ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но он не видел на палубе ни единого человека! Словно уходящим вдаль кораблем управляли чьи-то невидимые руки!

Затем его внимание привлекли какие-то стоны. В высокой траве смутно виднелись фигуры лежащих людей. Когда один из них, пошатываясь, встал на ноги и повернул к свету смущенное лицо, Кин узнал в нем старого Илву, плотника с «Беспризорника», оставленного охранять пустой корабль. Вслед за ним начали подниматься и другие стражи. Кин сразу же узнал их — Каров, Йако, Болдогар.

Но его взгляд скользил по их бледным напряженным лицам, пытаясь разглядеть еще кого-то. Где высокий человек с серебряными волосами? Кину удалось завербовать молчаливого темнолицего гиганта в свою команду, и он следил за ним. Однако сейчас среди пиратов его не было. Гигант исчез!

Славгар закричал, ухватив Кина за руку:

— Я видел это, кэп! Высокий человек… Он был рядом со мной… Был! Потом он куда-то пропал… Растворился в воздухе прямо у меня на глазах! Привидение, вот кем он был!

Кин ударил Славгара по руке, рыча что-то про его «глупость», но в следующий момент его внимание переключилось на солдат Сваборги, пытавшихся отбить нападение пиратов. А потом капитан Кин был слишком занят, отражая кортиком сыпавшиеся на него с разных сторон удары мечей, чтобы оплакивать украденный руками призрака корабль или крушение своих планов похищения Розы Сваборги.

Одним словом, он оказался очень занят, сражаясь теперь уже просто за свою жизнь…

Здесь мы оставим Кина Бродягу, потому что заря уже занимается над миром. Ее золотые лучи заливают светом просторы Гондваны, и начинается новый день…

Поначалу состояние невидимости было восхитительно и необычно. Но вскоре Ганелон и его друзья обнаружили, что у этого состояния имеется ряд существенных недостатков. Зелобион почувствовал, как легко можно отдавить кому-то палец на ноге, когда не видишь, где точно находится чужая нога или куда вздумают упасть тали, когда ты управляешь рулем. Резкое движение судна, когда оно накренилось под яростным потоком ветра, чуть не выбросило Ганелона за борт, поскольку он не мог точно определить, как близко от ограждений палубы находится. Потом донесся визг невидимой Арзилы, когда большой палец ее руки застрял между двумя блоками.

Но что бы там ни было, главное теперь заключалось в том, что они вновь вырвались на свободу, и Сваборга с возвышающимся над ней замком оставалась за кормой темным зубчатым силуэтом на утреннем небе. «Беспризорник» мчался по бескрайним равнинам с бешеной скоростью. Зелобион попытался вспомнить все, что он слышал об этом особом потоке ветра. Великий Поток Борогов, как его называют пираты прерий, — самый стремительный и самый опасный из всех ветров, обозначенных на картах сухопутных навигаторов Влада. Маг решил, что лучше, пока не поздно, посмотреть навигационные карты в капитанской каюте, чтобы избежать серьезных ошибок.

Прокричав о своих намерениях невидимым компаньонам, Зелобион оставил руль и полез вниз по сходням, чуть не падая поскольку не мог различить свою ногу на узкой ступеньке. Арзила и Ганелон смеялись, слушая стук, удары и вопли, сопровождавшие движение мага.

Когда Зелобион впервые посвятил Ганелона в свой план: дождавшись, когда пираты сойдут на берег, произнести некую Вокабулу, изобретенную величайшим из специалистов фонематической Магии, широко известным Пантаффлеоном из Самара, — это казалось блестящей идеей. Ганелон смог отделиться от отряда Кина и незамеченным вернуться на пустой корабль. Потом ему удалось освободить своих друзей, запертых в каютах, и, оглушив немногочисленных стражей корабля, вышвырнуть их за борт в густую траву. Пока исполин занимался этим неприятным делом, Зелобион и Арзила поднимали якорь и готовили корабль к отплытию.

За последние двенадцать дней они услышали и увидели достаточно, чтобы иметь представление, как управлять необычными сухопутными галерами Влада. Особенность этих кораблей состояла в том, что они управлялись канатами с противовесами, прикрепленными ко всей системе регулируемых брасов, фалов и малых парусов. Благодаря столь великолепно продуманной системе, два или три человека действительно могли вполне успешно управлять целым кораблем. Это и подсказало хитроумному магу из Карчоя дождаться, когда они окажутся под стенами Сваборги. Свой план старик поведал еле слышным шепотом во время их обычных тихих бесед с Ганелоном после ужина на палубе. Потом я сделаю вас невидимыми, и мы уедем на корабле… Все казалось таким простым и замечательным!

Все и на самом деле оказалось просто. Вот только Зелобион не учел последствий, вытекающих из наличия такой огромной разветвленной системы парусов. Да, действительно, судовая оснастка, система канатов и противовесов, позволяла двум или трем человекам легко управлять «Беспризорником». Но при этом правдой было и то, что никто из этих троих ни по какой причине ни на секунду не мог оставить свой пост, иначе корабль сбился бы с курса!

Рычание Ганелона заставило Зелобиона выскочить из каюты, зажав в кулаке карты. Оступаясь и спотыкаясь, он полез вверх по крутым ступеням и обнаружил, что галера мечется как обезумевшая в тисках свирепого Потока Великого Борогова. Маг был вынужден засунуть карты за пояс и ухватиться за систему тросов, напоминавшую гигантскую нелепую арфу. Только теперь он понял, что буквально прикован к своей новой работе, за которой и потекли нескончаемые утомительные часы.

Заря погасла. Наступил день. Небеса уже давно наполнились светом. Солнце поднималось все выше и выше. Корабль мчался все дальше и дальше. Но теперь радужное настроение беглецов упало еще и потому, что они видели позади себя длинный ряд темных объектов — погоня все-таки началась.

Были ли это корабли отряда Кина, преследующие флагман своего капитана? Или корабли его компаньона Зуко, решившего, что Кин удирает с добычей? А может быть… Почему нет?.. за ними гнались суда Сваборги, охотящиеся за негодяями, посмевшими штурмовать крепость и пытавшимися завладеть данью императора. А главное — похитить Розу Сваборги?

В любом случае определить это можно было только остановившись, на что у пассажиров «Беспризорника» не было никакого желания. А поскольку корабли преследователей так и не смогли настигнуть их и в конце концов начали отставать, превратившись к полудню в едва заметные точки, они так никогда и не узнали, кто же это был. Более мудрые и осторожные, чем наши невидимые путешественники, их преследователи не стремились войти в Поток Великого Борогова. Им было слишком хорошо известно, что это такое.

Облетающий полмира Борогов брал начало у берегов большой реки всего лишь легким мягким ветерком. Но, пролетев через горы, он вырывался в открытые прерии, словно дикий бизон. И летел, не сбавляя пыла, десятки тысяч миль, вбирая в себя попутные потоки ветров и не встречая на своем пути никаких препятствий: ни гор, ни лесов, ни плато, ни городов. Более того, с расстоянием его скорость все возрастала, становясь поистине неудержимой. Так постепенно из легкого бриза он превращался в ревущее чудовище, постоянное и яростное дыхание которого чувствовало на себе полмира. Любой из сухопутных кораблей равнин Влада, осмелившийся войти в поток, Борогов хватал в объятья и нес с невероятной скоростью в непредсказуемую даль.

Беглецы почти летели над землей, чувствуя, как корабль дрожит и скрипит под ними. Зелобион попытался как-то отрегулировать скорость, убрав часть парусов, поймавших яростное дыхание Борогова. Но, несмотря на все его судорожные попытки, мучительные спазмы продолжали сотрясать корпус и мачты несчастного «Беспризорника». Маг понимал, что долго подобного давления стихии судно не выдержит, да и их силы, честно говоря, тоже были на исходе. Быстро приближался вечер.

Заклинание невидимости, наложенное девятой Вокабулой Прозрачности Пантаффлеона, стало отпускать. Казалось, призраки материализуются прямо из пустоты. Сначала обозначились какие-то смутные нечеткие линии, потом тонкие, еле уловимые искривления колышущегося воздуха, который расцветился разными красками, и наконец люди появились на палубе — целые, невредимые и совершенно материальные.

23
{"b":"13392","o":1}