ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дракон громко ревел от боли и ярости и стегал хвостом, яростно вздымая тучи песка, поднимая облака пыли. Меч, торчащий из груди, только злил чудовище, не нанося ему серьезного вреда. Тэйн с удивлением заметил, что обрубленная лапа практически не кровоточила. Тварь казалась практически неуязвимой!

А он стоял перед ней с голыми руками!

Чудовище заметило мужчину и стало подбираться к нему, извиваясь и утопая в глубоком песке бархана. Хромая лапа явно нарушала координацию его движений, тварь поскальзывалась, яростно сгребая песок, и снова сползала к подножью бархана, так и не добравшись до обидчика.

Оглядываясь в поисках оружия, Тэйн увидел девушку, выходящую из пещеры, где она пережидала схватку. Красавица побежала влево, держа нежной белой ручкой свернутую кольцом темную веревку.

Она взяла электрический хлыст мертвого всадника!

– Я здесь! – закричала она.

По широкой дуге она обогнула бархан, на который так мучительно трудно забирался дракон, и, подобравшись поближе, бросила Тэйну страшное оружие.

Тэйн поймал его рукоять как раз вовремя: громко верещавшая ящерица была уже близко. Включив блок питания, он расправил его во всю длину.

Резким движением воин хлестнул кнутом по шее чудовища. С громким треском электрического разряда посыпались голубые искры. Длинный шнур кольцом опоясал его горло.

Чудовище взвыло и дернулось назад, в бешенстве стуча хвостом по рыхлому желтому песку, но Тэйн успел отдернуть кнут. На шее дракона остались глубокие шрамы от ожогов.

Искатель приключений снова занес кнут. Удар пришелся по груди животного, из которой все еще торчал меч. В жарком воздухе разнесся резкий запах озона и тошнотворный аромат паленого мяса. В унылом сумраке сверхъестественными огнями плясало голубое пламя, широкими волнами соскальзывающее с электрического хлыста. Гибкая плеть со звонким свистом рассекала воздух и с треском обрушилась на чудовище, огненным кольцом обвиваясь вокруг судорожно корчившейся рептилии.

Спустя какое-то время Тэйну удалось взять верх в этом страшном поединке.

Треск хлыста и шипение вспышек нарушали ночную тишину. Чудовище билось в свирепых попытках схватить жадной пастью или когтистыми лапами своего обидчика. Но тому каждый раз удавалось ускользнуть, иногда с трудом удерживаясь на ногах, вязнувших в рыхлом сыпучем песке бархана.

Наконец ему удалось ударить хлыстом по широко раскрытым глазам дракона.

От страшной боли чудовище обезумело.

Из пустых обуглившихся глазниц, черными дырами глядящих в пустоту, сочилась зловонная слизь. Ужасная тварь в приступе слепой ярости стала раздирать когтями свое обожженное тело. В неистовстве она вонзила в собственное горло острые как бритва и твердые как сталь когти. Из огромной зияющей раны на массивную грудь хлынул поток зеленой драконьей крови.

Ослепленная голова на извивающейся длинной шее беспомощно поникла.

Немощно подергиваясь, чудовище застыло, медленно скользя вниз по склону бархана, и замерло у подножия, наполовину засыпанное песком.

Плоский хвост последний раз ударил по песку, огромное тело содрогнулось в последней агонии и обмякло. Дракон был мертв.

В наступившей тишине, прерываемой лишь завыванием ветра в песках, Тэйн медленно спускался по склону бархана. Подобрав мечи, он вытер их о песок и вложил в ножны.

И только тогда воин ощутил навалившуюся усталость.

Всхлипывая и едва дыша, подбежавшая девушка упала в его широко раскрытые объятия. Тэйн мягко прижал ее к себе. Она была такая хрупкая, теплая и нежная.

– Спасибо, что вспомнила про хлыст, – произнес он.

Склонив голову, он прикоснулся губами к губам девушки долгим страстным поцелуем. Внезапно он всем существом ощутил дрожь ее живого почти нагого тела. Аромат ее дымчатого, мерцающего облачения дурманил его. Крошечные медные колокольчики, вплетенные в темные волосы девушки, нежно позванивали.

Девушка приникла к нему, уютно устроившись в крепких объятиях обнаженных рук.

– Я так и не спросил, как тебя зовут, – произнес он.

– Иллара, – хрипло произнесла девушка.

– А меня зовут Тэйн Два Меча, – представился он.

В ожидании поцелуя она подняла к нему бледное лицо.

– Люби меня, Тэйн, – попросила Иллара. Он поймал ее страстные губы, и в нем поднялась бушующая волна, сливаясь с волнующей дрожью ее тела, растворяясь в теплоте и нежности милой девушки, окутанной волшебными разноцветными тенями пяти блуждающих лун Дайкуна.

* * *

Через некоторое время она заснула на каменном полу пещеры, завернувшись в его широкий плащ. В седельных сумках зимдара оказалось достаточно еды: сушеные фиги с Фараца, кусочки солонины, завернутые в промасленную тряпочку, и кожаный бурдюк кисловатого зеленого вина с Шазара. Тэйн нашел там и широкий песочного цвета шерстяной балахон, в который облачился, спасаясь от холода ночной пустыни.

Когда путники перекусили и утолили жажду, девушка заснула, а Тэйн удобно устроился у входа в пещеру на дорожных сумках, наблюдая за пустыней.

Цветные луны блуждали по небу, как раскачивающиеся на ветру бумажные фонарики. Вскоре убаюканный их гипнотически ритмичным колыханием искатель приключений прикрыл глаза и погрузился в сон.

За этот день произошло столько событий, что даже его великолепное тело не могло больше сопротивляться усталости. Тэйн спал мертвый сном. Тем временем луны покинули небосвод, а на востоке поднялось яркое зарево. В пустыне наступало утро.

Одно за другим три солнца Дайкуна выплывали на безоблачное небо, окрасив его красочным сиянием золота и пурпура. Лиловое небо, бледнея, приобретало серебристо-серый оттенок, постепенно переходящий в ярко-голубой цвет.

Долгая, и даже слишком долгая ночь подошла к концу. Начинался новый день.

* * *

Тэйн проснулся от внезапного удара тяжелого сапога по ребрам.

Искатель приключений открыл глаза. В пещере стояли ухмыляющиеся люди.

– Вставай, скотина! – произнес один из них. Его лазерный пистолет угрожающе смотрел прямо в сердце искателя приключений…

Глава 5

ШАСТАР С КРАСНОЙ ЛУНЫ

Мужчины выволокли из пещеры Тэйна и перепуганную девушку, разоружив и связав пленников. Воин не отвечал на грубые выходки и дикие угрозы в свой адрес, сохраняя непоколебимое спокойствие. Тэйна злило, что его поймали спящим, но с этим он не мог ничего поделать. Перед дулом лазерного пистолета даже его необыкновенная сила становилась бесполезной.

Выйдя из пещеры и взглянув вверх, он увидел космолет, высадивший его похитителей. Огромный корабль походил на гладкий сигарообразной цилиндр, мерцающий стальным блеском в лучах утреннего солнца. Он неподвижно висел в облаке антигравитационного поля. От одного его вида у астронавта захватило дыхание: после крушения империи Карина в технологии произошел огромный спад, знания были утеряны, как и секреты строительства космических кораблей. Их больше не строили, а летали на тех, что остались в наследство от стертой с лица земли империи. Не знающие усталости двигатели старых космолетов эксплуатировались в течение столетий, и в случае их износа не было возможности заменить испорченные детали. Но этот корабль был особенной редкостью. Тэйн знал эту модель: однажды ему посчастливилось видеть боевой корабль Империи, и теперь сердце воина запело при виде изящного завершенного силуэта.

Бородатый воин пустыни грубо толкнул его.

– А ну, отвернись, собака-чужеземец!

Не произнося ни слова, Тэйн отвернулся. Сопротивляться бесполезно. Ему оставалось только ждать, когда подвернется подходящий шанс…

Кочевники надели на Тэйна и Иллару парагравитационные стропы, привязав обоих к командиру группы. Как бесплотные духи они вознеслись в утреннее небо. Воины пустыни носили такие стропы под традиционными балахонами, которые развевались на ветру как крылья огромных неуклюжих птиц. Такие приспособления – творения рук древних мастеров – были несомненно большой редкостью. Тэйна занимал вопрос: кто же стоял во главе их похитителей, был владельцем корабля и всего остального…

7
{"b":"13390","o":1}