ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да, горожане должны надолго запомнить этот день!

Тут Ганелон дернул мага за руку, говоря, что надо торопиться. Тот пересек палубу вслед за бронзовым гигантом и спустился в воду. Затем Ганелон вытащил мокрого и отплевывающегося старика на арену, и они бросились бежать по золотистому песку к дальним воротам с весело развевающимися красными квадратными флагами. Праздник превратился в карнавал ужаса, по крайней мере, для горожан. Ганелон как вихрь несся к воротам. Зрители бежали к воротам прямо по рядам кресел, даже не пытаясь спуститься на арену, где среди толпы все еще бесновался полумертвый мириапод.

Толпа кричащих стражников с трудом пробиралась вдоль стены вокруг арены. Какой-то отважный капитан вдруг решил самолично навести порядок среди хаоса и дал своим людям безумное задание — задержать подстрекателей жуткой бойни до того, как они выскочат на улицу. Капитан ожидал, что ему придется иметь дело с могучим воином, обладателем огромного ятагана. И был приятно удивлен, увидев что его низенький пожилой спутник с необычной зеленой бородой из морских водорослей, потянув гиганта за руку, что-то настойчиво кричит ему прямо в ухо. На мгновение гигант заколебался, потом ухмыльнулся и позволил старику в рваных одеждах выйти вперед.

Стражники заблокировали ворота, и капитан послал небольшой отряд перехватить двух беглецов. Капитан был уверен, что нарушители спокойствия загнаны в тупик. Ганелон остановился, тяжело дыша, и начал рукой поглаживать широкую стальную поверхность своего клинка. Невысокий старый человек стоял в ожидании подходящих стражников, скрестив на груди руки. У капитана появилось предчувствие, что это неспроста. Но пожилой чужеземец был безоружен, и, вытянув в его направлении рапиру, капитан жестом приказал своим людям двигаться вперед.

Старик улыбнулся.

И произнес Вокабулу Неутомимого Удава!

Тотчас невидимые тиски схватили стражников в железные объятья. Их руки оказались прижаты к бокам, ноги связаны вместе. Они упали лицами вниз, крича от ужаса. Капитан увидел песок арены, летящий прямо ему в лицо. В следующее мгновение песок с глухим стуком врезался в него, забил ему весь рот, больно резал глаза. Но сквозь красную дымку боли капитал, моргая, ощущал с непередаваемым изумлением и страхом, что руки и ноги не могут ему повиноваться. Словно бы на нем растянулся во всю свою длину и давил с поразительной силой рифон из знойных джунглей Ксакуахатла. И разглядеть он ничего не мог! Его сжимала в удушающих объятиях какая-то ужасная невидимая сила. Вокруг лежали дюжины его людей, стенающих и беспомощно дергающихся, повязанных невидимыми путами.

Капитан, возможно, никогда даже не слышал о фонематической Магии. Он ничего не знал о Неутомимом Удаве, который будет держать их крепко связанными и беспомощными в течение тридцати часов, начиная с этого момента. Впрочем, это не имеет значения, если бы он даже и знал обо всем заранее: главное, что теперь он выучил на всю жизнь одну простую истину — маг никогда не бывает безоружным!

Арзила ждала их по ту сторону ворот, держа на поводу трех нервничающих скакунов. Ганелон и Зелобион стремительно выскочили на улицу, при этом старик тяжело, со свистом дышал, но был счастлив, как дитя. Ганелон мимоходом бросил взгляд на скакунов и закричал от удивления.

— Гридоны! Великий Галендил, я ожидал увидеть орнифов, — проревел он. — Ладно, это неважно, садимся, быстрее! — Он вложил ятаган в ножны и взлетел в одно из высоких седел. Рассмотрев скакунов как следует, Зелобион упал духом. Гридоны походили на птиц — пернатые создания с длинными острыми клювами, дикими золотистыми глазами и сорокафутовым размахом крыльев. Ему никогда не приходилось видеть их раньше, и теперь он нервно облизывал губы, воображая жуткую перспективу поездки на гигантском скакуне-ястребе. Но Ганелон не оставил ему времени для колебаний. Он прикрикнул на мага, и тот кое-как вскарабкался в огромное седло на спине второй птицы. Спереди высокий выступ седла закрывал всадника до талии, за спиной седло имело подобие спинки кресла с множеством подушек. Кроме того, на переднем выступе обнаружились какие-то рукоятки. Возможно, путешествие будет не столь опасным, как показалось вначале, хотя старому магу все равно не нравилось, как птица косилась на него через плечо диким безумным глазом, пока он устраивался в седле.

— Пристегнись, — пророкотал Ганелон, показывая жестами, как это сделать. Зелобион обнаружил ремни, которые удобно продевались в кольца подпруги и застегивались, плотно стягиваясь. Маг снова облизал губы, задавая себе вопрос, с какой же скоростью могут бежать эти гигантские неуклюжие создания, если всадникам необходимы ремни безопасности.

— Что там случилось? — прокричала Арзила сквозь шум. Арена была наполнена топотом тяжелых шагов, криками тысяч людей и треском ломающихся скамеек. Мириапод явно был еще жив и рассержен.

— Не обращай внимания, я потом все расскажу, — успокоил ее Среброкудрый исполин. — Вперед, друзья! Йах-хоо!

Звучный голос Ганелона перешел в звенящий крик, и Зелобион в следующее мгновение почувствовал, что близок к обмороку. Гигантские скакуны-ястребы не бежали! Шумящие крылья подняли целый вихрь пыли, и воздух загудел как от грома тамтамов.

Потом Зелобион почувствовал стремительное движение ветра. Ветер развевал его рваные одежды, трепал бороду и заставлял слезиться глаза. Мир поплыл, покачиваясь, куда-то вниз… и вот уже под ними сто футов… Потом двести футов… Потом земля наклонилась набок и исчезла совсем, а они все летели в голубом небе верхом на огромных быстрокрылых ястребах горной страны!

Глава 10

ЧЕРЕЗ ЗЫБКУЮ ЗЕМЛЮ

Огромные гридоны мчались как ветер. Проходили часы. Пиома осталась где-то далеко позади, растаяв в голубоватой дымке. Со временем Зелобион начал привыкать к странному и пугающему чувству полета, хотя был твердо уверен, что не сможет полюбить этого никогда. Ганелон и Арзила, наоборот, находили все это возбуждающим. Чудовищные ястребы могли лететь гораздо быстрее, чем мог бежать быстроногий орниф. Их крылья били по воздуху с невероятной скоростью, закрывая от глаз небо при каждом взмахе. Они мелькали с ошеломляющей быстротой, оставляя позади милю за милей. Зелобион, конечно же, лишился своих карт, продавшись в рабство, чтобы купить лекарства для отравленного Ганелона. Но у него было достаточно времени, чтобы внимательно изучить их, и теперь он обнаружил, что отлично может ориентироваться.

Опустилась ночь, но ястребы еще не устали, и путешественники решили продолжать полет, чтобы оставить между собой и Торговым Городом еще несколько безопасных лиг. Вскоре над горизонтом поднялся гигантский яркий щит Падающей Луны, заливая всю землю вокруг холодным сиянием. Глядя вперед между равномерно мелькающими крылья ми, Зелобион радостно отметил, что за достаточно короткое время они проделали сорок или пятьдесят миль, а может быть, даже и больше. Сейчас они пролетали над лесами, держа курс на северо-запад, где находилась цель их путешествия. Старый маг решил занять себя приятными расчетами того, сколько бы миль им пришлось пройти, стирая ноги, если бы не этот фантастический полет. Он подсчитал, хотя и очень приблизительно, что их птицы-скакуны покрывают семьдесят миль каждый час. Это казалось совершенно невероятным! Но его не отпускало странное чувство, что по какой-то неведомой причине им вот-вот придется остановиться. Но зачем? Гридоны могут еще лететь многие часы, не нуждаясь в отдыхе. Волнующая новизна ощущения полета добавляла адреналина в кровь, а шумящий в ушах ветер и холодный воздух заставляли чувствовать себя бодрым и свежим. В самом деле, почему бы не лететь еще пару часов, пока они не найдут хорошее место для остановки?

Маг решил продолжить эту дискуссию с Ганелоном, который тоже в свое время изучал карты. Но мощные потоки ветра относили слова в сторону, а гулкие взмахи крыльев заглушали все остальные звуки. Тогда Зелобион снова удобно откинулся в мягком седле и попытался поотчетливее осознать источник своего смутного беспокойства.

18
{"b":"13392","o":1}