ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сияя от невыразимой радости, Джомдат обнял сына, а потом повернулся и прокричал собравшимся воинам:

— Воины джегга! Приветствуйте Великого повелителя Запада! Режьте животных, несите мехи с пивом. Этой ночью, когда взойдет луна, джегга устроят пир в честь друзей, прилетевших с западного края мира!

— Слава Тонгору! — прогремели воины, потрясая копьями.

Когда огромная золотая луна древней Лемурии засверкала в небе, большие костры уже пылали на разрушенной площади старого города. Кочевники джегга угощали гостей, развлекали их военными танцами и оглушительной барабанной музыкой.

На кострах жарились туши буфаров, рекой лилось и горькое пиво, и сладкое вино. Тонгор и его военачальник Том Первис обсуждали со старым вождем цель своей столь далекой экспедиции на Восток.

Как и надеялся Тонгор, Джомдат действительно знал о горном отроге, который протянулся между землями племени джегга и землями, где правило племя зодак. В этих горах и скрывались загадочные волшебные кристаллы. Воинам джегга сии камни не требовались, но они говорили, что кристаллы можно найти среди скал предгорий, там, где на поверхность выходила порода, содержащая свинец. Часто (как рассказывал Джомдат) охотник или разведчик, забредавшие подальше в поисках какого-нибудь укрытия от неожиданной грозы, блуждали среди этих скал и видели, как страшные молнии богов притягиваются к земле мистической силой кристаллов.

Утром, когда взошло солнце, из разрушенных ворот древнего Альтаара выехали всадники: кочевники решили помочь Тонгору отыскать волшебные камни. В то время как воздушный флот плыл по небесам, Джомдат, Шангот и отряд их воинов скакали на кротерах.

Так и вышло, что на седьмой день после того, как Тонгору явились во сне Девятнадцать Богов, он отправился за магическими камнями в сопровождении могучей армии джегга.

Валькар еще никогда не видел воинов джегга в полном вооружении. Это было фантастическое и впечатляющее зрелище варварского великолепия: девятифутового роста синекожие великаны, тела которых оплетали кожаные ремни, украшенные драгоценными камнями и знаками отличия из редких металлов! Бритые головы воинов венчали качающиеся плюмажи. Поверх ремней рохалы носили роскошные халаты из алого, изумрудного и шафранного бархата, с многочисленными вышивками золотой и серебряной нитью. В руках воины держали страшные копья, длиной в двадцать футов — от окованного железом тупого конца до острого стального наконечника. Часть воинов ехала на гигантских, похожих на трицератопсов зампах, чьи седла были усеяны драгоценными камнями. Другие восседали на грохочущих колесницах, сверкающих сталью, под колесами которых дрожала земля. Этот почетный караул из сотни воинов отправился вместе с Джомдатом, чтобы проводить Тонгора и его флот к горам. Когда валькар увидел сие грандиозное зрелище, его варварское сердце радостно забилось.

Вскоре они достигли холмов кристаллов грома, и воины Тонгора сошли с кораблей. Добыча камней казалась несложной задачей, потому как таинственные зеленоватые кристаллы десятками лежали среди скал, неглубоко присыпанные землей, либо выступали из низких каменистых склонов. Их можно было легко выковырять острием меча. Тонгор приказал своим людям отбирать самые большие и чистые камни, такие, из которых, как заявил Иотондус, можно сделать оружие.

Откапывать камни было нетрудно, но они оказались тяжелыми, как свинец. Воинам пришлось попотеть, загружая их на воздушные корабли. И все же, когда солнце поднялось к зениту и объявили обеденный перерыв, на воллеры погрузили уже сотни три превосходных камней. За это Тонгор должен был благодарить гордых воинов джегга, так как их огромная сила очень пригодилась.

И вдруг, когда все сидели в тени летающих аппаратов и ели, случилось непредвиденное.

Фалвот Птар, молодой воин Воздушной гвардии, пилот королевского воллера, вдруг подавился, побледнел и медленно опрокинулся навзничь. Огромная черная стрела торчала из его груди!

Закричав, Тонгор вскочил на ноги и выхватил меч. Воины Патанги и джегга также заорали от ярости, ужаса и боли. Начался смертоносный дождь черных стрел. Люди гибли десятками.

На флагманском судне, где дежурил Том Первис, протрубили в рог. Черные драконы Тонгора и могучие воины джегга приготовились к бою. Но кто же их враг, без предупреждения обрушившийся на них в этих пустынных землях? Как ни всматривался Тонгор в окружающие скалы, он никого не увидел!

Кроме его собственных воинов и воинов джегга, никого не было среди холмов кристаллов грома.

Глава 6

СЕМЬ КОЛДУНОВ ЗААРА

Когда ж повелители смерти узнали в герое того,

Кто в прошлом лишил их надежды свершить свое черное зло

И снова ворвался в их царство, чтоб планы нарушить опять…

Решили они дерзновенного мучительной смерти предать,

И мрачно семерка собралась на тайный высокий совет,

Измыслила гибель Тонгору, страшнее которой нет,

Измыслила муки такие, что род и не ведал людской,

Чтоб пламень жестокого ада ему показался водой.

Сага о Тонгоре. XVII, 9, 10

Повелитель Марданакс сидел на черном мраморном троне, закутавшись в бархатные одежды. Его холодные глаза злобно блестели из щелок маски.

Огромный круглый зал Совета Девяти был вырублен в монолите черного мрамора. Вдоль изогнутых стен стояли колоссальные колонны, вершины которых терялись во мраке под куполом.

Трон Марданакса, повелителя Заара, был одним из девяти каменных тронов, располагавшихся широким кругом, а в центре, в мраморном полу, находился глубокий колодец. Из его неведомых глубин с ревом вырывалось красно-золотое пламя, распространяя по огромному помещению золотистое сияние.

Остальные восемь мест пустовали. Вдруг вокруг трона из пурпурной яшмы начал сгущаться мрак. Из тьмы появилась прозрачная тень и, постепенно материализуясь, превратилась в человека. Фонтан огня взметнулся вверх, залив зал алым светом. Громоподобный голос, доносившийся непонятно откуда, медленно произнес фразу, наполнившую зал Совета звучным эхом;

— Прибыл повелитель Питуматон, король магии!

Питуматон был огромен. Его раздутый живот и пухлые члены покрывала фантастическая одежда из пурпурного бархата и лавандного шелка. Он был лыс, лицо — масса дряблого жира, брови и ресницы отсутствовали, а бледные глаза, окруженные бледной болезненной кожей, мерцали словно кусочки льда.

В мочках ушей холодным светом сверкали громадные драгоценные камни, и многочисленные перстни унизывали толстые пальцы. Явившийся поклонился.

Потом из потайной двери выскользнул синекожий великан.

Статную фигуру рохала украшали изумрудно-зеленая портупея и огромная накидка. Лицо его было невыразительным, глаза тускло блестели, и в них отсутствовал даже намек на разум.

Гигант двигался неловко, будто зомби. В могучих руках он нес отвратительное, скрюченное тельце.

— Прибыл повелитель Вуал-Мозг, король магии! — произнес тот же замогильный голос. Вспышка алого огня осветила жалкое уродливое существо, которое бесстрастный раб положил на массивный трон из зеленого нефрита. Мерзкое тельце было не больше тела годовалого ребенка, но голова — огромная, словно раздутая, болтавшаяся над узкими плечиками — по размеру в несколько раз превосходила голову взрослого человека. Лицо же мага оказалось крохотным, остреньким, и на нем огоньками горели злые черные глазки.

Вуал-Мозг кивнул огромной уродливой головой в сторону черного трона и уселся на своем зеленом. Раб-рохал встал за его спиной, сложив могучие руки на груди.

Затем в зал вошел великолепный чернобородый воин в сверкающей стальной кольчуге, мускулистый и сильный, словно величественный тигр. Он был широкоплечим, высоким и крепким. На суровом лице по-кошачьи горели зеленые глаза, губы иронично улыбались. Сбоку на поясе висел огромный меч, с плеч ниспадала алая шелковая накидка. Воин подошел к одному из тронов, с насмешливой улыбкой поклонился и, громко вздохнув, развалился на сиденье из сверкающего алого хрусталя. Вспыхнуло пламя, и трубный голос возвестил:

8
{"b":"13391","o":1}