ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пленников не стали заковывать в кандалы. Дело в том, что команда на сухопутных кораблях обычно была немногочисленной, поскольку каждая лишняя унция веса могла сказаться на скорости движения гонимых ветром парусников. Поэтому лишние руки всегда могли пригодится. Арзила помогала на камбузе, Зелобион работал вместе с тощим старым корабельным плотником, цепкие руки которого напоминали клешни краба. А необыкновенная сила Ганелона очень пригодилась корабельной команде, все время работающей со спутанной массой веревок, управляющих парусами.

Только ночью наши путешественники смогли обмениваться парой фраз. Зелобиону удалось втянуть грубоватого плотника в разговор, из которого он почерпнул много любопытного. И сейчас, стоя после ужина на палубе, старик кратко обрисовал Ганелону ситуацию.

— Старый Илва рассказал мне, что капитан Кин руководит экспедицией против Сваборги, — тихо начал он. — Это то же один из» островов» посреди прерий, похожий на тот, возле которого мы встретились с Зуко. Но Сваборга — остров обитаемый, это город, которым правит принцесса Русалкия…

Дальше Зелобион поведал шепотом, что год назад Кин увидел принцессу Русалкию на Койод-Виатагоре, Великом Совете, собирающемся каждые десять лет в «островном» городе Полтава Великая, на севере прерий. В Полтаве находится резиденция Императора Вездаболга Льва, номинального правителя Великого и Малого Влада и Всех Равнин. Кива потрясла красота принцессы, и он безумно влюбился. Русалкия слыла самой прекрасной женщиной во всей Владе, барды величали ее «Роза Сваборги». Но Великий Совет проходил непосредственно под руководством Богов, поэтому Кин не осмелился посвататься к девушке прямо тут же. — Затем Зелобион добавил, хихикая:

— При этом его взгляд на ухаживание довольно прост, он считает, что лучше всего покорить предмет своей страсти с помощью вооруженного нападения.

После того как Совет завершился, Кин послал своего эмиссара в крепость Русалки — Сваборгу, с предложением руки и сердца. Но надменная принцесса с пренебрежением отвергла жениха-пирата. Однако такой могущественный и опасный капитан, как Кин Бродяга, будет последним человеком на земле, если безнаказанно проглотит подобный оскорбительный отказ. Это ему решать, когда и где позволительно Розе выпускать свои шипы.

Но Кин был всего лишь одним из капитанов Домвого — вольного портового города пиратов прерий. Возглавляемая им банда мошенников и головорезов в основном занималась грабежом. Поэтому прошло некоторое время, прежде чем Кин смог собрать силы, необходимые для осады великолепно укрепленной крепости Сваборги.

Он специально выбрал время, когда в городе Русалкии находился огромный флот, везущий дань из драгоценностей и золотых блюд ко двору Императора Вездаболга. Каждые пять лет этот флот собирал дань по городам Влада. И только соблазн сорвать такой большой куш мог заставить его людей пойти на приступ мощных бастионов Розы Сваборга.

Сейчас они направляются именно туда. Так что Ганелон, Зелобион и Арзила оказались втянутыми в частную войну и рисковали оказаться в центре жестокой битвы.

И без того темное лицо Ганелона от этих известий потемнело еще больше. Если бы знать все это раньше, он отверг бы совет Зелобиона и попытался удрать от пиратов. Теперь уже слишком поздно. К утру они будут в «гавани Сваборги», с которой и начнется осада крепости Русалкии!

Глава 12

СВАТОВСТВО КИВА БРОДЯГИ

Кин спланировал и подготовил кампанию очень тщательно. В последние темные часы перед рассветом его флот, разделившись на четыре группы, бесшумно подойдет к Сваборге с разных сторон.

Падающая Луна уже час назад ушла за горизонт. Равнины Влада объяла тьма, и лишь где-то в отдалении на небе мелькали легкие предрассветные блики. Корабли Кива тихонько подползли к огромному «острову». Под покровом темноты, как рассчитывал Кин, пиратский флот может подойти незамеченным к самым стенам крепости и укрыться в их тени.

Сваборга высилась перед ними темной громадой. Абсолютно отвесные стены из грубого камня, мощные бастионы и приземистые пятиугольные башни города казались абсолютно неприступными. Построенные из камня изогнутые причалы выдавались в прерии, словно раскрытые в объятьях руки, прикрывая просторную гавань. Высокие стены причалов защищали корабли от постоянных ветров, преграждая им путь; под их прикрытием сейчас и расположился флот, нагруженный данью.

Прямо перед флагманским кораблем Кива высилась на фоне бледного неба темная мощная башня. Капитан пиратов уставился в ее освещенные светом факелов окна с таким томлением в глазах, с каким иные смотрят на сияющие ворота Рая. Где-то там, в тиши замка, сладко спит вожделенная Роза Сваборги… И если Боги Влада будут к нему милосердны, скоро она окажется в его объятьях!

— Тс-с… все готово, капитан! — прошептал кто-то в темноте. Это был Ярило, штурман «Беспризорника — темнолицый худой корсар, увешанный оружием с ног до головы. Многочисленные клинки сверкали на его бедрах и груди, когда на них падали отсветы далеких зарниц.

Стрелки» Властова»и «Ройскияра» начнут осаду. «Беспризорник» будет стоять в некотором отдалении, пока одетые в темные плащи стрелки не очистят причалы от стражи.

Потом стрелки проберутся в гавань и захватят мирно спящую флотилию с данью, один корабль за другим. После этого другие группы атакующих ударят по крепости с разных сторон, отвлекая внимание на себя. И только тогда Кин со своим отрядом вооруженных пиками корсаров попытается проникнуть внутрь замка и похитить принцессу.

Вот и сигнал! Пора, штурм начинается…

В напряженной тишине темные фигуры, еле слышно бор моча проклятия и обливаясь потом, двигались вперед на полусогнутых ногах. Бесшумные сигналы сменяли один другой. Налетчики, группа за группой, беззвучно растворялись в темноте, даже напрягая слух, не удалось бы уловить ничего, кроме спокойного дыхания ветра и резкого свиста стрел.

Но вдруг, совершенно неожиданно, все пошло не так, как предполагалось!

Темный корпус одной из галер с данью вдруг осветился пламенем чья-то неосторожная нога опрокинула урну с углями. Просмоленные доски мгновенно охватило огнем. С ближайших кораблей раздались хриплые крики проснувшихся матросов, которые ночевали на палубах, завернувшись в одеяла. Пробежав уже половину длинного причала, согнувшись чуть ли не вдвое под порывами яростного ветра, Кин замер и взмахом руки остановил своих людей, недоверчиво сверкая глазами. К ним навстречу по причалу мчалось со всех ног человек десять из гвардии Русалкии. Они неслись с ярко горящими факелами, в свете которых были отчетливо видны их чешуйчатые латы, забрала шлемов и холодная сталь широких мечей.

Кин отпрянул назад, отменно выругавшись. Очевидно, кто-то из нападавших допустил промах. Теперь их заметила бдительная стража на стенах города и подняла тревогу.

Капитан обернулся и оглядел гавань. Палубы кораблей были ярко освещены огнем, в воздухе раздавались проклятия сражавшихся. Даже на таком расстоянии он мог различить физиономию Ярило, его раскрытый в крике рот и один славный глаз, в котором сверкала дикая радость, когда высоченному штурману удавалось отразить удар противника и всадить свой кортик по самую рукоятку в тело одного из людей императора Вездаболга.

Резкий крик сзади заставил Кина повернуться и обомлеть! Это было невероятно, его красивый длинный корабль готовился на всех парусах выйти в открытые прерии.

— Во имя девяти алых чертей Йаковара, что происходит? — заорал Кин. На пустом корабле он оставил лишь минимальную охрану и двух бесполезных пленников — старика с зеленой бородой и высокую девушку, как же может, во имя всех демонов ветров могучего Влада, корабль без команды выходить в путь?!

— Назад! Назад! — вопил Кин, яростно жестикулируя. Вместе со своими людьми он несся по длинному каменному причалу обратно к гавани, но, когда они добежали до конца, «Беспризорник» встал к ним кормою, закончив разворот. И в ярких отсветах горящего позади него корабля Кин легко мог разглядеть хорошо освещенные палубы своего флагмана. Капитан видел натянутые канаты, управляющие парусами, которые, ловя попутный ветер, разворачивали огромную галеру, направляя ее в Поток Великого Борогова. Он хорошо видел направляющие, натянутые как струны огромной арфы, видел, как они поднимались и опускались, активизируя блоки оснастки, согласовывающей работу широких парусов.

22
{"b":"13392","o":1}