ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это произошло потому… э-э-э… Ваше Величество… — Голос Зелобиона неожиданно затих, поскольку он отчаянно напрягал память, силясь вспомнить хотя бы что-нибудь конкретное о династических войнах, опустошивших и разрушивших Вандалекс. Увы, эра Летающих городов принадлежала такой древней истории, что в памяти осталось лишь несколько незначительных политических фактов. Кажется, там шла какая-то борьба между противоборствующими партиями Порсенньи и Раделона, но старик не мог припомнить ни имен лидеров, ни названий политических, философских и даже религиозных группировок или династических домов, вообще ничего конкретного.

Однако все обернулось удачно, и ему не пришлось лихорадочно обыскивать свою память в поисках вовсе несуществующих там сведений. Вежливым мягким голосом похожий на мумию безумец продолжил сам:

— Нет причины вникать во все эти дипломатические тонкости сейчас. Мы с вами обсудим их позже. Наши телеметрические мониторы информируют, что Мы очень утомлены, — говорил мягкий, спокойный голос. — Незапланированное волнение слишком возбудило Нас. Именно сейчас Наша эндокринная система получает наркотические стимуляторы. А вскоре мы должны принимать пищу. Вы можете покинуть Присутствие. Придворные проводят вас в подходящие апартаменты… — Голос постепенно затих, и трое пришельцев, брезгливо морщась, наблюдали, как почти прозрачные веки странного существа медленно сползли вниз, закрыв мутные глаза. Затем по прозрачным трубкам начали циркулировать разноцветные жидкости — по всей видимости, в желудок подавалась химическая пища. Арзила, с чисто женским возгласом неприязни, побыстрее отвернулась, чтобы не увидеть того, что отводится от странного существа по другим трубкам.

Никаких придворных, разумеется, здесь не было. Даже роботы-слуги куда-то исчезли. Так что путешественникам пришлось самим искать себе спальни, что оказалось совсем не сложно. Эта часть города явно содержалась в полном порядке, несмотря на то что целая метрополия лежала в руинах. Друзья заняли смежные комнаты, великолепно освещенные, со всевозможными фантастическими удобствами, горячей и холодной водой, огромным запасом всевозможных мазей, духов, дезодорантов, косметики и даже медикаментов. Автоматический повар-компьютер, похожий на тот, что был на борту Меннана Мак-Лира, приготовил все, что они выбрали в меню, и бессловесные официанты по трубам доставили к их столу горячую еду, состоящую из вкусных, но совершенно незнакомых яств и жидкостей. Измученные путешественники с удовольствием наслаждались небывалым комфортом.

Довольные обедом, все трое лениво расположились на пышных подушках в импровизированной гостиной, смакуя бесконечную череду великолепных ликеров — кислых и сладких, приторных и острых, вяжущих и вызывающих онемение — и обсуждая создавшуюся ситуацию.

Был ли безумный старец действительно Технархом Магнусом ХХХII — последним Технархом в истории Фезиан, живущим благодаря достижениям их науки уже многие миллионы лет? Возможно ли вообще такое? Это казалось абсолютно невероятным, но старый маг из Карчоя все более склонялся к тому, чтобы верить заявлениям старца. Странная вещь, называемая наукой, способна еще и не на такие чудеса.

— Помнишь Семь Мудрецов Карчоя, с которыми мы советовались несколько месяцев назад, перед тем как отправиться в путь? — спросил старик у Ганелона. — Если эта искусственно сохраняемая мумия действительно тридцать второй Магнус, то он их сверстник. Селестор — географ, Келемон — физик, Сферио — математик, Ангандаквон — философ и все остальные стали бессмертными с помощью чудес технологии Фезиан как раз во время начавшегося упадка Вандалекса.

Старый маг коротко объяснил недоумевающей Арзиле, как ученые Карчоя перешли в бессмертное состояние. Хотя перевести чистый интеллект в неразрушимые хрустальные колонны гораздо легче, чем сохранять миллионы лет и органическое тело, и интеллект.

— Я все-таки думаю, что он сумасшедший, — вздрогнув, проговорила Арзила. — Он думает, что та старинная война до сих пор идет и что до сих пор существуют Верховные Адвокаты Тринга! Он даже верит, что окружен придворными. Хотя вокруг него нет ничего, кроме теней и тишины, да этих странных роботов, которые должны заботиться о нем и содержать апартаменты в порядке…

— Нет, он не безумен. Это, скорее, старческое слабоумие, — рассудительно ответил Зелобион, макая губы в вяжущий ликер цвета шартрез, благоухавший ароматом имбиря. — Система поддержания жизни, вмонтированная в трон, направлена на то, чтобы сохранять с помощью достижений науки его тело. А разум спустя столетия угасает…

— Почему же тогда Семь Мудрецов Карчоя тоже не впали в старческое слабоумие? прогромыхал Ганелон.

Зелобион одобрительно улыбнулся:

— Очень интересный вопрос, мой здравомыслящий друг! — захихикал он, лениво перебирая зеленую бороду пальцами одной руки. — Мудрецы Карчоя — интеллектуалы. Они целые эпохи проводят в логических размышлениях. Интеллектуальная работа для ума — это то же, что физический труд для тела. Ум остается гибким, быстрым и здравым благодаря ментальным упражнениям, которыми они занимаются. А у нашего друга на белом троне давно не существует никакой интеллектуальной деятельности, способной поддерживать затухающее сознание. Вы обратили внимание на его мускулатуру? Он ведь прикован к этому креслу. Его мускулы не заняты никакой работой, поэтому они атрофировались. То же произошло и с интеллектом.

Ганелон беспокойно зашевелился.

— Мы, кажется, уже добрались до нашей цели, — прорычал он. — Время идет, Луна продолжает падать, а мы все болтаем и болтаем…

— Сначала нам надо выспаться, — заметил Зелобион. — У нас был тяжелый день, начавшийся с кораблекрушения и за кончившийся беседой с маньяком. Нужно отдохнуть. Завтра посоветуемся с Технархом по одному небольшому вопросу, связанному с тетта-магнетизмом. Предоставьте это старому магу! Я осторожно и дипломатично выведаю у старичка расположение и возможности тетта-магнетической лаборатории и, изобразив некоторое сомнение, попрошу продемонстрировать нам чудеса современной науки Вандалекса, словом, что-нибудь в этом роде. Не волнуйся, мой мальчик, нас ждет увлекательное путешествие по полному чудес Великому Фезиону!

Несмотря на то что день был трудный, вечер и ночь путешественники провели в полном комфорте, великолепно поев и приняв ванны. Неутомимые кибернетические слуги, находящиеся во всех апартаментах, сделали каждому из них массаж и даже надушили всех благовониями. С тех пор как Зелобион покинул свой черно-желтый дворец в далеком Карчое, он не встречал более удобной постели и сейчас наслаждался.

Да, после всего этого можно было многое сказать во славу технологий!

Глава 15

СЕРДЦЕ АРЗИЛЫ

Путешественники отлично выспались в прекрасных комфортабельных постелях и проснулись на заре, полностью стряхнув с себя напряжение предыдущего дня. Завтракали все вместе в апартаментах Зелобиона. Грустная и задумчивая Арзила молчала, и даже Ганелон казался необщительным. Зато Зелобиона переполнял энтузиазм. Возможность исследовать чудеса Науки приводила его в необычайное возбуждение. «Сегодня, — пообещал старик, — они разыщут тетта-магнетический накопитель и испробуют его в действии.

Но им не удалось увидеть Магнуса. Робот услужливо проинформировал гостей о том, что необычное возбуждение, вызванное их вчерашним визитом, привело эмоциональный баланс Технарха к опасной перегрузке. Его перевозбужденная и истощенная эндокринная система уже не справлялась с нагрузками так успешно, как несколько тысяч лет назад, поэтому ее только что полностью заменили.

Приставленный к ним робот-цилиндр, тот самый, что вчера захватил их в плен у полуразрушенной ротонды, а теперь известный как 19М, охотно отвечал на все вопросы гостей об этой беспрецедентной операции.

Получалось, что Технарх жил за счет постоянного применения трансплантантов. Органы, свежие ткани, даже кости и конечности, выращивались в специальных контейнерах с протоплазмой, а затем хранились в неподвластных времени Вечных Полях, пока один или другой компонент тела Технарха не приходил в негодность. Тут-то умелые роботы-хирурги и извлекали трансплантат, заменяя Магнусу ногу, легкое, поясничный позвонок или что-нибудь еще. При таком подходе жизнь Технарха становилась и в самом деле практически бесконечной.

28
{"b":"13392","o":1}