драгоценном камне…

Неужели воинам был нужен именно он?

Была ли девушка их союзником или просто сыграла роль, чтобы начать этот спектакль?

А может, им был нужен драгоценный камень Амзара?

Пригнувшись к массивным плечам зимдара, Тэйн использовал все свое умение, чтобы рептилия неслась изо всех сил.

Оставалась одна надежда – скрыться из вида преследователей прежде, чем зимдар начнет терять скорость. И в случае удачи беглецы смогут вернуться в город через любые из двенадцати городских ворот.

Тэйн безжалостно погонял несчастное животное, предаваясь невеселым размышлениям. Хрупкая прелестная девушка с лиловыми глазами, приникшая к его плечу… говорила ли она правду?.. или была на удивление коварным существом?

Глава 4

ИЛЛАРА

Высоко на вельветовом небе висели пять лун, мерцая нежным золотисто-зеленым, бледно-розовым, светло-желтым, темно-голубым и серебристо-пепельным светом.

В их колеблющихся лучах пустыня казалась сказочной страной. Путники пересекали море с разноцветными тенями, ехали по лабиринту округлых невысоких холмов из серебристого песка.

В паре миль от Зоотеры, города тысячи богов, ровная пустыня превращалась в страну барханов. Время от времени беглецы теряли преследователей из виду. Под лунным светом пустыня как по волшебству превратилась в странный лабиринт. Путников окружали плоские холмы из мерцающего песка и тенистые ложбины, сплетающиеся в замысловатые рисунки.

Иногда беглецам казалось, что им удалось оторваться от преследователей. Но, так как не было полной уверенности, они продолжали двигаться вперед.

Тэйн мог бы сориентироваться по звездам, но их затмевал яркий свет пяти лун Дайкуна. Круглые светила быстро скользили по темному небу: за один час почти все пять скрылись за горизонтом и снова поднялись на небосвод.

Наконец зимдар устал и заметно замедлил шаг. Клюв рептилии жадно ловил воздух. На чешуйчатых скулах выступила пена. Тэйн ослабил повод, давая возможность усталому животному самостоятельно выбрать удобный темп.

Беглецы молчали.

Перед ними открылся загадочный вид на розовые коралловые скалы. За миллионы лет песчаные бури преобразили их в причудливые шпили и пагоды. Казалось, путь лежал по предместью города гномов или кобольдов, где под темным фиолетовым небом на гротескных башенках и минаретах играли лучи света разноцветных лун.

В одном из розово-оранжевых утесов зияла черная дыра пещеры: ветер нещадно потрудился над ее созданием.

Натянув повод, Тэйн остановил зимдара, спешился и зашел в пещеру. Она оказалась пустой и не слишком глубокой.

Тэйн снял с рептилии седельные сумки, помог слезть девушке. Та выглядела очень усталой. Воин поискал еду или питье, и вдруг у входа в пещеру показался незваный посетитель. Он приближался, оставляя на песке широкий извилистый след.

Два Меча был наслышан о песчаных драконах Дайкуна, но видеть их ему не доводилось: огромная рептилия с длинным гибким телом горчично-желтого цвета, на спине которой от бровей до кончика хвоста с ядовитыми колючками рос роговой гребень. У животного было шесть лап с острыми, как кинжал, когтями и перепонками между пальцев. Они великолепно помогали ему с легкостью передвигаться по песку или воде.

За спиной Тэйна раздался пронзительный визг: это кричала перепуганная девушка.

Выгнув длинную змеиную шею, песчаный дракон прислушивался. В странных колеблющихся тенях ночной пустыни ярким пламенем блеснули его глаза.

Тэйн вышел вперед, чтобы встретиться с ним один на один. Два меча были готовы к схватке. Эх, если бы в его руках оказалось световое ружье или по меньшей мере оружие помощнее крошечного лазерного пистолета! А такая игрушка только разозлит дракона, тем более что во время стычки с чадорианцем он израсходовал почти весь заряд.

Искатель приключений проверил и перезарядил пистолет.

Песчаный дракон как на санках катился по склону бархана на плоском брюхе, тормозя шестью короткими лапами и быстро вращая хвостом. Голова на длинной шее потянулась к Тэйну. Одного мгновения хватило, чтобы воин успел разглядеть широкую глотку и блестящие зубы.

Воин ловко отскочил в сторону и ударил своими кривыми мечами. Одно лезвие рассекло шею чудовища, а другое вонзилось в нежное рыло.

Раздался оглушительный рев. Животное заголосило от боли и ярости. Оно рычало и пыталось растерзать обидчика острыми когтями. Тэйн отскочил в сторону. Дракон потянулся было вслед за ним, но воин нанес еще два сокрушительных удара.

Желтый дракон оказался великолепно защищен жесткой кожистой броней, под которой играла груда эластичных мышц. Возможно, если бы Тэйн попытался пронзить его острым концом меча, обогащенная ионная сталь сослужила бы хорошую службу. Но гигантская ящерица находилась в непрерывном движении, удары соскальзывали, клинки падали плашмя.

Ловко увернувшись и избежав очередного выпада страшного дракона, Тэйн рассек ему лапу.

Удар получился великолепным! Теперь конечность огромного чудища висела на клочке кожи. Судорожно дрожа и не находя опоры, оно ступило искалеченной конечностью на темный песок, оставляя на нем темно-зеленые отпечатки пузырящейся крови.

Мучающееся от боли чудовище издавало душераздирающие вопли.

Дракон раскачивал мордой, яростно щелкая пастью, полной острых клыков, густой слизью капала ядовитая слюна. Тэйн ударил по нежной коже рыла, и снова удачно. Если бы только удалось добраться до глаз!

Но Тэйн оступился и покачнулся. Зажав меч мощными челюстями, чудовище вырвало ятаган у него из рук. Зубы заскрежетали о крепкую сталь, и дракон выплюнул ятаган.

Теперь у Тэйна остался только один клинок.

Не отступив, бесстрашно встретил он очередной выпад чудовища, приподнявшегося на задних лапах. Тэйн вонзил ятаган ему прямо в грудь – туда, где билось драконье сердце. Отдача получилась столь сильной, что искателя приключений отбросило назад, и он с трудом удержался на ногах, увязая в мягком песке.

Грудь дракона покрывал толстый слой гладких мышц. Меч пронзил их на три-четыре дюйма в глубину и застрял.

Прежде чем Тэйн успел вытащить оружие, дракон ударом лапы отшвырнул его в сторону: так ребенок бросает тряпичную куклу. Его слегка оглушило падение спиной на бархан, но спустя мгновение он снова стоял на ногах.

6
{"b":"13390","o":1}