ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это самое удивительное. Никакой охраны вокруг Алой башни нет, и ни охрану, ни даже самих Красных хранителей не допускают внутрь башни. Она, насколько мне позволяет видеть волшебное зеркало, абсолютно безлюдна.

— Послушав вас, можно решить, что нет ничего проще, чем добыть кусочек Звездного камня, — заметил Тонгор.

— Возможно. Войти в башню будет несложно. Мы подождем наступления ночи и пролетим над Тсарголом. Я спущу тебя в башню на тросе.

«Немедис» еще много часов летел по синему небу Лемурии.

Внизу проплыли желтые стены Патанги, Города Огня, поставленного близ устья рек-близнецов Исаар и Саан. Летучий корабль двигался некоторое время над огромным заливом Пантанги и затем достиг Итарты. Здесь, среди бескрайних зеленых просторов, селения попадались очень редко.

Ближе к вечеру показались красные стены Тсаргола, города на побережье Яхен-зеб-Чуна, бурного Южного моря. Путешественники поели, и Тонгор немного поспал, дожидаясь заката. Как только на Лемурию спустилась ночь, «Немедис» беззвучно проскользнул над Тсарголом. К счастью, ночь выдалась облачной, так что ни звезды, ни луна не могли выдать валькара и его спутника.

Шарат провел воздушное судно над куполом дворца сарка и остановил его над храмовым кварталом, где посреди темного сада высилась Алая башня. «Немедис» прикрепили к алому шпилю якорем — крюком на длинном канате, и по этому канату Тонгор собирался спуститься на крышу башни.

— Запомни: хотя мое зеркало и не обнаружило охраны в башне, маловероятно, что Красные хранители оставят свою святыню совсем без защиты. Поэтому соблюдай осторожность! От этого многое зависит…

— Пусть будет, что будет, — сурово проговорил Тонгор, кутаясь в черную накидку с капюшоном. — Вероятно, хранители считают, что посторонним трудно перелезть через стены сада, или полагаются на силу религиозных предрассудков. Хотя, если бы я не был осторожен, я не прожил бы так долго. Если там есть стражники, мой меч полакомится их потрохами.

Варвар перелез через палубное ограждение. Внизу, на расстоянии двух сотен локтей, темнел сад. От прохладного ночного ветра с моря туго натянутый якорный канат тихо гудел.

Перебирая руками, северянин начал медленно спускаться.

Одна ошибка, и он мертв, как и Фондат Перворожденный. Пальцы скользили по канату, нагрузка на плечи оказалась огромной, но Тонгор хладнокровно, локоть за локтем двигался вниз. Скоро ноги его коснулись черепичной крыши Алой башни. Крыша была остроконечной, и устоять на ней не представлялось возможным.

Держась одной рукой за канат, а другой за край крыши, варвар попытался нащупать окно, которое приметил, подлетая к башне.

Окно вскоре нашлось, и Тонгор, свесившись на руках, скользнул в темное помещение. Остановившись и обнажив меч, он подождал, не послышится ли звуков тревоги. Тишина. Тонгор облегченно вздохнул. Затем вылез наружу, подтянул канат, укрепил его, с помощью крюка, в оконном проеме и резко дернул канат один раз, сообщая Шарату, что путь свободен. Теперь — за Звездным камнем!

Верхнее помещение башни, как вскоре убедился Тонгор, было абсолютно пустым. Варвар, двигаясь на ощупь, выбрался в неосвещенный зал и спустился по винтовой лестнице на другой этаж. Пробираясь в абсолютной темноте из комнаты в комнату, валькар пожалел о том, что не взял хрустальный светящийся жезл колдуна. «Похитители» решили, что свет слишком опасен, так как случайно проходящий мимо хранитель может заметить мерцание в одном из окон башни.

Двигаясь по коридору, Тонгор обратил внимание на какой-то звук. Тихий сухой шелест. Тонгор замер, похолодев, и стал прислушиваться. Звук повторился. Источник шума находился на некотором расстоянии от северянина, в другом конце коридора. Тихое шуршание.

Тонгор недоуменно нахмурился. Это не шаги… возможно, кто-то ползет по полу… Но нет, не слышно ни тихих шлепков ладоней о камень, ни тяжелого дыхания…

Вспыхнули зеленые огоньки, светящиеся точки на фоне темноты.

Глаза.

Они горели на высоте колена варвара. Тонгор почувствовал, как волосы встают дыбом. Первобытные инстинкты предупреждали его…

Снова шорох, и зеленоватые глаза сместились вперед на несколько футов.

Змеи? Неужели безмолвные залы башни охраняются мерзкими рептилиями? Тогда понятно, почему зеркало колдуна никого не нашло в башне: змеи — не люди. Змеи могут жить в темноте и оставаться невидимыми до поры до времени.

Тонгор беззвучно обошел пятно тусклого света, падающего на пол из окна. Он подождал, пока снова не послышатся сухой шорох.

И тогда… Кровь варвара заледенела в жилах, когда неизвестный страж заполз в пятно света и предстал во всей своей красе.

Тонгор увидел мертвенно-бледную змею длиной с человека, на качающейся шее которой сидела не тупая змеиная морда, а женская голова трупного цвета. Зеленые глаза женщины-змеи мерцали, прекрасное лицо с правильными чертами резко контрастировало со змеиным телом. Лысая круглая голова блестела при тусклом свете; алые губы улыбались, открывая отвратительные клыки.

Это был слорг — ужасная змея с женской головкой, обитатель из лемурийских пустынь. Тонгор никогда прежде не встречался с этой тошнотворной тварью, но слышал жуткие рассказы воинов, которым доводилось просыпаться в скользких объятиях слорга.

И вот начали подползать и другие. В конце коридора Тонгор увидел их горящие глаза. Услышал их песню — песню о его скорой смерти. Рептилии чуяли теплую кровь… Когда первый слорг приблизился, северянин взмахнул мечом. Серая сталь рассекла алебастровую шею, и прелестная женская головка глухо упала на пол, лязгнув клыками, обезглавленное тело скорчилось в предсмертной агонии.

Тем временем подползли и остальные слорги — десятки зеленых глаз и гибких бледных тел. Тонгор развернулся и понесся по лестнице на другой этаж. Он спешно оглядел несколько помещений, но и тут не нашел Звездного камня. И вдруг слорги хлынули из двери настоящим потоком.

Длинный клинок варвара пожал в эту ночь богатый урожай.

Отогнав слоргов, Тонгор приготовился к новому рывку. Он уже обследовал все верхние этажи. Надо было спускаться, а это означало, что его ждут лестницы, кишащие змеями.

К счастью, Тонгор всегда предпочитал сапоги из крепкой кожи. Он, сломя голову, пронесся по ступеням, разрубая слоргов по пути. Женщины-змеи с шипением кидались на варвара.

Самое ужасное в этих тварях, вероятно, было то, что они умирали не сразу. Еще долго, после того как разящая сталь рассекала холодную плоть слоргов, отсеченные головы цеплялись клыками за сапоги и плащ варвара.

Тонгор пробрался вниз и обыскал многочисленные помещения, находя лишь груды облачения хранителей и жертвенного оружия, но волшебного камня нигде не было.

И вдруг в зал хлынула шипящая лавина слоргов, поток извивающихся змей. Их было так много, что северянин понял — в этот раз ему не прорубить себе дорогу. Он начал пятиться из зала в зал, возвращаясь тем же путем, что и пришел, однако в какой-то момент ошибся и свернул в другую сторону. Ему следовало уже достичь лестницы, когда он вдруг прижался спиной к неровной холодной поверхности. Звездный камень! Камень стоял на низком невзрачном алтаре у стены. Черный металлический, словно оплавленный, самородок. Он был не так велик, как описывал его колдун. Пожалуй, его едва хватит на клинок.

Тонгор схватил Звездный камень под мышку и продолжил отступление. Сделав круг по комнатам нижнего этажа, валькар вновь вернулся к лестнице и стал подниматься, отбиваясь от слоргов, последовавших за ним снизу, и от тварей, бросающихся на него из темноты каждой комнаты.

Варвар передвигался намного быстрее, чем медлительные холоднокровные чудовища, и лишь благодаря этому до сих пор оставался жив. Тонгор пронесся еще один пролет лестницы, опережая змей, и добрался до верхнего помещения, к окну которого был прикреплен якорь «Немедиса». Варвар спешно обмотал канат вокруг Звездного камня, завязал прочный узел, но выбраться из окна не успел: скользкие петли змеиных тел обвили ноги. Шипящие голоса запели о смерти.

10
{"b":"13393","o":1}