ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь он понял, почему седло сзади было обито подушками, почти как кресло. Удары встречного ветра безжалостно толкали седока назад. Если бы у седла не было спинки, ему пришлось бы все время сопротивляться ветру, наклоняясь вперед, при этом мускулы бедер и живота испытывали бы нестерпимое, изнуряющее напряжение. Даже при таком, казалось бы, комфорте ремни безопасности уже начали натирать тело и немилосердно раздражали мага. Может быть, ему стоит все же еще раз попытаться привлечь внимание Ганелона и с помощью импровизированного языка жестов совместно решить, когда они остановятся на ночлег…

Но, случайно бросив взгляд вниз, маг внезапно похолодел. Теперь он вспомнил! О Великий Галендил, как же он мог забыть об этом?

Под ними простиралась безграничная Зыбкая земля…

Ужас охватил Зелобиона до самых кончиков пальцев. На лбу выступил холодный пот. Маг попытался справиться с потоком страха и задушить нарастающую панику. Они не могут приземлиться здесь, даже если захотят!

В следующий момент старик услышал, что шум крыльев стал тише, и увидел, как Ганелон пришпорил своего скакуна, взмахивая поводьями, прикрепленными так, чтобы колоть чувствительную внутреннюю поверхность ноздрей гигантских ястребов. Вскоре Ганелон летел уже бок о бок с магом, смутно темнея в искрящемся свете Падающей Луны. Мягкий переливчатый свет ночного светила превращал его серебряную гриву в сияющий ореол белого огня. Ганелон поднял могучую руку, привлекая внимание своего спутника, и указал вниз, вопросительно пожимая плечами. Исполин вытянул руку вперед, как бы определяя огромное расстояние, и снова состроил вопросительную гримасу. Он пытался сказать, что они пролетели уже более ста миль и, возможно, им пора приземлиться на ночь.

Зелобион, гримасничая изо всех сил, стал энергично мотать головой. Он мотал головой настолько решительно, что его птица даже задергалась из стороны в сторону. Ганелон вновь пожал плечами и развел руками: «Почему нет?»

— Зыбкая земля! — закричал Зелобион во всю мощь своих легких, но гигант его все равно не расслышал.

Зелобион сорвал голос, пока смог объяснить. Лицо Ганелона застыло, когда он понял, о чем идет речь, и наконец-то кивнул в знак согласия. Потом он передал сообщение Арзиле, и путники снова помчались сквозь ночь, хотя и не так быстро, как раньше. Ганелону пришлось с помощью пантомимы показать, как управляться с поводьями, чтобы заставить птицу лететь медленнее. Потребовались некоторые усилия, пока Зелобион уловил смысл. Причем его первая попытка чуть не окончилась катастрофой: ястреб сначала замер в воздухе как вкопанный, а потом кругами пошел вниз. Очевидно, маг слишком сильно натянул поводья, и градон решил, что его седок хочет приземлиться. Зелобион тут же представил, к чему это приведет, и его глаза округлились от ужаса. К счастью, ему удалось вернуть птицу на прежний курс и продолжить полет, хотя и с меньшей скоростью.

Самым важным для градонов сейчас было экономить каждое усилие. В сущности, это был вопрос жизни и смерти. Пока они продолжали полет, Зелобион, яростно жуя кончики усов, пытался припомнить Вокабулу, которая могла бы спасти их, если… Галендил, избавь!.. — градоны ослабеют прежде, чем путешественники успеют пересечь Зыбкую землю, и решат отправиться на насест. От этой мысли старый маг вздрогнул…

Зыбкая земля была самым уникальным местом на всей Гондване. Этот новый геологический феномен возник всего несколько столетий назад, уже во времена Зелобиона. Внезапно, по каким-то необъяснимым причинам, законы природы в этом совершенно обыкновенном месте изменились. Твердая земля с холмами, полями и равнинами стала мягкой, как грязь. И этот феномен продолжал распространяться в глубь планеты, причем, насколько далеко дело зашло, никто не мог толком представить. Чья бы неосторожная нога ни ступила здесь: животного, птицы или человека, это означало для них смерть. Земля, казавшаяся совершенно твердой, выглядевшая так безвредно и невинно, на самом деле была смертоносной ловушкой. Под ногами находилось целое море предательского зыбучего песка. Один шаг, и тебя начинает безжалостно, дюйм за дюймом засасывать в бездонную трясину, которая и есть Зыбкая земля. И если градоны устанут, путешественников ожидает отвратительная смерть…

Регион этой студенистой неустойчивой земли растянулся на сотни квадратных миль. На самом деле никто не был в точности уверен в ее существовании по той простой причине, что после того, как возник этот неприятный феномен, путешественники объезжали эти места, делал на всякий случай огромный крюк в сотни миль, чтобы быть уверенными в своей безопасности. Существует легенда о том, что это ужасное явление распространяется, медленно, но неумолимо. Вероятно, не более чем по миле в год. Но до сих пор год за годом Зыбкая земля все продолжает расти, словно какая-то беспощадная язва. Со временем, спустя века, она поглотит всю Гондвану. Впрочем, возможно, ее распространение вдруг остановится само по себе.

Вообще в эти страшные Последние века мира стали возникать новые ужасные формы жизни, загадочные и непонятные. Некоторые полагали, что Зыбкая земля была живой. Что она подобна гигантской опухоли, разъедающей сердце последнего континента планеты. Но правды не знал никто.

И пролетая сейчас над огромным районом смертоносных зыбучих песков, Зелобион грыз усы и яростно осыпал себя упреками. Ну почему, во имя десяти тысяч богов и дьяволов, он так беззаботно, так нерадиво просматривал карты этих мест!

Самым неприятным было то, что смертоносные земли внизу выглядели так невинно, так естественно. И как назло Зелобион забыл точную протяженность гибельных мест. Полный страха и угрызений совести, он начал рассматривать загадочную местность с безопасной высоты. На вершинах мягких холмов росли деревья, долины были покрыты ковром колышущейся травы. Все казалось таким спокойным и безобидным в сверкающем свете Падающей Луны… И невозможно было понять, летят ли они все еще над Зыбкой Землей или давно уже в безопасности и под ними находится твердая поверхность.

Такого ужаса он себе никогда и представить не мог…

Была уже глубокая ночь. Один Галендил ведал, как долго продолжался их полет. Градоны все так же мощно взмахи вали крыльями, но теперь они делали это в гораздо более медленном ритме. Птицы явно начали уставать. Они теряли высоту, а это было опасно! Зелобион резко натянул поводья, и его градон с резким гневным криком, взмахнув усталыми крыльями, немного поднялся вверх. Маг закричал Ганелону и Арзиле, чтобы они сделали то же самое, и их скакуны повиновались седокам с такой же медлительностью. Зелобион почувствовал дурноту: птицы явно устали, а это грозит бедой.

Путешественники продолжали лететь, но головы градонов поникли, и они вяло реагировали на рывки поводьев. Их глаза подернулись пленкой, и пена капала из открытых клювов несчастных созданий, когда они втягивали холодный воздух.

Зелобион почувствовал боль разочарования. Здесь не существовало никакой другой возможности передвижения. А как ты можешь удержать трижды проклятых птиц в воздухе, если они хотят приземлиться? Он попробовал ударить пятка ми по ребрам градона, но знал, что через жесткие перья птица этого даже не почувствует.

Маг и сам начал уставать, глаза закрывались. Он видел, что и Арзила покачивается в седле от изнеможения. Только Ганелон был все еще силен и бодр. Стариком начала овладевать незаметно подкравшаяся коварная сонливость, противостоять которой было очень трудно. Пока он еще мог сопротивляться, но надолго ли его хватит? Сколько еще можно не спать? Какое расстояние они уже пролетели? Пятьсот миль? Семьсот? Сколько часов прошло с того момента, как начался этот нескончаемый полет, похожий на ночной кошмар? Зелобион тщетно пытался определить, который час. Но не смог. Несомненно было только одно: скоро должно начать светать…

При дневном свете они хотя бы смогут проверить землю, привязав к веревке ятаган Ганелона, бросить его вниз и посмотреть, начнет ли его засасывать эта мерзкая желеобразная трясина или он стукнется о твердую поверхность…

19
{"b":"13392","o":1}