ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кочевник знал, что пленника доставят в Иб, город Червя. Он бежал в сторону разрушенного города, ведомый таинственным седьмым чувством — чувством направления, известным лишь воинам его расы. Природа снабдила рохалов естественным компасом. Именно четкая ориентация в пространстве позволяла кочевникам выжить в бескрайней, поросшей травой степи. Таким образом, не пользуясь никакими видимыми ориентирами, подсознательно определяя дорогу, князь джегга стрелой летел по равнине к далекому Ибу.

Несколько раз он останавливался, чтобы дать отдых своим могучим мускулам, подкрепить силы едой и выпить из бурдюка, подвешенного к поясу. Все рохалы из-за постоянных битв с многочисленными врагами всегда имели при себе запас еды и питья.

Уже вечерело, когда пилигриму пришлось сделать неожиданную остановку. Впереди беспокойно рыскал в траве огромный замп. Это был молодой самец, весом примерно в тонну, очевидно, изнемогающий от жажды, так как он бродил, спотыкаясь, и мотал огромной головой из стороны в сторону. На могучей спине зампа находилось громадное седло, украшенное драгоценными камнями и бляхами. По знакам, плохо различимым в затухающем свете, Шангот узнал в этом самце одного из верховых животных, на которых ехал эскорт — воины племени джегга, сопровождавшие Тонгора в холмы кристаллов грома.

Тогда, во время нападения невидимого отряда воинов племени зодак, зампы разбежались. Этот зверь забрел очень далеко, но Шангот был рад, что встретил его, так как верховое животное намного ускорит его путешествие в Иб.

Воин побежал вперед и криками стал подзывать животное.

Замп явно узнал команду, которой его приучили повиноваться.

Однако он не пошел навстречу наезднику. Вместо этого огромный зверь широко расставил толстые ноги, опустил морду так, что острый рог, подобный костяному мечу, торчащему между глаз, нацелился прямо на Шангота, и застыл в ожидании.

У молодого князя не было времени обдумывать такую странную реакцию, так как замп вдруг качнулся и ринулся ему навстречу. От его поступи затряслась земля. Только тогда Шангот заметил черную стрелу, торчащую из глазницы животного, и понял, что бедное животное ранено и взбесилось от боли.

Больше Шангот уже ничего не узнал: громадный зверь могучим ударом подбросил кочевника и отшвырнул его тело на несколько локтей в сторону. Синекожий воин шлепнулся на землю, словно сломанная кукла.

Тонгор едва держался на отвесной скале, а слепое рыло дьявольского червя, покачиваясь, приближалось к нему. Пасть, похожая на сфинктер, была уже рядом. Валькар задохнулся от зловонного дыхания громадного чудовища, казалось, внутренности этого беспозвоночного были полны слизи, разлагавшейся тысячелетия. Из черной пасти твари капала мерзкая слюна.

Тонгор понял, что перед ним ксат — один из ужасных гигантских червей, обитающих в недрах Лемурии. Это огромные, слепые, покрытые слизью беспозвоночные, ползающие в темноте глубоких пещер. Они заглатывают свою добычу, подобно удаву, и едкий желудочный сок растворяет тело жертвы. Ксат — существо очень примитивное. Он лишен мозга и органов чувств, если не считать рудиментарной способности воспринимать запах пищи, не имеет сердца и других уязвимых органов, не чувствует боли — его практически невозможно убить. Валькар уже встречался с одним таким и бился с ним шесть лет назад в пещерах под Турдисом, когда бежал вместе с Элдом Турмисою от Талабы Истребителя. Но сегодняшний противник имел просто фантастические размеры.

Эти мысли промелькнули в голове у Тонгора, пока он висел на скале и не имел возможности выхватить меч. Если бы он повис на одной руке и попытался защищаться другой, то непременно сорвался бы с отвесной стены. Хотя, наверное, лучше разбиться о камни, чем задыхаться в мерзком животе гигантской твари…

Ксат ударил как молния.

Рот-сфинктер сомкнулся, заглотнув валькара. Тонгор начал погружаться в булькающую утробу дьявольского червя!

Свет померк. Тело северянина облепила желеобразная масса.

Кожу защипало, когда кругом забурлила горячая едкая слюна.

Очевидно, подобное испытывают грешники в аду. Валькар чувствовал, как сокращаются мышцы ксата, проталкивая жертву по пищеварительному тракту.

Наступило самое мрачное и ужасное мгновение жизни Тонгора… и, без сомнения, это было его последнее мгновение.

Червь пополз вниз по вертикальной стене! От недостатка воздуха у валькара раскалывалась голова, в висках застучала кровь. Он открыл глаза, не обращая внимания на жгучую слизь, и увидел тусклый красноватый свет, исходящий от огненных фонтанов лавы. Свет свободно проникал сквозь полупрозрачное тело червя. Тонгор понял, что умрет, если не вдохнет воздуха.

Почти не отдавая себе отчета в своих действиях (ужас создавшегося положения толкал его на отчаянный поступок), Тонгор дотянулся до ножен и выхватил огромный меч. Пространство в животе червя оказалось слишком ограниченным для того, чтобы нанести настоящий удар. Валькару слабеющей рукой удалось сделать лишь колющее движение, но холодная сталь с легкостью пронзила желеобразное тело чудовища!

Свежий воздух и яркий свет!

Острие меча прокололо тонкую кожу на брюхе твари. Словно живую воду, глотая свежий воздух, Тонгор принялся изо всех сил работать руками и ногами, расширяя отверстие. А ползучая тварь уже добралась до пола пещеры. Валькар напряг все свои силы и выбрался наружу, с трудом поднявшись на ноги… Свобода!

Тут же покачнувшись, Тонгор привалился боком к отвесной стене, и его начало рвать. С головы до ног северянин был измазан слизью и отвратительно вонял. Но он остался жив и сделал то, что раньше не удавалось ни одному человеку, — он вырвался из утробы мерзкой твари.

Фантастический червь полз мимо, ритмично сокращая и расслабляя мышцы. Огромная рана зияла на его брюхе. Из нее текла зловонная маслянистая жидкость, но тварь не чувствовала боли — казалось, даже не замечала гигантской раны на своем теле!

Но каким-то таинственным образом мерзкая тварь все-таки чувствовала близость человека. Слепое безглазое рыло медленно повернулось к валькару, и ксат отвратительно зачавкал.

Тонгор отбежал на середину огромной пещеры, надеясь оторваться от медлительной безмозглой твари. Но, когда он оглянулся, оказалось, что подземное чудовище неутомимо ползет следом.

Ослабевший, измученный тошнотой Тонгор повернулся лицом к червю. Он нанес удар мечом, вложив в него всю силу могучих плеч. Такой удар уложил бы взрослого зампа! В желеобразном теле появилась новая рана. Кусок чудовищного тела повис, качаясь, будто шмат вонючего студня. И хотя червь истекал маслянистой кровью, он продолжал ползти, надвигаясь неумолимо, как судьба. Северянин наносил удар за ударом.

Клинок перерубил кольцевую мышцу, управлявшую пастью чудовища. Похожий на сфинктер рот открылся, не в силах сомкнуться, — но даже этой раны ксат не почувствовал!

Тонгор укрылся за толстым, стволообразным сталагмитом и перебежал в центр пещеры, быстро оторвавшись от медлительного червя. Там покоился зловещий громадный куб из грубого черного камня, покрытый давно забытыми иероглифами. Валькар с удивлением осмотрел камень и заметил на его поверхности, обмазанной зловонной слизью, большие пятна почерневшей запекшейся крови. Что-то хрустнуло под ногой: пол вокруг черного куба был усыпан костями и человеческими черепами — высохшими, пожелтевшими и удивительно гладкими, словно омытыми сильной кислотой…

Валькар понял, что это означает, и лицо его сделалось суровым. Так именно здесь бездушные воины племени зодак приносили жертвы своему богу, гигантскому червю! Тонгора переполняло отвращение. Он слишком хорошо представил себе тысячи обнаженных, плачущих жертв, прикованных к мрачному алтарю, в то время как поющие заклинания звери в человеческом обличье призывали мерзкую тварь на пир!

Валькар обернулся. Ксат по-прежнему преследовал его. Теперь их разделял только на время задремавший огненный гейзер.

Губы Тонгора растянулись в боевом оскале, так как теперь он знал, что делать. Вместо того чтобы бежать, валькар шагнул навстречу приближающемуся червю. Холодная сталь не смогла остановить неторопливого Бога Червя — разум валькара может оказаться острее сверкающего клинка! Тонгор остановился на краю дымящегося колодца. Слепое рыло ксата находилось всего в десятке ярдов от северянина. Тонгор попытался припомнить, сколько времени прошло с тех пор, как этот гейзер исторгал пламя из недр земли.

17
{"b":"13391","o":1}