ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не все в теле человека умирает одновременно, — продолжал 19М своим спокойным металлическим голосом. — Обычно первыми выходят из строя сердце и система артерий, что и приводит к смерти целого, еще в общем-то вполне жизнеспособного организма. Для Его Величества, при наличии полного комплекта запасных частей, никакая отдельная потеря не грозит смертельным исходом. В кибернетический трон вмонтировано огромное количество мониторов, которые постоянно контролируют альфа-ритмы, уровень холестерина, частоту пульса, деятельность эндокринных желез, работу легких, состав желчи, накопление молочной кислоты, свертываемость крови, температуру тела, слезоотделение, количество белых кровяных телец, состав желудочного сока, работу кишечника, выработку антител, состав костного мозга…

— Мы понимаем, понимаем, — закричал Зелобион, чтобы прервать оказавшийся бесконечным поток параметров человеческого здоровья. — Хорошо. Но когда же мы сможем увидеть Его Величество?

— Вы сможете войти в Присутствие через 37, 4 минуты, — спокойно ответил робот.

— Столь быстрое выздоровление после такой сложной операции, как трансплантация эндокринной системы, — задумчиво пробубнил старый маг, совершенно обескураженный превращением ожидаемых месяцев в минуты.

Глаза-линзы 19М важно сверкнули.

— Это пустяки. Для хирургических технологий Вандалекса нет пределов.

Когда путешественникам наконец было дозволено войти в Присутствие, они нашли» вечно живого» монарха значительно более оживленным. Со свежей эндокринной системой, Технарх впервые за многие месяцы почувствовал себя лучше и встретил их, чему-то сухо посмеиваясь, поскольку пребывал, по всей видимости, в состоянии веселого слабоумия. Сегодня он начисто забыл, за кого принял пришельцев вчера, и теперь считал их кем-то из своих воображаемых подданных, которые, как ему казалось, все еще толпятся вокруг тропа. Он обращался к Зелобиону как к Верховному правителю Иофростеру, Грандмастеру Сладостных запахов Императорского двора. А несколько минут спустя он уже, забыв и об этом, называл старого мага — Ваше Превосходительство, Главный Благородный Верховный Хранитель Комнатных туфель. Если бы Арзила не была так расстроена из-за невнимания Ганелона, она бы теперь точно расхохоталась. Новая эндокринная система произвела настоящий кавардак в священной памяти императора.

В любом случае путешественникам это было только на руку. Технарх заявил, что счастлив взять их с собой в путешествие к тета-магнетической лаборатории. Он чувствовал, что небольшая прогулка ему не повредит, и собирался лично сопровождать их. В какое-то мгновение Зелобион уже почти поверил в то, что старец вот-вот встанет на ноги и сойдет со своего белого трона, оторвал при этом все тысяча семьсот вживленных в мозг датчиков, подающих трубок, проводов, а также легко стряхнет с себя и все прочее, намертво прикрепленное к крошечному морщинистому телу оборудование. Но ничего подобного, разумеется, не произошло. Путешественники стали свидетелями вещи гораздо более странной. Встало само кресло!

Встало в буквальном смысле этого слова. Из-под сиденья кибернетического трона вытянулись механические ноги, и предмет дворцовой обстановки с неподвижным и совершенно не потревоженным пассажиром медленно и плавно заскользил на шести металлических лапах через помост, а затем по ковру и дальше к лифту.

Продолжая постоянный монолог, Технарх уверенно вел гостей через лабиринт залов, уровней, коридоров и лифтов. Они очень мило беседовали, но вдруг зловещее предчувствие сжало холодными пальцами сердце Зелобиона, когда они миновали ту часть дворца Технарха, которая содержалась в полном порядке. Сам Технарх весело посмеивался одному ему известным мыслям, совершенно не замечая, что металлические ноги его кресла осторожно обходят упавшие балки, несут его через зияющие в стенах дыры и по ступеням лестниц, покрытым пылью веков. Внезапно они очутились на гигантской площади, окруженной высокими пилонами из металла, окрашенного в пурпурный цвет. На одном конце этой огромной площади, такой большой, что на ней легко могла бы расположиться целая флотилия дирижаблей, виднелись разрушенные остатки некогда гигантской постройки. Когда-то огромное здание возвышалось на сотни этажей над окруженной пилонами площадью, теперь же его высота едва ли достигала одного этажа.

Ужасное предчувствие Зелобиона полностью подтверди лось, когда Технарх ткнул дрожащим пальцем в руины и радостно закудахтал:

— А вот мы и в тетта-магнетическом зале. Как восхитительно играют в солнечном свете мозаики на фасаде, не правда ли, друзья? А та скульптурная группа на сорок седьмом уровне, вспомните, Ганфорн, это же работа чудесного юноши из Ом Хаггота. Мы забыли его имя. Но это не важно. Ах, пойдемте скорее, вы найдете в лаборатории подлинный зал чудес, Мы вас уверяем!

Обменявшись исполненными боли взглядами с девушкой и мрачным Ганелоном, Зелобион позволил хозяину провести их через разрушенные ворота к разбитому основанию здания. Солнечные лучи пробивались через рваные дыры в крыше. Путешественники вынуждены были идти, перешагивая через груды заплесневелых обломков, покрывавших почти весь пол.

Но Технарх ничего этого не замечал. Он оживленно болтал с воображаемыми техниками, справлялся о здоровье у несуществующих администраторов и невозмутимо совершал полный обход тридцати двух залов тета-магнетической науки. Зелобиону оставалось лишь тихо изумляться, насколько мощными были иллюзии старого безумца. Но что он станет делать, например, если вдруг поймет, что посетить какие-то уровни невозможно, поскольку их просто не существует?

Скоро старик получил ответ на свой вопрос. Радостно общаясь с воображаемым окружением, почтенный старец в шагающем троне приблизился к подножию некогда великолепной лестницы, от которой теперь остались лишь первые три или четыре ступеньки. Кибернетическое кресло вскарабкалось по ним и замерло на краю пустоты. Повисло молчание.

Затем старец вновь заговорил:

— Ах, какая жалость! Научный Администратор и Главный Хранитель предупреждает Нас, что на верхних уровнях как раз сейчас происходит фриксерация. И нам не стоит сталкиваться с фриксератаорами. Ну что ж! Это не страшно: в другой день, так в другой день. Кресло, обратно во дворец!..

Зелобион провел остаток дня, лихорадочно исследуя на половину уничтоженную библиотеку в одной из частей огромного сверкающего дворца. Ганелон же бесцельно бродил по террасам до самого вечера. Потом, облокотившись на парапет, воин поднял голову и уперся взглядом в гигантский ореол Падающей Луны, которая, как казалось, светила ему в лицо с холодной жестокой насмешкой. Все потеряно. Свое предназначение он выполнить не может.

Вот они висят — 6 000 000 000 000 000 000 000 тонн камней, лавы, пемзы, пыли и льда. Ужасающий дамоклов меч, занесенный над человечеством и держащийся лишь на незримой ниточке центробежной силы. Парящий в воздухе символ неизбежной гибели размером с четверть Земли. Всего лишь через несколько тысяч лет Луна приблизится к пределу Рочи, и тогда силы притяжения планеты расколют ее на миллионы метеоров, каждый размером с Эверест. Эти метеоры начнут падать на Землю. Столь яростная космическая бомбардировка полностью разрушит планету и, пробив земную кору, выпустит на поверхность мощные потоки раскаленной магмы, которые, встретившись с океаном, занимающим три четверти Земли, превратят его в горячий белый пар. И планета Земля разлетится на части, не выдержав этого взрыва…

— Ганелон…

Вынырнув из глубин своих мрачных размышлений, гигант повернулся и увидел девушку-воина, томящуюся в тени колонн. Ее женственное тело, словно окутанное плащом из лунного света, источало насыщенный аромат каких-то духов.

— Что тебе? — грубо проворчал исполин.

Через залитую пепельным светом террасу Арзила подошла к нему. Ее полные губы дрожали, девушка изо всех сил пыталась совладать с давно сдерживаемыми эмоциями. На густых ресницах сверкали слезинки.

29
{"b":"13392","o":1}