ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С помощью зеркала, закрепленного на запястье, Фэй послал сигнал своим людям, расположившимся внизу. Делая это, он улыбался улыбкой воина, растягивая запекшиеся губы в безрадостном оскале. Пусть он не сможет сам убить этого человека, но он увидит его мертвым…

Семнадцать воинов бесшумно поднялись на ноги, разминая затекшие конечности, проверяя оружие. Маг Карчоя вооружил их отлично: «веревками, летающими кинжалами из отравленного стекла и электрическими копьями. Ожидая приближения врага, они смеялись и отпускали шепотом грубые шутки, сопровождая их непристойными жестами, демонстрирующими всему свету, как позабавятся они над своей жертвой, когда та окажется у них в руках.

Они, разумеется, не ожидали никаких неприятностей. Во всяком случае, не от человека, проскакавшего тысячу миль по бесплодной Серой пустыне от самого Йан Кора. Все будет быстро, легко и просто, ухмылялись они.

И вот все началось. Но началось почему-то совсем не так, как они рассчитывали…

Ганелон Среброкудрый — обнаженный бронзовый гигант верхом на белоснежном скакуне-орнифе — появился в проходе между Столпами-близнецами Каменного лика, отмечавшего границу владений Зелобиона. В точности как предсказывал маг. Но от одного взгляда на всадника кровь застыла в жилах у поджидавших его. Появившийся человек оказался выше любого из смертных, какого они когда-либо видели. Его обнаженное тело переполняли мощь и энергия. Широкая, как у льва, грудная клетка казалась образцом для античного скульптора. Могучие мышцы перекатывались под кожей широких плеч и огромных рук подобно стальным канатам. Напоминающий перевернутую пирамиду торс переходил в тонкую талию и узкие бедра. Жизненная энергия исходила от этого человека мощным потоком, создавая вокруг него почти осязаемую ауру силы.

При нем был огромный ятаган, прикрепленный металлическими кольцами к кожаным ремням, крест-накрест обвивавшим могучую грудь. Этот ятаган вместе с коротким килтом из малиновой шерсти и тяжелыми ботинками, подбитыми гибкой сталью, составлял весь его гардероб. Могучий всадник возник из полумрака подобно некоему варварскому божеству, И неуязвимые воины почувствовали, как мужество покидает их.

Но сильнее всего их зачарованные взгляды притягивало Лицо Галелона. Безбородое, с квадратной челюстью, оно напоминало жестокую бесстрастную бронзовую маску. Глаза, полные темной ярости, сверкали магнетическим блеском под черными бровями, являя странный контраст с невероятной гривой тяжелого сверкающего серебра, льющегося ему на плечи. Из-за этой великолепной гривы он и получил свое прозвище.

Обычно мы называем» серебряными волосы старого человека, но это всего лишь поэтическое преувеличение. Здесь было нечто иное: с головы исполина спадала настоящая грива сверкающих вьющихся металлических нитей, которые искрились и вспыхивали холодным огнем, особенно когда багряные лучи заходящего солнца касались их.

На лбу у гиганта красовался знак в виде серебряного Феникса, восстающего из пламени. Даже здесь, далеко на юге, в землях знаменитого Каменного лика, люди слышали об этом талисмане Богов Времен.

Но воины слишком долго готовились к этой встрече и потому начали молниеносную атаку сразу же, лишь только Ганелон появился между Столпами. Однако исполин действовал еще быстрее. Когда электрические копья вонзились в пустоту над седлом, Ганелон уже был на земле, среди них. Среброкудрый человек-гигант возник перед ними как призрачная тень, и его сжатые кулаки заметались как молнии, нанося ощутимые удары. Затянутые в перчатки из толстой кожи, его руки походили на летающие кувалды. С каждым тяжелым ударом в челюсть трещали зубы, с хрустом превращаясь во рту в окровавленные руины. Фарфоровые маски с дьявольскими ухмылками слетали, и стенающие существа с окровавленными лицами, бывшие еще недавно ухмыляющимися солдатами, отступали, ощупывая окровавленные остатки того, что всего лишь мгновение назад называлось лицом.

Рыча и фыркая, как бешеные коты, они образовали круг с бронзовым гигантом в центре и направили на него свои включенные копья. Мощные вспышки голубого электрического огня вырвались с шипением из стеклянных наконечников. Обжигающий укол проникал сквозь тело, вызывал нестерпимую агонию перегруженных нервных окончаний. Даже мимолетное прикосновение такого луча могло заставить человека упасть и корчиться в судорогах, ничего не видя вокруг от боли.

Но исполин вновь нанес удар быстрее, чем нападавшие успели сообразить. Длинная рука метнулась и с невиданной силой вырвала копье у одного из солдат. Гигант завладел оружием, и в следующий момент, пока разоруженный солдат с изумлением смотрел на свою пустую руку, копье глубоко вонзилось ему в живот, войдя точно в узкий промежуток между стеклянными кольцами кольчуги.

Удар… Атака отбита… Снова удар. Один из солдат пронзительно закричал, почувствовав, как его липкие кишки вываливаются через глубокую, нанесенную мощной рукой гиганта рану в животе. Другой солдат завыл, словно волк на луну, когда шипящий горячий наконечник копья прошел, как сквозь масло, сквозь мускулы его плеча, совершенно парализовав руку от запястья до шеи. Третий солдат отступал, прикрывая темную дымящуюся дыру в том месте, где раньше был глаз.

Через минуту после начала схватки десять солдат еще стояли на ногах.

Ганелон отпрянул к покрытой выступами стене, на которой был вырезан из живого камня Великий лик. Этот лик вырезали два миллиона лет назад, во время правления династии Птелианов, когда Фанатики Темной Загадки сражались против Красного Обелиска в Век Священной войны.

Гигант быстро вскарабкался на несколько ярдов вверх по грубой каменной стене и встал на уступе. Тут его внимание привлек валун из выщербленного черного гнейса. Валун был огромен как бочка и весил как два мертвых человека. Но гигант обхватил его могучими руками и извлек из каменного гнезда с поразительной легкостью.

Десять солдат, устремившихся на штурм уступа, отпрянули назад, когда он поднял валун и метнул в них. Камень пролетел по воздуху со свистом, словно был пущен из катапульты, врезался в нападавших, раздробив одному человеку позвоночник, другому — голову, третьему — ногу.

Затем, до того как оставшиеся целыми солдаты успели собраться и перегруппироваться, исполин легко спрыгнул к ним подобно охотнику-тигру из древних мифов, схватил двоих солдат и стукнул их друг об друга так, словно это были соломенные пугала. И затем руки гиганта, то сжатые в кулаки, то готовые схватить кого-нибудь, вновь замелькали в воздухе темными бронзовыми пятнами, сея вокруг кровавый ужас. У одного солдата рука просто вылетела из плеча, как гнилая веревка, другому шлепок раздробил височную кость, словно яичную скорлупу. Еще один человек упал на песок, захлебываясь кровью, — его горло было раздроблено ребром ладони гиганта.

Увидев, что один солдат, получив в ноги укол шипящего копья упал на колени, гигант в ту же Секунду очутился рядом. Его руки с невероятной силой, словно стальные тиски, немилосердно сжали щиколотки несчастного, и солдат пронзительно заорал, когда им начали вертеть в воздухе, как дубиной из живой плоти. От ударов этой дубиной остальные солдаты разлетелись в разные стороны.

Один из нападавших, отбросив в сторону разбитое электрокопье, как раз доставал из ножен летающий кинжал, когда падающее сверху тело врезалось в него, заставив упасть лицом в сухой песок. В следующий момент, ругаясь, солдат начал подниматься, встал на колени — и тут… побледнел как мел. Отравленный стеклянный клинок вонзился ему в бедро, и ему казалось, что он буквально видит, как пурпурный яд разносится по артериям. Нога тотчас омертвела от бедра до кончиков пальцев. Обезумевший воин тихо сидел, облизывая губы, до того самого момента, пока смерть окончательно не свалила его.

С начала схватки прошло всего несколько минут. Гигант наклонился и насухо вытер влажные от крови руки об песок. Затем выпрямился, оглядывая сцену невероятного побоища. Повсюду лежали люди, искалеченные, раненые, стонущие или мертвые. Легкий ночной бриз из залива Золотого дракона гнал ручейки песка, засыпая свежие капли горячей крови.

2
{"b":"13392","o":1}