ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После, расположившись у потрескивающего костра, рохал приготовил из имевшихся у него запасов сытный ужин, смешав и заварив сушеные плоды и вяленое мясо, и все это запил несколькими глотками вина.

Завернувшись в теплую накидку, Шангот заснул, проспал всю ночь и пробудился, лишь почувствовав прикосновение свежего утреннего ветерка. Теперь князь племени джегга чувствовал себя вполне сносно. Прежние силы почти вернулись к нему.

Когда первые лучи восходящего солнца коснулись собравшихся на востоке кучевых облаков и позолотили их, Шангот отправился по следу Тонгора. Он вынужден был идти пешком, так как ему не попалось ни одного верхового животного, кроме бешеного зампа. Но молодость и сила взяли свое, и кочевник, не сбиваясь с темпа, все утро бодро шагал по степи.

Когда солнце почти достигло зенита, молодой воин добрался до своей цели — разрушенных стен мертвого Иба.

И тут вместо вражеского лагеря он обнаружил лишь разоренную стоянку, залитую кровью, и мертвые тела воинов.

Зоркие глаза Шангота быстро заметили метки племени джегга на стрелах и проломленных щитах, валявшихся тут и там, и острый ум молодого воина воссоздал события, превратившие город Червя в кровавое кладбище, источающее зловоние, словно скотобойня.

Но что же стало с Тонгором?

Шангот вошел в разрушенные городские ворота и проскользнул по заваленным обломками улицам к центральной площади. Повсюду лежали тела павших воинов. Мечи, копья, стрелы и боевые колесницы с серпами на колесах пожали кровавый урожай. Он не нашел ни одного живого рохала, только несколько собак с рычанием глодали трупы, да вороны с шумом взлетали с тел, когда кочевник приближался к ним.

На центральной площади Шангот обнаружил мертвого Зартома Грозного. Труп в забрызганных кровью украшениях выглядел отвратительно. Унзы объели лицо вождя, превратив его в ужасное красное месиво. Во лбу Зартома торчала красная стрела.

Шангот прочитал метки на стреле и узнал, что та выпущена из большого боевого лука его отца, великого вождя Джомдата.

Значит, воины джегга спасли Тонгора?

Молодой рохал оставил труп вождя племени зодак и отправился побродить среди мертвых развалин.

Вскоре он нашел огромного боевого зампа со сбруей, отмеченной знаками племени зодак. Огромный зверь был невредим и одиноко стоял рядом с запертым загоном для зампов, терпеливо ожидая хозяина, который накормит и напоит его… хозяина, который, вероятно, погиб под копьями воинов племени джегга.

Когда Шангот подошел к животному, замп жалобно замычал и осторожно ткнулся рогатой мордой в плечо князя. Молодой воин похлопал зверя по спине и отпер ворота. Замп вошел в загон, где Шангот налил ему воды и насыпал в ясли зерна. Зверь погрузил морду по самые глаза в корыто с водой и принялся громко пить. Потом он вынул мокрую морду из корыта, повернул ее в сторону Шангота и фыркнул, будто говоря «спасибо».

Воин задумчиво разглядывал животное. Найти послушного зверя было большой удачей. Если в поисках Тонгора придется отправиться еще дальше, этот молодой замп станет добрым скакуном.

И в этот момент Шангот увидел знак, который искал.

Солнце заслонила фантастическая тень.

Рохал посмотрел наверх и замер от удивления.

Два ящера рассекали перепончатыми крыльями воздух над мертвым городом Ибом.

Шангот укрылся в тени ограды загона. Ужасные крылатые ящеры обитали в Ардатских горах и горах Моммур и редко встречались на бескрайних равнинах Востока. Однако князь джегга слышал рассказы об их ярости и кровожадности и знал, что у них очень прочная чешуя. Убить такое чудовище мог лишь самый ловкий и удачливый воин.

Тиандра, Богиня Удачи, явно по-прежнему благоволила молодому воину, так как крылатые демоны пронеслись у него над головой, не обратив на рохала никакого внимания. Они пролетели мимо и скрылись из виду в вечернем небе, держа курс на юг.

Но Шангот успел разглядеть двух всадников.

Сердце заколотилось в могучей груди молодого рохала. Тонгор жив! Казалось, валькар спал под воздействием какого-то заклятия. Связанным летел он в седле одного из драконов и не видел стоящего внизу Шангота. Но зоркий князь кочевников узнал своего друга даже на таком расстоянии. И еще он разглядел колдуна в черной одежде и в маске, летевшего на другом чудовище следом за Тонгором. Присутствие мага и курс на юг подсказали Шанготу конечную цель их полета, словно это было написано на небе гигантскими огненными буквами, — они следовали в черный Заар!

Шангот решил спасти друга, даже если дорога приведет его к самым воротам зловещего города Черных колдунов, служителей Хаоса!

Молодой кочевник не знал о том, что Тонгора пленили, усыпив, в катакомбах Иба. Он не знал, что колдун в маске при помощи волшебства доставил валькара на поверхность, где их поджидали оседланные драконы. Все это было не важно. Князь знал лишь то, что Тонгор еще жив, хотя и находится в руках жестоких Черных хранителей… знал, что должен преследовать крылатых драконов и спасти своего друга или погибнуть.

Когда замп вдоволь наелся и напился, Шангот пополнил свои запасы за счет продовольствия из хранилищ племени зодак, оставшихся теперь без хозяев. Потом он сел в «седло» зампа — естественный нарост огромного костяного щита, защищающего шею и плечи лемурийского трицератопса. Потянув поводья, Шангот развернул животное. Замп прошагал по заваленным обломками улицам Иба, прошел сквозь разрушенные ворота и выбрался на бескрайнюю равнину. Тут шаг его стал шире, и животное понесло своего наездника все дальше и дальше на юг.

На скалистом утесе, нависшем над мертвой рекой, Шангот натянул поводья и остановил зампа. Отсюда открывалась грандиозная панорама: древний город Заар на фоне закатного неба.

Конечно, кочевник потратил больше времени на путь, пересекая равнины верхом на грузном зампе, чем колдун в маске и Тонгор, летевшие на драконах. Но Шангот продолжал скакать, и когда ночь закрывала небо своим крылом, и когда небо окрашивал красный рассвет. Он не давал себе времени на отдых. И сейчас, когда на западе пылал закат, он достиг черных стен, стоял и смотрел на колдовской город. Где-то за этими стенами Тонгор Великий — пленник ревнителей Хаоса. И только Шангот может спасти повелителя Запада от гибели.

Но как один человек, даже такой могучий воин, как восьмифутовый рохал, может бороться с обителью злого колдовства?

И как ему проникнуть в Черный город?

Шангот рассматривал мощные нависающие стены, сторожевые башни. Крепостная стена была такой толстой, что на вершине ее проходила дорога, по которой можно было объехать город на колеснице. Безмолвные люди в капюшонах, вооруженные странными мерцающими жезлами, стояли на бастионе и внимательно наблюдали за окружающей город равниной. Даже храброе сердце Шангота дрогнуло.

Он не мог вскарабкаться на стену. Та поднималась больше чем на сотню футов и была сложена не из каменных глыб, между которыми, без сомнения, остались бы щели, где всегда можно зацепиться рукой или ногой. Нет, ее построили при помощи огненной магии из единой массы черного, неизвестного кочевнику камня. Не мог войти Шангот и через ворота, огромные, железные, покрытые ржавчиной и закрытые, запертые так крепко, что ни таран, ни другая осадная машина не одолела бы их.

Как же проникнуть в город?

«Где бессильны сила и ловкость, надо использовать хитрость».

Эти слова из Алой Эдды раздались в голове молодого воина, когда он, восседая на терпеливом зампе, обдумывал вставшую перед ним задачу. Фраза эта еще звучала в мозгу, а глаза рохала уже принялись внимательно разглядывать безжизненную реку, прорезавшую глубокое русло в черной, покрытой копотью и сгоревшим углем равнине и исчезающую под стеной Черного города…

Князь кочевников внимательно пригляделся к тому месту, где река исчезала под черной стеной, сделанной из стекловидной массы. Там, в таинственном камне, находилось низкое полукруглое отверстие. Стремительный поток просеивали ржавые тяжелые прутья, выходящие из верхней части арки и исчезающие под водой. Шангот понял, как он попробует попасть в город Колдунов.

20
{"b":"13391","o":1}