ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На бескрайних равнинах, покрытых мягкой травой, деревья не росли. Но тут и там, на большом расстоянии друг от друга, раскинулись возвышающиеся над ровной поверхностью прерий плато. На этих плато и росли в огромном количестве деревья бомбакассо, из которых строили злополучные корабли.

По обеим сторонам корпуса такого сухопутного корабля крепилось огромное колесо, полое внутри. Вместо спиц в колесах использовались легкие плетеные растяжки, для того чтобы широкие, в несколько ярдов, ободы колеса легче скользили по короткой траве, их покрывали стекловидной пористой массой, сделанной из смолы бомбакассо. Колеса крепились на ось, проходившую через киль корабля, в результате чего сухопутный скиталец как бы висел между ними на оси, едва касаясь днищем мягкой травы. Нигде на свете не было больше таких поразительных кораблей. А здесь, на равнинах Влада, мощные ветры с легкостью носили эти удивительные сухопутные суда.

Всю долгую ночь отряд пиратов под предводительством капитана Кива Бродяги мчался по бескрайним залитым лунным светом полям шелестящей травы. Возглавлявший строй кораблей флагман Кива именовался еще и «Беспризорником». Остальные четыре судна двигались за ним клином, словно летящие дикие гуси.

В этой части прерий обычно бывало мало путешественников, и за много дней пути порой не встречалось никого. По этому возглас удивления, донесшийся с топ-мачты дозорного корабля, заставил полусонного Кива выругаться и сползти с койки. Стараясь не обращать внимания на головную боль и туман перед глазами, печальные последствия последней попойки, он кое-как неловкими пальцами натянул узкие бриджи и плотно облегающую рубашку с развевающимися рукавами на свое сильное загорелое тело, схватил абордажную саблю, с богато украшенной перевязью, и с грохотом полез по сходням на палубу. По правде говоря, капитан был изрядно перепуган: неужели кто-то проговорился о его экспедиции против Сваборги? Вдруг эта информация дошла до ушей императора? Неужели самонадеянность убаюкала его и он совсем потерял бдительность?

На востоке занималась заря, разливая по небу тихий свет. Кив вышел на палубу, протер заспанные глаза и принялся внимательно изучать окружающую местность. Никаких неизвестных кораблей, окруживших его отряд, никаких штандартов с изображением Льва, реющих в предрассветном сумраке, не наблюдалось. Совершенно свободная равнина расстилалась перед ним. Тогда из-за чего же вдруг эта чертова тревога?!

Тут с вант снова прозвучал крик. Кин запрокинул голову и заорал:

— Вы что там совсем отупели? Я ничего не вижу!

Откуда-то сверху из полумрака донесся хриплый ответ:

— Две точки прямо по курсу, капитан. Не могу их рассмотреть в этом проклятом свете…

Кин подошел к поручням и уставился вдаль острыми серыми глазами, а потом от изумления даже разинул рот.

— Гридоны! Девять адов Йаковара!

В следующее мгновение капитан повернулся и заревел через сложенные рупором ладони:

— Рулевой! Две точки прямо по курсу, так держать. Все по местам! Стрелки с оружием — на бак! Команде — готовить паруса! Черт, да они удирают!

Среди пустых бескрайних полей темной травы неясные очертания перепуганных взлетающих птиц казались фантастически огромными. Зоркие глаза пирата сумели также различить рядом с птицами три или четыре спящие, а может быть и мертвые, фигуры, завернутые в дорожные плащи. Скользя бесшумно, как облака по небу, пиратские корабли приблизились к путешественникам и взяли в кольцо.

Гридоны подняли тревогу. Когда пиратский флот приблизился, они пронзительно закричали и взмыли в небо. Ганелон и Зелобион тотчас вскочили на ноги, стряхивая с себя остатки сна и ругаясь. Накануне ночью никому из них не пришло в голову привязать ястребов. И вот теперь те кружи ли в воздухе, выбирая курс на восток!

А спустя мгновение обескураженные путешественники заметили и странные сухопутные корабли. Все трое застыли от изумления и испуга, когда огромные галеры начали медленно приближаться к ним.

У палубных ограждений столпились темные фигуры. Арзила потянулась за своим мечом, но Зелобион решительно остановил ее. Надо подождать и посмотреть, чего эти люди хотят, прежде чем решить — сражаться или убегать.

Кин сам сошел с корабля, чтобы рассмотреть неизвестно откуда взявшихся путников. Ганелон тем временем пристально изучал предводителя пиратов — невысокого, сильного, широкоплечего мужчину с яркой золотисто-рыжей бородой и серыми глазами, холодно сверкающими из-под кустистых рыжих бровей. Кожа на его лице, опаленном солнцем Великих Равнин, напоминала потертое седло. В ушах весело поблескивали золотые кольца. Из-под алой повязки на голове выбивались вьющиеся ярко-рыжие локоны. Из-за великолепного пояса, скрученного из алого и желтого шелка, торчали кинжалы, рукоятки которых искрились драгоценными камнями. Через плечо капитана шла богато украшенная драгоценностями перевязь, на которой висела длинная абордажная сабля. Его белая рубашка с очень широкими рукавами, будучи расстегнутой до пупка, открывала на всеобщее обозрение мускулистую грудь, густо поросшую золотистыми волосами. С ног до головы он смотрелся истинным пиратом.

Кин внимательно оглядел странную троицу. Таких путников он прежде никогда не видел: странный старик в рваных одеждах с бородой из зеленых водорослей, девушка-амазонка в металлическом нагруднике и юбочке из кожаных полос и возвышающийся подобно башне гигант с невероятной серебряной гривой, молчаливо держащий в могучих руках огромный ятаган. Кин был озадачен.

— Хорошо. Они явно не люди Льва, в этом я уверен, — процедил он своему штурману Ярило, высокому человеку с темным худым лицом, испещренным множеством рубцов и огромным глубоким шрамом, пересекавшим левый глаз.

— Да, капитан. Ты хочешь, чтобы мы их сразу отпустили? Не стоит этого делать, а то они смогут потом рассказать, что мы здесь были; и показать, куда мы отправились потом, — мрачно пробормотал Ярило в ответ.

— Хм… м… да, но здесь какая-то непонятная история, какая-то загадка, — задумчиво пробормотал Кин. Единственный сверкающий глаз Ярило тем временем оценивающе рассматривал высокую девушку.

— Какая крепкая девушка, — одобрительно заметил он. — Просто лакомый кусочек.

— Может быть, — рассеянно подтвердил Кин. Он пылал страстью к Русалкии, поэтому других женщин не замечал. Но вот капитан принял решение:

— Мы возьмем их на борт и продолжим наш путь навстречу отряду Задко, — объявил он. — Мы можем порасспросить обо всем их на досуге. Мне нравится, как выглядит этот гигант. Может быть, нам удастся убедить его присоединиться к нашему братству, тогда у нас будет одной могучей рукой больше!

Ганелон стоял в некотором отдалении от кораблей, невозмутимо ожидая, начнется сражение или нет. Арзила прислонилась к его плечу, все больше свирепея от наглого взгляда Ярило.

— У тебя есть какая-нибудь Вокабула для подобного случая, маг? — тихонько спросил гигант у Зелобиона.

Старый маг дотронулся рукой до его мощного плеча.

— У них на борту должно быть несколько сотен вооруженных людей, — прошептал он. — Мы не можем сражаться с ними. Надо тянуть время. Посмотрим, как все обернется…

— И сдаться им в плен без боя? — возмущенно спросила Арзила.

Зелобион покачал головой.

— Послушай меня, девушка! Гридоны улетели, и мы застряли здесь без какого-либо средства передвижения. Я слышал об этих землях — Великие Равнины Влада простираются на десять тысяч миль во все стороны. Перед тем как заметить нас, эти удивительные корабли двигались прямо на запад. Почему бы не позволить им взять нас с собой, если это избавит нас от пешего путешествия? Они двигаются в сторону Вандалекса, мы тоже. В противном случае… Я всегда смогу использовать Вокабулу, если это будет необходимо!

Вскоре паруса кораблей поймали ветер и вновь тронулись в путь по просторам Влада, везя трех пленников на борту

Десять дней мчались через Великие Равнины гонимые ветром корабли. Наконец в отдалении показалось каменистое плато, возвышающееся среди плоских земель, словно остров в Океане. Острые вершины его холмов густо поросли лесом. А у подножия «острова укрываясь под отвесной стеной от ветра, стоял на якоре второй отряд, собравшийся влиться в братство пиратов прерий. После долгого совещания в капитанской каюте между рыжебородым Кином и предводителем второго отряда Зуко, худым смуглым человеком с неприятной улыбкой, оба бродяжьих клана объединились и снова двинулись на запад,

21
{"b":"13392","o":1}