ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Космолет висел прямо над ними, загораживая небо и свет трех солнц. Отряд людей вплыл в открывшуюся в днище шлюзовую камеру. Главный из воинов, дернув за ремни, посадил пленников на стальную палубу. Остальные воины продолжали висеть в воздухе, с ухмылками разглядывая прелести Иллары, лишь частично прикрытые бежевым шерстяным балахоном, украденным из седельной сумки. Сняв стропы с пленников, воины повели их внутрь корабля. Их шаги разносились гулким эхом по длинному коридору.

Повсюду раздавался гул машин, мигали лампочки, на стенах коридоров и бесконечных комнат сиял начищенный древний металл. Кто бы ни был владельцем этого раритета, он поддерживал корабль в отличном состоянии: Тэйн не заметил ни пятна, ни пылинки, не говоря уже о суете или беспорядке.

Наконец пленников ввели в огромный зал.

Судя по всему, сотни лет назад это помещение служило складом. Теперь в нем демонстрировали варварское могущество и силу. Обшитые сталью стены были увешаны изорванными штандартами и шитыми золотом гобеленами. Пол покрывали бесценные ковры и шкуры редких животных. Около стены возвышался помост из дорогого мрамора, на котором стоял трон сандалового дерева, инкрустированного тонкими золотыми пластинками. На стене за троном висело огромное знамя – отрез мертвенно-черного шелка с вышитым на нем алым полумесяцем.

На троне сидел Шастар с Красной луны. Это не мог быть кто-то еще: огромного роста, гораздо выше Тэйна, крепкий, как бык, с пылающей золотистой бородой, крючковатым носом и черными сросшимися бровями. Огромный мощный торс согревала накидка из серебристого меха, а под ней была надета длинная кольчуга. Ее черная чешуйчатая поверхность, мерцающая в лучах дрожащих факелов, напоминала кожу гигантской змеи. На троне сидел хищный, умный и сильный человек.

Воины подвели Тэйна и Иллару к подножию мраморного возвышения. Бросив девушку на колени, они попытались проделать то же самое с Тэйном. Но он застыл как холодная бронзовая статуя, спокойно глядя в глаза Шастара, не обращая внимания на удары и тычки воинов. Спустя некоторое время вождь хлопнул в ладоши и дал им знак удалиться.

– Достаточно! Пусть стоит, если ему так хочется.

Воины сразу же остановились и вышли из зала, оставив Тэйна перед своим властелином. Подперев ладонью подбородок, Шастар в раздумье смотрел на пленника.

– Как тебя зовут, воин? – спросил он наконец.

– Тэйн.

– Судя по твоим волосам, ты зхаянец. Как ты думаешь, воин, почему ты здесь оказался?

– Из-за семи золотых драконов, о которых мне ничего не известно, – последовал спокойный ответ.

– Неужели ничего? – усмехнулся Шастар. – Клянусь бородой Арнама, я докопаюсь до истины! Нет сомнений, что твоя прелестная возлюбленная их где-то спрятала… Тэйн… Тэйн… Где же я о тебе слышал? Речь шла о… Да! Клянусь Таксисом с алыми копьями! Ты – Тэйн Два Меча! – взревел он, разглядывая проницательным взглядом тело воина, на поясе которого висели пустые ножны-близнецы.

Шастар грубо усмехнулся.

– А теперь мечи пропали, по закону равновесия Заргона… Ведь это ты украл драгоценный камень Амзара из храма жрецов времени на планете Мном из Мира Тьмы… Так скажи же мне, воин, где находится драгоценный камень времени?

Вопрос озадачил Тэйна. Тем не менее он виду не показал, а просто пожал плечами.

– У меня его нет. Я ничего о нем не знаю…

– Клянусь Таксисом, Арнамом и всеми богами, что теперь-то я докопаюсь до истины. Этот самоцвет – священный камень культа Аэалима… Они готовы хорошо заплатить, чтобы получить его назад. Послушай, воин, отложим золотых драконов в сторону: ты лучше расскажи мне, где находится камень Амзара, а я развяжу твои путы и верну тебя, живого и невредимого, обратно в стены Зотееры. Что ты на это скажешь?

Предложение звучало соблазнительно. Можно было запросто рассказать то немногое, что ему известно о драгоценном камне. Но поверит ли Шастар в эту историю? Для большинства слушателей она покажется невероятной, а Тэйну не удастся привести доказательства правдивости своего рассказа… Он ощутил какой-то подвох. Вспомнились слова умирающего воина пустыни – одного их тех, кого пришлось убить, защищая Иллару. Он тоже упоминал о камне. Очень странно! Очевидные, бросающиеся в глаза факты несли в себе какой-то подтекст… Какое отношение к этому имели принц Чан… и Иллара?

Тэйн улыбнулся Шастару.

– Твое предложение великолепно. Но мне не удастся выкупить свою жизнь рассказом о драгоценном камне времени. Все, что мне известно, можно выразить одним словом: ничего.

В наступившей тишине Шастар некоторое время раздумывал над его ответом, а потом неожиданно дал знак людям, поймавшим пленников.

– Горшанг! Брось этих ребят в камеру и удостоверься, что парень крепко закован в цепи. Я ему не доверяю. Об этом зхаянце мне рассказывали много странных историй… Да, и сходи на мостик и передай старому Зугофу: мы немедленно отправляемся домой. А на обратном пути захвати вина. От этих разговоров меня мучает жажда!

* * *

Искателя приключений приковали к стене, надев на запястья рук и ног стальные браслеты. О девушке решили не беспокоиться и, толкнув ее в угол, вышли. Тэйн с радостью обнаружил, что тюремщики оставили кувшин с питьем и несколько кусочков соленого мяса.

Нежными и теплыми словами Тэйн успокоил плачущую Иллару. Она вытерла глаза и подошла к воину. Подчиняясь его уговорам, она немного поела и выпила из кувшина. У Тэйна были связаны руки, и девушка покормила его. От соленого мяса его стала мучить жажда. Отпив из кувшина, он с удивлением обнаружил, что тот полон до краев темным бренди, крепким и бодрящим. Сделав большой глоток, Тэйн ощутил, как тепло разливается по всему телу, снимая напряжение.

– Тэйн, а что это за камень, которым так интересуется господин Шастар? – спросила она, когда искатель приключений насытился. – Ты можешь его отдать им?

Девушка поила его из кувшина. Между двумя глотками скованный воин ответил:

– Я не знаю, зачем ему нужен этот самоцвет, но дать его им я не в силах.

– Но что он из себя представляет? И кто это – жрецы времени? – вновь задала вопросы девушка.

– Жрецы времени поклоняются Аэалиму – детям Огненной мглы, а камень используют в религиозных обрядах. Это их талисман, – объяснил он.

Девушка молчаливо настаивала на продолжении.

– Дети Огненной мглы пришли с Эйи в начале времени. Эйа – это область или туманность за пределами нашей вселенной. Об этом мне мало что известно. Аэлимов называют волшебниками времени по аналогии с их жрецами. Это не то чтобы боги, а скорее раса существ, населявших галактику до появления человечества. Почему-то их стали называть волшебниками времени. Считается, что они могут видеть во времени: прошлое, настоящее и будущее как единую непрерывную спираль. Как бы то ни было, много веков назад они покинули Галактику, и сегодня им поклоняется фанатично настроенная группе жрецов.

Тэйн отхлебнул еще немного огненного вина.

– Да? А при чем здесь камень? – напомнила девушка.

– С меня достаточно, а то я опьянею, – Тэйн отвернулся от кувшина. – Что?.. Ну, ладно… Камень Амзара – гигантский кристалл, оставленный Аэалимами. После себя они много чего оставили, и жрецы чтят эти реликвии. Но драгоценный камень – совсем другое дело. Это не просто огромный самоцвет, а особое устройство.

– Как это, устройство?

Тэйн пожал плечами.

– Я не знаю. Каким-то удивительным образом он соединяет жрецов времени с Аэалимом. Камень – хранилище их мудрости… Другими словами, возможно, он содержит энергию, при помощи которой они видят во времени… Я точно не знаю.

Девушка снова поднесла к его губам кувшин.

– Выпей, Тэйн, – настаивала она. – Выпей еще немного. Наручники врезались тебе в руки, в таком неудобном положении они наверняка затекли.

Он упрямо мотнул головой, разметав по плечам свою алую гриву.

– Нет, я достаточно выпил. Ты лучше отдохни, поспи, если сможешь. Мне надо подумать…

8
{"b":"13390","o":1}