ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тонгор понимал, что единственным приговором, который может вынести этот трибунал колдунов после столь длинной обвинительной речи, будет смерть.

И, несомненно, учитывая ненависть, какую питают к нему черные колдуны Заара, казнь будет долгой и изощренной.

Но пока валькар неподвижно стоял, молча и презрительно глядя на своих врагов, в груди его разгоралась искра надежды.

Ему потребовалось задействовать всю свою силу, чтобы сохранить на лице бесстрастную холодную маску. Он чуть было не вскрикнул от неожиданности, когда увидел рохала, несущего на руках щуплое тело Вуала-Мозга, — рохала-зомби, в котором он узнал своего лучшего друга Шангота, князя племени джегга!

Каким образом сын Джомдата оказался в городе некромантии и зла, Тонгор никак не мог понять.

Последний раз валькар видел друга, когда воины Зартома Грозного поймали его в ловушку у холмов кристаллов грома.

Тогда Шангот успел укрыться на корме корабля Тонгора… а затем невидимые воины-кочевники зодак схватили сарка и уволокли в развалины древнего Иба, города Червя.

Это произошло много дней тому назад, далеко на севере. Как Шангот преодолел такое расстояние — и зачем? Он хочет попытаться спасти повелителя Запада? На сердце у Тонгора потеплело. Ему хорошо известна преданность своего друга, князя племени джегга. Другого объяснения валькар найти не мог. Однако один страшный вопрос продолжал звучать у него в мозгу, и Тонгор едва не содрогался, глядя на неподвижную фигуру Шангота, стоящего скрестив руки на могучей груди и тупо глядящего перед собой безжизненным взглядом.

Неужели эти злодеи уничтожили своим злым колдовством ум и волю князя кочевников, превратили его в бездушного робота, подобно всем остальным своим рабам — ходячим мертвецам?

Решение суда, когда наконец настало время его произнести, было именно таким, как Тонгор и ожидал. Повелитель Марданакс, сидящий на черном мраморном троне, закончил долгую злорадную обвинительную речь, и колдуны вынесли приговор.

— Остается лишь избрать вид наказания, — сказал Черный хранитель, и все маги зашевелились, предвкушая удовольствие. — Вы, вероятно, помните, о братья, что я предложил провести определенный… эксперимент… на нашем последнем Совете несколько дней тому назад? — Он выдержал долгую паузу и, ухмыляясь, поглядел на Тонгора. Валькар по-прежнему стоял молча. Его лицо напоминало бронзовую маску. — Эксперимент, названный в девяти книгах Тьмы… ритуалом превращения души человека в раба Хаоса.

Тонгор не понял значения этого названия, но от демонической ухмылки и радостного тона Великого хранителя волосы зашевелились на голове валькара. Он оставался спокойным, словно слова колдуна совсем не касались вопроса его судьбы.

Если семь колдунов Черного города надеются сломить его дух, поставить его на колени и заставить ползать перед их тронами, они ничего не добьются! Тонгор был неколебим, словно гранитная статуя, выражая всем своим видом крайнее презрение.

— С тех пор, братья мои, — продолжил Марданакс шелковым, мурлыкающим тоном, — я глубже изучил процедуру проведения этого ритуала. Хотите ли вы услышать об этом подробнее?

— Да, о Старший брат! — ответили все вполголоса.

— Никогда еще за семь тысяч лет нашего господства не пытались мы провести этот ритуал. Но скоро мы исполним его… очень скоро!

На лице Тонгора по-прежнему не дрогнул ни один мускул.

Марданакс рассмеялся.

— Я восхищаюсь твоей храбростью перед лицом неизвестности! Но, скорее всего, причина тому — твое невежество, а не отвага. Вероятно, мне следует простыми словами объяснить, в чем именно заключается наказание. Попытаюсь. Во время этого ритуала в храм Черных Богов вызываются в материальной форме повелители Хаоса. При помощи могучих заклинаний из твоего тела будет вырвана душа и скормлена мрачным богам… Это обречет твою бессмертную душу на бесконечное рабство у богов Зла, а твое тело, лишенное души, станет безмозглой игрушкой… жалким растением, не способным ни на разумные, ни на волевые поступки, но все же сохраняющее способность чувствовать боль. И оно действительно будет чувствовать боль, Тонгор, бесконечные годы, полные унижения, мук, зверского надругательства… Твое тело станет рабом в наших руках, а душа твоя попадет в рабство темных повелителей космического Зла! У тебя будет возможность осмыслить картину, описанную мной, в течение нескольких часов. Пока мы готовимся к ритуалу, ты будешь заперт в подземелье. Увести его.

Отдав приказ, Марданакс продолжил обсуждать предстоящую церемонию:

— Это очень важный ритуал. Карцисом — распорядителем действа — назначается повелитель Byал.

— Слушаюсь, Старший брат. Почту за большую честь…

— Зеленый брат, для проведения церемонии тебе понадобится защита самого сильного из всех амулетов — защита Великого Нейтрализатора. Возьми его и подготовь, напитав энергией.

— Иду, Старший брат, — тихо проговорил Вуал-Мозг, мысленно подзывая раба.

Стражники вывели Тонгора из зала через потайную дверь.

Валькар надеялся встретиться взглядом с безмолвным Шанготом, посмотреть, не ответит ли кочевник. Но воины вытолкали пленника, так и не дав ему этой возможности.

Дверь темницы, стальная плита с маленьким зарешеченным окошечком, захлопнулась. Стражники заменили сыромятные ремни, связывавшие Тонгору руки, на железные кандалы и приковали их цепью к массивному бронзовому кольцу, вделанному в стену. Когда эхо от грохота захлопнувшейся двери затихло, валькар остался один в темноте и тишине, которую нарушал лишь звон падающих капель воды, просачивающейся откуда-то сверху. Да еще пищали и шуршали по углам унзы — бесшерстные, питающиеся падалью грызуны. В мозгу пленника снова и снова эхом отдавалась одна фраза: «Ритуал превращения души человека в раба Хаоса».

Злобный разум, правящий мрачным городом Зааром, верно. оценил Тонгора. Угрозы физических мучений никогда не смогут сорвать крика с его губ или вызвать отчаяние в храбром сердце воина.

Но такая пытка превосходит все мыслимые муки плоти… мучение души, которая вынуждена служить врагам. И даже Тонгор Великий содрогнулся при этой мысли. Она не давала ему покоя в течение долгих часов, пока он лежал один, закованный в цепи, в холодной темнице, где с потолка капала вода, а в темных углах пищали грызуны.

Глава 17

ГОЛОС ДРУГА

Когда лучезарные звезды положенный сделают шаг

И образуют на небе древний магический знак —

Знак небывалой силы! — так говорят письмена…

Душа молодого героя сгинуть навеки должна!

Сага о Тонгоре, XVII, 26

Каменная темница была сырой, холодной и влажной, ее стены покрывала слизь. Где-то постоянно капала вода — монотонный, раздражающий звук. До Тонгора доносился писк и шорох невидимых существ — маленькие коготки скребли о камни. Унзы постепенно наглели, подбираясь все ближе, и валькар крепко сжал зубы. Он слышал рассказы о том, как на узников набрасывалась пищащая орда отвратительных красноглазых грызунов. Жертвы оказывались сожраны заживо этими голодными обитателями подземелий, обглоданные кости сгнивали среди ржавых цепей, забытые в темницах.

Тонгору оставалось только завидовать такой смерти. Но Черные колдуны Заара не позволят ему умереть так просто.

Он думал о том, когда же его наконец казнят. Марданакс ничего не сказал о том, сколько времени понадобится колдунам на подготовку ритуала и когда они приведут в исполнение чудовищный приговор.

Здесь, в темноте, прислонившись спиной к сырому холодному камню, прислушиваясь к монотонному звону капель, Тонгор почти забыл о том, каков на вкус свежий воздух и как выглядит чистое небо. Мысли его начали блуждать, и, несмотря на холод, вонь и неудобство, причиняемое цепями, валькар сначала задремал, а потом уснул. Засыпая, он вспоминал о своей супруге, темноглазой королеве, и о своем сыне. Он пытался представить себе, что близкие делают в это время, вспоминают ли о нем.

25
{"b":"13391","o":1}