ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несмотря на прошедшие века, некоторые из металлических башен-колоссов все еще действовали. Один из них, мощный робот-танк, чья изогнутая бронированная поверхность была покрыта алой ржавчиной, похожей на запекшуюся кровь, и чьи орудийные башни маячили в семидесяти футах над землей, нацелил свои, казалось, давно мертвые орудия на путешественников. Друзья замерли в тревоге, когда в фоточувствительных линзах орудия вспыхнул свет.

— Зак! Стоять, интервенты, или хр… р… объект откроет огонь. Вниманию мобила ХК. Вызывает объект Г 739937 Г . Группа разведчиков из Внешних Земель. Жду ваших инструкций… зеек!

Трое путников не смели пошелохнуться. Но вот свет в линзах погас, и изъеденные ржавчиной орудия снова безжизненно повисли. Однако лишь только путешественники попытались двинуться дальше, орудия вновь зашевелились, свет вспыхнул, танк взял их на прицел и хриплый голос заговорил:

— Урк!.. Стоять, интервенты, или хр… р, объект, гхе… е, откроет огонь. Вниманию мобила…

Повторив то же послание, танк снова умолк. Не обращая на него больше никакого внимания, путники двинулись дальше, оставив несчастный механизм на вечной защите осажденных границ ожидать команды «Огонь», которая, вероятно, уже не прозвучит никогда…

После полудня путешественники дошли до Великого Фезиона. Могущественная метрополия, сердце Вандалекса и столица Технологической Империи, вызывала те же чувства, что и сморщенная восьмидесятилетняя старуха, бывшая в юности сказочно прекрасной куртизанкой. Благородные развалины бывают притягательными даже в дни своего полного упадка.

Давным-давно умершие Фезиане строили превосходно. В основном для своих построек они использовали зериум — вечный металл, и хотя столетия династических войн, в которых применялось необычайно мощное оружие, превратили город в беспорядочную массу развалин, стены и купола, улицы и башни, крыши и дороги по-прежнему ярко блестели, не тронутые ни ржавчиной, ни безжалостным Временем. Только там, где Фезиане применяли сталь и другие сплавы железа, за прошедшие века все было изъедено ржавчиной.

Путешественники шли уже несколько часов, с ужасом рассматривая руины. Размеры города поражали воображение. Окраины только одного предместья были столь велики, что там могли поместиться весь черно-желтый Карчой Зелобиона и портовый город Пэнделор вместе взятые. Центр же могущественной Метрополии, до которого они добрались только ранним вечером, оказался непостижимо огромен.

Повсюду, куда бы ни обращались взгляды путников, сверкал металл, разбитые стекла, обсыпанный пылью пластик, играющая яркими красками керамика и осыпающийся цемент. Нигде не цвели цветы, не зеленела трава, не склонялись под ветром деревья. Казалось, природа отреклась от Вандалекса, покинула суперцивилизацию, погрязшую в безумии войн. Ни разу не мелькнули среди этих колоссальных груд обломков и развалин ни собака, ни птица.

Путники устроились на ночлег в ротонде, оставшейся от какой-то гигантской башни. Саму башню, бывшую, по-видимому, около сотни ярдов высотой, срезало до основания, словно сабельным ударом, лучами разрушения. Края «среза» были остры, как бритва, и металл не плавился, превращаясь в ручейки, как в Летающем городе на равнине. Оставалось предположить, что «вечный» зераум мгновенно превратился в быстро улетучивающийся пар. Путешественники содрогнулись, представив себе мощь этой разрушительной энергии.

Ротонда была просторной и гулкой, с множеством разветвляющихся во все стороны коридоров, уходящих в темноту. Трудно сказать, кому пришла в голову идея расположиться именно здесь. В принципе, точно так же они могли заночевать и прямо на улицах, на взмывающих ввысь крышах или на дорогах, поскольку можно было не бояться ни диких зверей, ни врагов, а погода стояла сухая и теплая.

Ганелон сделал из своего плаща подушку для Арзилы. Девушка-воин весь день старалась держаться поближе к нему, мало разговаривала, редко отходя от него и почти не отрывая глаз от его лица. Воина начинало смутно тревожить напряжение в ее горящих зеленых глазах. Он не мог понять, ни почему она так смотрит, ни почему это беспокоит его. Что-то мучило девушку, и несчастная искала убежища в молчании.

Но вскоре у Ганелона появились совсем иные причины для размышлений: Арзила села на пол, непонятное чувство светилось в ее печальных глазах… внезапно они расширились, и девушка издала резкий предостерегающий крик.

Ганелон обернулся и увидел три металлические фигуры, скользящие к ним по полу ротонды, шелестя резиновыми протекторами колес. Выхватив из ножен ятаган, гигант коротко приказал своим спутникам спрятаться. Затем встал на изготовку, ожидая приближения механизмов.

Эти роботы отнюдь не напоминали полуразрушенных колоссов на равнине. Механические стражи были в полном порядке. От них исходил запах машинного масла, все металлические части пригнаны друг к другу и отполированы, «глаза»— лампочки ярко блестели. Внешне роботы выглядели как толстые цилиндры в семь или восемь футов высотой, передвигающиеся на высоких колесах. Со всех сторон цилиндры были украшены щупальцеобразными конечностями из металлических колец; передние конечности были меньше остальных, ими цилиндры держали странного вида оружие.

Роботы подкатились ближе и плавно остановились в не скольких ярдах от трех путешественников. Главный из роботов-цилиндров заговорил жестким металлическим голосом, чистым и ясным, совсем не похожим на надтреснутые звуки, издаваемые изъеденным ржавчиной роботом-танком:

— Трое интервентов из Внешних Земель пойдут с этими объектами, — объявил робот. — Технарх распорядился, что бы они были введены в присутствие без промедлений.

— Зелобион, что будем делать? — шепотом спросил гигант. — Попытаемся сражаться или пойдем с ними и посмотрим, что это за Технарх?

Старый маг яростно жевал зеленые усы, безуспешно пытаясь найти решение. Но тут роботы-цилиндры подняли передними конечностями небольшие блестящие приборы, на поминающие лампы.

— Эти объекты получили приказ в случае сопротивления применить нейронные парализаторы, — произнес нараспев главный цилиндр. Стеклянные линзы загадочного оружия смотрели прямо на путешественников. Они мерцали вяло, опасно, словно угрюмые глаза змей.

Похоже, выбора не оставалось. Никакого…

Глава 14

ПОСЛЕДНИЙ ТЕХНАРХ

С суровым лицом, с сердцем, полным нехороших предчувствий, Ганелон Среброкудрый шагал через лабиринты коридоров. Рядом, вцепившись в его мощную руку и почти не дыша, шла Арзила. Выглядевший довольно комично в своем пестром костюме из совершенно неподходящих друг к другу вещей пиратского гардероба Зелобион следовал за ними, стараясь не отставать ни на шаг. Один из цилиндрических роботов возглавлял шествие, двое почти бесшумно скользили сзади.

Никто не произносил ни слова. Высокие круглые металлические цилиндры, посверкивая вращающимися глазами линзами, быстро продвигались вперед, чуть слышно шурша резиновыми протекторами колес по полу. Коридоры же были необычны сами по себе; никто из троих путешественников раньше не видел ничего похожего на эти древние, но неподвластные времени останки технологической метрополии Вандалекса. Проходя через залы под конвоем роботов, люди с любопытством озирались вокруг.

Поражало уже то, что коридоры сделаны из металла. В эти последние столетия мира металлы редко применялись людьми Гондваны. Если не считать железистых металлов, таких как сталь, из которой в основном делали оружие, а также бронзу, латунь, медь и некоторые драгоценные металлы, использовавшиеся для ювелирных, художественных и ритуальных целей, этот класс химических элементов, по существу, почти не использовался. Причины были просты и очевидны. Наука пришла в упадок за те тысячелетия, что минули с момента гибели величайшей Империи Вандалекса. Мир, в большинстве своем, вернулся к более простому образу жизни. В некоторых случаях это оказались дикость и варварство. В других, как в городе-государстве Зелобиона — Карчое и в стране Арзилы — Конд, это вылилось в нечто похожее на последние дни Бронзового века, когда цивилизация вырождается в урбанистическую культуру с различными вариантами династической монархии.

26
{"b":"13392","o":1}