ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зелобион уже засыпал, когда громовой крик раздался почти возле самого его уха. Маг выпрямился и ужаснулся, обнаружив, что почти вывалился из седла и лежит, перегнувшись через него. При этом в его мозгу вертелась дюжина сводящих с ума неразрешимых вопросов. Старик огляделся и понял причину этого волнения: бдительный и неусыпный Ганелон, собравший все силы, летел позади него и подгонял его падающего градона ударами ятагана…

Время ползет невероятно медленно, а они все летят и летят. Сначала им приходилось дергать поводья, чтобы взбодрить изможденных ястребов, примерно каждые полчаса. Затем это стало необходимо делать каждые десять минут. А скоро, совсем скоро, пришлось делать это постоянно, пытаясь принудить птиц поднять головы и оставаться в воздухе. Ястребы ужасающе кричали. Пена стекала из клювов, которые с трудом ловили воздух. Пена, смешанная с алой кровью. Зелобион всегда очень любил животных. У него дома во дворце находился знаменитый зверинец, населенный всевозможными причудливыми формами жизни с самых отдаленных уголков Гондваны. Там жили лунные мотыльки с десятифутовым размахом крыльев; андросфинксы; огромный бордовый су с человеческим лицом и тройными рядами острых зубов; гигантская ремора, которую держали в специальном помещении, поскольку она была способна одним прикосновением превратить воду в цельный кусок льда. Были там и деревья-каннибалы из джунглей Гхаша, и цветы-вампиры, и фантастические сенмарвы — орлы с собачьими головами; и знаменитые говорящие голубые апесаы Парза, и многие другие необычные твари. Маг так любил животных, что необходимость причинять градонам мучения, заставляя их лететь на пределе сил и выносливости, буквально разрывала старику сердце.

Но сейчас поступить иначе было нельзя. Слишком важна цель их путешествия для всей планеты, чтобы он мог позволить себе проявить сострадание… Но едва только Зелобион начал раздумывать над тем, как долго они смогут еще держать измотанных ястребов в воздухе, как тут же получил на это ответ. Гридон, на котором летела девушка-воин, вдруг замер в воздухе, а потом начал стремительно и тяжело падать!

По логике вещей, первым должен был бы устать гридон Ганелона, поскольку гигант был самым тяжелым из них. Но исполин летел на самом мощном и сильном из скакунов, и тот еще мог бороться с усталостью. Арзила же была крупной девушкой, значительно тяжелее старого мага, хотя и не такая массивная, как Ганелон. Ее скакун не мог больше лететь. Его доблестное сердце остановилось. Он умер в воздухе и теперь камнем падал вниз…

Ганелон изо всех сил натянул поводья, пытаясь изменить направление полета и успеть сдернуть девушку со спины мертвого градона — безнадежная попытка, но это единственное, что он мог сделать.

Ястреб падал. Арзила оставалась в седле, удерживаемая ремнями, крепко стягивавшими ее бедра. Ветер трепал каштановые волосы и больно резал глаза, девушка судорожно освободилась от ремней, затем вскарабкалась на высокий выступ седла. Птица Ганелона кружила прямо над ней, быстро снижаясь. Развевающиеся волосы гиганта сверкали в лунном свете, он что-то кричал ей, но ветер уносил его слова прочь, и Арзила никак не могла их расслышать.

Через несколько секунд мертвый скакун достигнет поверхности земли. Если они все еще над Зыбкой землей, девушку поглотит ужасная трясина, в которой ее ждет долгая мучительная смерть. Если же они пересекли границы этого гибельного места и снова находятся над нормальной землей, девушка неизбежно разобьется, упав с такой высоты. В любом случае ее смерть неминуема…

И Арзила, собравшись в последней решимости, подпрыгнула в воздух, изо всех сил оттолкнувшись длинными ногами, чтобы поймать мощную руку Ганелона, которую тот ей протягивал. Ее руки вскинулись, скользнули по его ладони и не успели схватить ее…

Глава 11

ПИРАТЫ ПРЕРИЙ

Ветер уже засвистел в ушах девушки, когда она начала вновь падать. Но ее вытянутые руки успели поймать острый коготь градона. Она уцепилась за ногу птицы.

Плавно покачиваясь, девушка висела в воздухе, держась лишь за самый кончик лапы птицы на высоте тридцати фунтов над расстилавшейся под ними прерией, поросшей мягкой травой. Мертвый ястреб, похожий в лунном свете на черную тень, падал вниз, удаляясь от Арзилы. Она наблюдала за его приближением к земле, пока не раздался явственно различимый звук ломающихся при ударе о землю костей!

Девушку захлестнуло чувство облегчения. Наконец-то они пересекли Зыбкую землю и достигли безопасных мест! Ганелон и старый маг тоже все видели и слышали. Они радостно смеялись и кричали Арзиле ободряющие слова. Теперь двум оставшимся гридонам разрешено было плавно приземлиться.

В нескольких ярдах от поверхности мягкого поля Ганелон задержал своего градона в воздухе, чтобы дать возможность вначале спрыгнуть на землю продолжавшей держаться за его лапу Арзиле. И вот в следующее мгновение все трое путников наконец оказались на спасительной земле.

Они оказались совершенно истощенными физически и морально бесконечным напряжением сил и долгой борьбой во время сурового ночного испытания. И тем не менее первым делом изможденные путешественники отстегнули притороченные Арзилой к седлам сумки с водой и напоили полумертвых градонов. Еды для птиц у них с собой не оказалось.

Бледный отблеск появился в ночном небе на востоке. Скоро займется заря. Пролетев всю ночь и половину предыдущего дня, все были измучены, голодны и разбиты. Четырнадцать часов пребывания в седле — дело не шуточное. Правда, они пролетели сотни миль и теперь находились в безопасности. Все трое уснули мгновенно глубоким сном, даже не съев ничего. Таким сном обычно спят уставшие до предела люди.

Градоны перенесли их через Зыбкую землю в места, которые называются Великими Равнинами Влада. В течение целых эпох, в результате возникновения некоторых новых, загадочных геологических феноменов эти земли постепенно превратились в ровные, широкие, просторные прерии, растянувшиеся на огромные расстояния на север, запад и восток. Великие Равнины Влада занимали на поверхности Гондваны примерно столько же места, сколько занимал когда-то древний континент под названием Северная Америка.

Ветры, носясь по этим бескрайним просторам, набирали силу, крепчали и превращались в жуткие ураганы невероятной мощи. На тысячи миль вокруг не было гор, способных противостоять им. Тут были лишь маленькие гряды холмов, и ветры дули в одних и тех же направлениях с постоянством океанских течений. Это явление природы научились с большой выгодой для себя использовать банды кочевников. И вот этим утром они приблизились к трем спящим путешественникам.

Солнце взошло над горизонтом, озарив все вокруг светом. Но солнечные лучи не тревожили измученных путников, укрытых высокой густой травой. В отдалении появился ряды каких-то движущихся точек, два, три, четыре темных пятнышка двигалось по прерии в сторону спящих путешественников. Сейчас кочевники находились примерно в полумиле от изможденных беглецов. Когда четыре объекта приблизились, стало видно, что они выше деревьев и крупнее домов. Невероятно, невозможно, но это были… корабли!

Более того, корабли подобного типа и конструкции никогда не встречались на море ни в каких широтах. Они походили на галеры — длинные, низкие, быстрые и легкие, без массивного полубака и кормы. На них не было гребцов и рядов скамеек, как на караке или каравелле, и борта у них были выше, чем у большинства галер. Оснасткой же эти странные корабли-бандиты значительно отличались от своих морских собратий. Они несли гораздо больше парусов, и висящие брасы и фалы можно было свободно поворачивать на специальных подвесах с помощью канатов и веревок. Все это предназначалось для того, чтобы, путешествуя по прерии, судном можно было управлять без руля.

Сухопутные галеры были построены из удивительно легких, но крепких деревьев семейства бомбакассо. По весу и прочности на разрыв дерево бомбакассо напоминало слоистое дерево бальза, только гораздо более твердое, волокнистое и упругое.

20
{"b":"13392","o":1}