ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так что этим утром Тонгор отправился к Иотондусу для того, чтобы узнать, не смогут ли острый ум и обширные знания молодого философа разгадать загадку, заданную ему Богами. Солнце уже приближалось к зениту; день выдался солнечным и жарким. Вместе с сарком следовали: плечистый старый воин — герцог Мэл; толстый краснолицый пожилой барон Селверус; элегантный молодой виконт Дру, даотар патангских лучников;

Зэд Комис и Том Первис, даотары Черных драконов и Воздушной гвардии. Верхом на быстроногих кротерах Тонгор и его товарищи выехали через задние ворота из дворца и проскакали по проспекту, называемому Королевской дорогой, направляясь через старый город к Форуму.

Оповещенный гонцом о прибытии Тонгора, мудрец встретил гостей у ворот дома, поприветствовал их и провел внутрь. Как и все дома на западе Лемурии, этот дом имел внутренний двор, или атриум, который и служил мудрецу местом работы, его лабораторией. Тут Иотондус проводил эксперименты, пытаясь глубже постичь тайны природы.

Атриум был тенистым и прохладным. От солнца его защищал полосатый брезентовый полог. Вдоль стен стояли железные столы, низкие и длинные, с мраморными столешницами, на них размещались приборы: пробирки, реторты, тигли и странные стеклянные сосуды, где бурлили таинственные жидкости. Повсюду были деревянные полки с книгами и чертежами. В углу стоял человеческий скелет, сочлененный при помощи медной проволоки, а на фарфоровой скамеечке в прозрачной емкости, наполненной мутной жидкостью, плавал человеческий мозг.

Прямодушный и веселый герцог Мэл с отвращением косился на полки, заставленные книгами, и столы, заваленные бумагами и всевозможными артефактами: человек военный, он верил лишь своему королю и мечу, а интеллектуальные занятия попахивали, по его мнению, колдовством и черной магией.

Его верный товарищ, жирный и краснолицый барон Селверус, зайдя во двор, также проворчал что-то и фыркнул сквозь свои разбойничьи усы, косясь на реторты, тигли и другой научный инвентарь. Но третий спутник Тонгора, стройный щеголь виконт Дру, кузен Соомии, с живым интересом принялся рассматривать таинственные химические аппараты, листать старые, переплетенные кожей фолианты и разглядывать разбросанные по столам пергаментные свитки со сложным иероглифическим письмом.

Что же касается Зэда Комиса и Тома Первиса, то они стояли, внимательно слушая все, что тихим голосом говорил королю философ. У Зэда Комиса, даотара отряда ветеранов Тонгора — отобранных, закаленных в боях воинов, были черные с проседью волосы и седая короткая борода, но тело его сохранило юношескую крепость. Одет он был в форму Черных драконов: черный плащ, откинутый за спину, обнажал загорелую грудь воина, а торс оплели блестящие и тоже черные кожаные ремни.

Том Первис, даотар Воздушной гвардии, с зорким взглядом и копной седых волос, казался суровым и величественным, будто пантера; его одежды украшали серебряные позолоченные ремни воздушного флота, блестящий серебряный шлем и широкая голубая накидка.

Молодой философ обратился к ним.

— Беларба, господа, — произнес он обычное лемурийское приветствие. — Я много времени посвятил изучению этого кристалла и готов продемонстрировать вам его необычные свойства, как и хотел сарк сарков.

Иотондус вынул ситурл и положил его на мраморный стол вместе с другими предметами. Волшебный кристалл представлял собой камень размером с кулак мальчика. Он был огранен, и вдоль его оси шла медная проволока, выступающая с двух концов и заканчивающаяся утолщениями, — в ней человек нашего времени узнал бы электрод. Кристалл был непрозрачным, но внутри постоянно двигалась, образуя завихрения, некая дымка, и вспыхивали странные зеленые и серебряные искорки. Мэл и барон Селверус с опаской покосились на этот камень, но остальные принялись разглядывать ситурл с большим интересом.

Иотондус, спокойный, скромный молодой человек в неброском сером одеянии, грустно смотрел на свою блестящую игрушку.

— Вот, что я узнал, — тихо заговорил он. — Такой камень можно найти лишь на равнинах далеко на востоке, где кочуют огромные племена рохалов. Он обладает свойствами, отличающими его от всех известных веществ. Например, этот кристалл впитывает и сохраняет солнечный свет. Ситурл вбирает в себя лучи и фильтрует их, превращая в энергию, подобную энергии молнии, и накапливая эту энергию. Я не могу сказать, каким образом солнечное тепло превращается в силу молнии, но это факт. Возможно, все происходит так, как писал древний ученый мудрый Квонидус Ибский: «Все виды энергии: тепло, свет, огонь и небесная молния — лишь формы одной первичной силы».

Философ продолжал перечислять особенности ситурла. Но ныне нельзя полностью разгадать тайну этого камня и невозможно уже с точностью восстановить все его свойства: последний известный подлинный ситурл исчез давным-давно.

— Сарк сарков поведал мне историю о Джомдате из племени кочевников джегга. Тот рассказывал, что, когда жезл шамана, увенчанный этим кристаллом, коснулся его тела, он почувствовал странное онемение и оказался обездвижен. Подобная сила свойственна не только камню. В свое время я был свидетелем того, как в корабельную мачту попала молния и людей, стоявших рядом, сбило с ног и парализовало. То же самое делает и ситурл.

Энергия, высвобожденная определенным способом, превращается в тонкий луч, парализующий нервы. Если высвободить ее иным способом, результат получится более… впечатляющим.

— Как же это делается? — спросил Тонгор, с необычным блеском в золотистых глазах глядя на таинственный камень.

— Все дело в металлической проволоке, проходящей вдоль оси кристалла. Она — ключ, управляющий молнией, — объяснил ученый. — Также важно соотношение формы, количества граней и внутренней структуры кристалла, а местоположение этих проволочек влияет на высвобождение энергии.

Мудрец что-то покрутил на металлическом штативе, где был закреплен кристалл, и поставил штатив на край низкого стола, с которого перед этим убрал весь хлам. На другом конце стола он установил деревянные тиски и зажал в них стальной кинжал клинком вверх.

— Я проводил опыты в различных условиях и выяснил, как добиться высвобождения луча различной силы воздействия, — сказал философ.

Виконт Дру недоверчиво поглядел на кинжал и на камень, закрепленный на штативе.

— Ты говоришь, что результат может получиться впечатляющим.

Философ кивнул и с улыбкой ответил:

— В зависимости от размеров кристалла и времени, в течение которого он находился под воздействием солнечных лучей, результаты действительно могут быть различными. Смотрите!

Он еще что-то покрутил…

Ослепительная молния зеленоватого цвета вырвалась из дымчатого кристалла. В ноздри ударил запах озона. Клинок кинжала засветился вишневым, затем ярко-желтым и… согнулся. Расплавленный металл стек вниз и образовал на столе кипящую лужицу.

Крепкий стальной клинок исчез, остался лишь куцый, раскаленный огарок и застывающая лужица стали.

Действительно… впечатляюще!

— Горм! — пробормотал Тонгор, у которого зашевелились волосы на голове от врожденного страха перед сверхъестественным.

— Колдовство! Злое колдовство! — забасил старый Селверус и схватился за амулет из зеленого стекла, висевший у него на шее на кожаном ремешке.

Все остальные вытаращили глаза, застыв от удивления и моргая, ослепленные яркой вспышкой.

— Или… смотрите — сказал мудрец, снова поколдовав у штатива с удивительным камнем.

Зеленовато-серебристое свечение ситурла постепенно стало ярче… и вдруг мягкое неземное сияние залило затененный пологом двор, словно зажглось миниатюрное солнце!

— Небесная молния и небесное солнце, заключенные в одном магическом камне, — проговорил Зэд Комис, задумчиво поглаживая бороду.

Тонгор вспомнил пророчество, прочитанное им прошлой ночью в гримуаре Шарата. Он повторил эти слова вслух:

— Сила будущих веков заключена в кристаллах таинственного Востока, их энергия может осветить города людей или стереть их в пыль…

3
{"b":"13391","o":1}