ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но перед этим он снял узду с доброго зампа, так верно послужившего ему во время долгого пути по равнине. Шангот вынул кольца, вставленные в нежные уши и нижнюю губу животного, и выкинул их. Теперь зверь был свободен. Замп замычал и ткнулся мордой в плечо рохала, будто спрашивая совета. Шангот похлопал зверя по могучей холке и оттолкнул от себя. Тот недоуменно поглядел на хозяина маленькими добрыми глазками, снова промычал и побрел прочь. Князь некоторое время смотрел вслед животному. Ему было жаль расставаться с зампом. Возможно, это последнее дружески настроенное существо из тех, что ему предстояло встретить. Но Шангот не мог оставить доброго зампа привязанным. Ведь князь может не вернуться из Заара.

Когда замп исчез за горизонтом, Шангот собрался с духом и нырнул с утеса в реку. Вода в ней была солоноватой, мутной и холодной как лед. Рохал вынырнул на поверхность реки, жадно глотая ртом воздух, и поплыл к городу, надеясь на то, что вечерние сумерки и синий цвет кожи хорошо маскируют его на фоне черной воды. Но на всякий случай, приблизившись к стене, Шангот нырнул и уже под водой подплыл к решетке. Железные прутья оказались толщиной с его бедро, но за бесчисленные века, что они находились в воде, ржавчина сильно разъела их, а Шангот был более чем в два раза сильнее обычного человека. Ему удалось-таки сломать решетку, он поднырнул под арку и поплыл дальше…

Глава 14

ГОРОД ТЫСЯЧИ ЧУДЕС

О город, проклятый и дерзкий! Империя зла! Гнилье!

Купили властители ада презренное сердце твое,

Купили не звонкой монетой, не золотом, не серебром,

Не блеском бесценных подарков, а мерзким и злым колдовством!

Тебя обучили прекрасно темные чары творить,

Чтобы твоими руками планы Небес извратить.

Только властители ада не ведают первопричин,

Тайны души человека, ее сокровенных глубин!

Сага о Тонгоре, XVII, 21, 22

Следом за колдуном в маске Тонгор вошел в гигантский зиккурат. Они миновали лабиринт галерей и залов, которые, словно соты, заполняли грандиозное строение. Со всех сторон пленника окружали доказательства того, что черные маги Заара достигли невероятных вершин в колдовской науке, успехов, о которых остальной мир не мог и помыслить.

Все помещения освещались искусственным светом. Под потолками комнат, через которые проходили колдун и Тонгор, . разбрасывая ровный свет и прогоняя тени, висели шары холодного белого огня. Эти странные сферы застывшего пламени не являлись ни кристаллами, ни полыми стеклянными шарами.

Казалось, некая таинственная сила собрала тускло светящийся болотный туман и спрессовала его бесплотное сияние в сферу.

Валькар не мог понять, как все это было устроено; не понимал он и того, каким образом шары эти парят в воздухе. Но тем не менее они парили и давали ровный, немигающий свет.

Тонгор и колдун прошли по высокой галерее, с которой открывался вид на огромный зал, уходящий на два этажа вниз.

Множество людей, собравшихся в этом зале, занимались непонятным на первый взгляд делом. Тонгор с любопытством разглядывал их через перила. В зале стояли столы из какого-то белого материала, похожего на фарфор, но полупрозрачного. В центре кольцом были установлены высокие печи из тяжелого металла, где пылало пламя, достигавшее температуры поверхности солнца. Люди, одетые в необычные костюмы, сотканные из серебряного металла, работали у печей, погружая в огонь длинные сверкающие шесты. Тонгор догадался, что здесь колдуны проводят свои алхимические опыты, а в печах разогреваются тигли, в которых под действием высокой температуры изменяется внутренняя структура вещества и образуются новые соединения.

Потом валькар и колдун оказались в длинном помещении с низким потолком, где стояли колоссальные емкости зеленого стекла, в которых булькали разноцветные жидкости. Стеклянные трубки свивались в причудливые конструкции. В змеевиках конденсировались испарения, коим нет названий в человеческом языке. Люди, работающие здесь, носили плотные одежды и стеклянные маски, защищающие от ядовитых паров и едких веществ. Тут разрабатывали яды и сильные опьяняющие вещества для использования во время военных конфликтов или пыток. Хотя Тонгор и старался оставаться бесстрастным, словно на лицо его надета бронзовая маска, его переполняло отвращение. Он видел, что колдуны, глубоко проникшие в тайны структуры космоса и овладевшие законами вселенной, направили свои знания не на службу человеку, а на его уничтожение.

Работники лаборатории, в своих странных костюмах и нечеловеческих масках, освещенные зеленым светом и окутанные клубящимся паром, напоминали демонов из нижних областей ада, ворошащих угли в царстве мук и отчаяния.

Проходя по другим галереям, Тонгор видел, как силы природы покоряют здесь для того, чтобы пытливый человеческий ум мог исследовать скрытые от него законы и извратить их.

Плененная молния, захваченная в невообразимую ловушку, извивалась, будто сверкающая змея, между двумя шарами из начищенной бронзы, наполняя воздух резким запахом озона.

В залах зиккурата полным-полно было всевозможных кислот и других сильно пахнущих химикатов.

В одном помещении в длинной фарфоровой емкости под дождем электрических разрядов кипел маслянистый бульон. Вероятно, злобные маги Заара делали кощунственные попытки повторить Божественное чудо, создав искусственную жизнь.

В другой адской лаборатории валькар увидел голых рабов, привязанных к операционным столам. Маги пилой вскрыли череп одного из них и вынули мозг, который затем погрузили в какую-то маслянистую жидкость и воткнули в него тонкие медные проволочки. Заметив, что пленник обратил внимание на этот омерзительный ритуал, колдун в маске холодно улыбнулся и пояснил:

— Мы пытаемся разработать метод консервации и дальнейшего функционирования человеческого мозга.

Он указал тощей рукой в черной перчатке на ряд платиновых канистр. Маги стерилизовали их паром.

— Если нам удается сохранить мозг живым, мы помещаем его в один из этих прочных контейнеров, соединив центры, отвечающие за восприятие и речь, с хитроумными механизмами, копирующими действия естественных органов тела. Таким образом, мозг, находящийся вне тела, живет и по-прежнему видит, думает, говорит. Когда мы окончательно разработаем этот метод, наши величайшие мыслители станут бессмертными.

Пусть время одолеет плоть человека, но сознание продолжит жить и работать после того, как тело рассыплется и станет пылью. Другими словами, мы ищем абсолютного бессмертия!

Подумай об этом, дикарь, — сохранять сознание человека тысячи, миллионы лет после смерти тела!

Слушая колдуна, Тонгор морщился от отвращения.

— Сознание живет, тело умирает, — проговорил он. — Но скажи, хранитель, а как же душа?

Холодные насмешливые искорки засверкали в зеленых глазах мага.

— Наши исследования человеческой анатомии, кажется, еще не установили местопребывание этого неуловимого компонента.

И улыбающийся колдун повел пленника дальше.

Их прогулка напоминала экскурсию по преддверию ада. Тонгору показали оружие, до которого остальное человечество не додумается и через десять тысяч лет. В огромном, напоминающем казарму помещении валькар наблюдал, как мрачные колдуны-воины обучаются обращению с волшебными жезлами. Кристаллы были настроены так, что выдавали импульс, соответствующий колебаниям нервной системы. От одного их прикосновения противник, крича, корчился на полу: все тело пылало в агонии, выжигающей мозг и разрушающей разум человека.

Тонгор видел газовые бомбы, хрупкие стеклянные емкости в форме гантели, внутри которых находился сжатый ядовитый газ, действующий в тысячу раз сильнее голубого порошка лотоса, что свалил его в пещерах червя. Там заключались наркотические пары такой мощи, что люди, вдохнувшие даже ничтожное количество, умирали, беснуясь. Они сходили с ума от невыносимых видений и галлюцинаций.

21
{"b":"13391","o":1}