ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь же технологически утонченная цивилизация не только развивала техники производства металлов, таких как титан, алюминий или бериллий, но и изобретала новые способы их применения. Что касается наших героев, то они не только не предполагали столь многообразных возможностей применения металлов, но о многих из них даже и не слышали вообще.

Стены, пол и потолок коридора представляли собой единую оболочку из сверкающей серой массы без швов или других видимых соединений. При этом коридоры не тянулись в виде прямоугольных коробок, поскольку это считалось признаком примитивной архитектуры, хотя и позволяющей без труда решить сложные проблемы поддержания массы. Нет, плавно изгибающиеся коридоры в городах Вандалекса, чей пол и потолок соединялись со стенами незаметно, без каких-либо острых углов, демонстрировали образцы высокой архитектуры. Когда вы умеете активно использовать внутренние структуры соединений, все проблемы поддержания массы становятся для вас ничтожными и любые причуды дизайнеров воплощаются в жизнь без всякого труда.

Вдоль верхнего изгиба коридора тянулась панель стекловидного керамического вещества, дающая мягкий рассеянных холодный свет. Это тоже служило источником удивления для путешественников, никогда даже и не подозревавших, что искусственный свет можно получить без всякой помощи магии. Даже Зелобион, умевший заливать свой дворец магическим сиянием, испытывал благоговение. Он чувствовал, как в нем растет любопытство и столь же сильное, как голод или жажда, желание исследовать эту странную вещь, именуемую наукой о металлах.

Коридоры привели их наконец в просторный купольный зал, потолок которого представлял собой колоссальную изогнутую, ничем не поддерживаемую чашу. Если полы коридоров покрывал черный пористый синтетический материал, то здесь все скрывалось великолепным ворсистым ковром с геометрическим узором, выдержанным в самых восхитительных тонах. Среди его цветов были три — нейс, деликр и эливонн — давно исчезнувшие с палитр художников, Поскольку за века, прошедшие с тех пор, как был выткан этот ковер, изменилась сама фотонная структура света. В результате три потерянных цвета не могли долго существовать в октаве видимого светового излучения. Но, несмотря на то, что он был старше, чем многие горы и почти все реки на Земле, ковер играл свежими, ничуть не потускневшими красками. Казалось, что его соткали только вчера, хотя и все видимые признаки возраста также были различимы на его огромной поверхности.

В центре зала возвышался помост из мерцающего темного стекла. Когда роботы-цилиндры, шурша колесами, подвели пленников поближе, люди увидели наверху помоста изогнутую в виде подковы светящуюся пластиковую доску, внутри которой находилось странное кресло. Но еще более необычным показалось им существо, сидевшее в нем. Эта изогнутая поверхность доски была, очевидно, разновидностью огромной контрольной панели. Ее покрывала ослепительная мозаика из сигнальных лампочек и индикаторных дисков, которые вспыхивали, сверкали и горели, словно миллионы драгоценных камней. Но глаза пришедших, словно не замечая непонятных приборов, были неотрывно прикованы к тому, кто сидел в самом центре этого великолепия.

Он выглядел самым старым человеком, которого они когда-либо видели. Века, казалось, полностью иссушили его тело и так выгнули дугой спину, что позвоночник совершенно отчетливо выпирал наружу. Этот человек (если это человек) казался не более четырех футов ростом и больше всего наноминал игрушечный скелет, покрытый тонким слоем бесцветного воска.

На его лысом черепе, словно выточенном из слоновой кости, не росло ни единого волоска. Лицо было морщинистым, с запавшими щеками. Казалось, на этом высохшем лице не осталось ни грамма плоти, только миллионы морщин. Нос выдавался вперед, словно птичий клюв. Если бы не все еще живые, хотя и затуманенные и бесстрастные, глаза, необычное существо, представшее глазам путешественников, походило бы скорее на безжизненную, высохшую восковую маску.

Не менее странным казалось и то, что, несмотря на его наготу, наши друзья не могли с первого взгляда определить пол этого существа, хотя крошечное тощее тельце также было абсолютно голым. Это создавало атмосферу какой-то нереальности, незрелости, являя жестокий контраст с явной дряхлостью тела. Сидящее в кресле существо, которое сейчас пристально рассматривало их, напоминало скорее несчастного маленького ребенка, изнуренного каким-то неизвестным недугом, а не взрослого человека.

Само кресло, в котором оно восседало, выглядело необъятной, похожей на трон конструкцией из белого губчатого органического вещества и напоминало гигантскую изогнутую подушку. В эту подушку была вмонтирована система поддержания жизни, с множеством прозрачных пластиковых трубок, Идущих от трона к артериям, венам и жизненно важным органам малорослого не правдоподобно старого тела. Так, одна группа сверкающих медью проводов и пластиковых трубок выходила из груди в области сердца, другая — из нижней части брюшной полости, соединяясь, по всей видимости, с желудком, печенью, поджелудочной железой и кишечником.

Множество проводов тянулось от черепа к высокой спинке трона. Провода были введены в различные области головного мозга, отвечающие за моторику и органы чувств. Несколько проводов давали этому невероятно старому существу прямой доступ к огромным базам данных многочисленных постоянно работающих компьютеров. Но наши путешественники не знали об этом и даже не могли представить себе ничего подобного.

Стражи поставили троих друзей прямо перед белым троном и остановились. Слабый жужжащий звук исходил от главного робота. Похоже, наверху его цилиндрического тела находилось радиопередающее устройство. Причем, по всей видимости, роботы-слуги древнего старца общались с ним на более высокой частоте, чем частота обычной человеческой речи. Сейчас подробный отчет в сжатой форме компьютерного кода передавался старику, который в ответ покачивал головой в такт с едва заметным дрожанием клешнеподобной руки.

Тусклые, глубоко запавшие глаза под выпуклым лбом отстраненно осматривали пришедших. Но вот тонкие бесцветные морщинистые губы бесстрастно зашевелились. И из электронного аппарата, также встроенного в кибернетическое кресло и соединенного с мышцами гортани, донесся усиленный прибором голос: спокойный, чистый и бесстрастный:

— Незваные гости из Внешних Земель, добро пожаловать! Прошло уже много времени с тех пор, как какое-либо посольство представало перед Нами. Как Мы предполагаем, Внешние Земли, благоговея перед непобедимой мощью армий Вандалекса, наконец-то изменили свою позицию, зная, что Мы свою не изменим никогда.

Ганелон нахмурился в замешательстве, и эмблема Феникса, нарисованная у него на лбу, сморщилась в нечто несообразное. Его горящие темные глаза встретились с глазами Зелобиона.

— О чем говорит этот старик? — тихо прорычал он.

Словно услышав его слова, старец в кибернетическом кресле шевельнул рукой в полном подобии человеческого жеста.

— Тихо! — загремел усиленный электроникой голос. — Вы стоите перед Его Величеством Магнусом ХХХII. И стоите здесь как просители, к Нашему удовольствию. Здесь не разговаривают. Ждите, когда Мы, Технарх, дадим на это Наше августейшее разрешение. Вы находитесь в Присутствии: проявите почтительное терпение, эмиссары, несмотря на то, что ваши мятежные и наглые хозяева терпением вовсе не отличаются.

Зелобион прочистил горло и, бросив на своих спутников предостерегающий взгляд, мягко заговорил:

— Простите моего порывистого юного коллегу, Ваше Величество! Он и не думал проявлять неуважение к аудиенции Технарха. Он просто не мог сдержать своего порыва, преисполненный благоговейного восторга перед блеском и великолепием Вашего королевства.

Мускулы на морщинистом лице старика изобразили нечто похожее на тень самодовольной усмешки.

— Он прощен. Славные достижения Империи часто стимулируют технологически отсталых чужеземцев на подобное звуковое выражение неконтролируемых эмоций. Но тем не менее продолжим… В связи с чем так называемые Верховные Адвокаты Тринга отправили сюда это посольство? Официальные представители Нашего двора, разумеется, еще проверят должным образом ваши полномочия. Но Нам, признаемся, немного любопытно, по какой причине эти отъявленные бунтовщики в конце концов уступили высшим аргументам разума и выразили желание сдаться?

27
{"b":"13392","o":1}