ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Остальные стражники закричали и выхватили мечи. Тогда северянин распахнул дверь и стал в проходе, ухмыляясь и сжимая в руке окровавленный меч. На варвара бросились двое из охраны хранителя.

Гулко звенела сталь, наполняя зал эхом. Воины хранителей хорошо фехтовали, но Тонгор встречал противника и посильнее. Одного он разоружил ловким движением руки, а потом проткнул ему живот. Несчастный с криком упал, и его тело загородило проход следующему противнику варвара. Второй воин отступил назад, уворачиваясь от падающего тела, и изменение позы привело к ослаблению защиты. Кончик клинка Тонгора мгновенно метнулся вперед и погрузился в грудь охранника хранителя.

В дверь одновременно могли пройти только два человека, и теперь, когда оба воина упали, их место заняли другие, тоже двое. Они рьяно взялись за дело и потеснили Тонгора. За спиной варвар слышал размеренный звон магического молота, придающего бесформенному куску металла форму меча, и продолжал сражаться.

Двое опытных воинов не давали Тонгору оглянуться. Звенела сталь, сверкала в красном свете факелов. Один противник упал с проломленным черепом. Окровавленный меч Тонгора вошел в грудь другого. И тут варвара постигла неудача — ему никак не удавалось освободить клинок, завязший в плотной желтой коже жилета убитого воина. Тонгор замешкался, и следующие два охранника вцепились в него словно охотничьи псы.

Один заломил валькару руки, а другой приставил к сердцу кинжал, но, получив ногой в лицо, отлетел в коридор. Тонгор вырвался, но его окружили. Кулаки варвара работали как кувалды, сминая плоть и круша кости. И все же его скрутили.

Теперь, когда валькар оказался беспомощным, на него с рычанием накинулся жирный хранитель, — прежде он не смел и подойти к медной двери.

— Святотатец! Осквернитель! Ты осмелился испачкать священные подземелья человеческой кровью! — шипел он, обнажив неровные зубы.

Тонгор рассмеялся и плюнул хранителю в лицо.

Хранитель побагровел от ярости. Он выдернул огромный меч северянина из груди убитого воина и взмахнул им, целя в живот валькара…

Однако рука его дрогнула… и замерла. Меч со звоном упал на каменный пол. Лицо, прежде багровое от гнева, стало бледным от ужаса. Взгляд хранителя пополз влево и остановился на чем-то за спиной Тонгора.

Воины, вцепившиеся в руки и плечи великана-варвара, закрутили головами, и, как по команде, уставились куда-то в глубину зала. Лица их посерели от страха, пальцы разжались.

Дрожа, не решаясь повернуться спинами к неведомому врагу, они начали пятиться туда, откуда пришли.

Позабытый охраной хранителя Тонгор подобрал свой меч, обернулся и увидел… зеленые привидения!

Их было три. Полупрозрачные, как запотевшее стекло, как густой туман, жуткого зеленого цвета. Руки их заканчивались птичьими когтями. Слюнявые клыкастые пасти издевательски улыбались. В черных глазницах черепов мерцали злобные зеленоватые огоньки.

Тонгор почувствовал, как встают дыбом волосы и бегают по телу мурашки. Варвар вспомнил все предания и ночные страхи и попятился, увидев, что привидения подступают. Одно из них, на мерзком черепе которого торчал клок волос, словно приклеенный к голой кости, подпрыгивало, как собака. Второе продвигалось вперед с грацией змеи. Третье, зажав голову под мышкой, ковыляло, переваливаясь из стороны в сторону. На их отвратительных зеленых телах висели обрывки саванов.

Хранитель, жирное лицо которого приобрело цвет творога, изобразил пухлой рукой знак Ямата. Ни это, ни с трудом выдавленное заклинание не остановило зеленых призраков.

Позабыв о достоинстве, хранитель резво развернулся и побежал следом за охранниками, а Тонгор остался с привидениями один на один.

Варвар коснулся губами меча и быстро произнес молитву Отцу Горму. Затем он бросился вперед. Окровавленный клинок со свистом пронесся сквозь привидения. И они смялись, словно невесомая ткань. Они расплывались и таяли, а валькар, разинув рот, глядел на это.

У двери, улыбаясь, стоял Шарат.

Тонгор облегченно вздохнул.

— Так это было твое творение!

— Я решил, что тебе нужно помочь, — усмехнулся колдун.

Тонгор стер с лица холодный пот.

— Да, нужно… Но зачем пугать меня до смерти?

— Глупые страхи. Обычные порождения нездоровой фантазии… Идем, этот толстопузый хранитель скоро поднимет тревогу. Нам надо поскорее убираться отсюда.

— А меч?

Шарат вынул из-под накидки клинок. Молот с рунами превратил кусок звездного камня в простой длинный меч. Вдоль зазубренного, неровного клинка пробегали голубые искры. Звездный металл, казалось, излучал силу, и воздух вокруг меча дрожал.

— Теперь его надо напитать силой молнии, а сделать это мы можем только на Шаримбе, Горе Грома, в тысяче форнов отсюда. Идем!

Они отправились в обратный путь по извилистому каменному коридору. Тонгор шагал впереди. Он ступал осторожно, словно дикий зверь, напрягая все органы чувств. Тревога наверняка уже поднята! Но не слышно было ни звука — ни криков, ни шума шагов бегущих людей.

Вот они подошли к потайной двери. Как только Шарат протянул руку к незаметному замку, открывающему панель, месть Ямата настигла их. Колдун вскрикнул, сжал горло руками и упал на холодный камень.

Тонгор тоже закачался. Он ухватился за стену и попытался сопротивляться таинственной силе. Его неудержимо клонило ко сну.

Шарат попытался заговорить:

— Газ… ядовитый… не… дыши…

Колдун потерял сознание. Тонгор усилием воли, балансируя на грани сна, начал бороться с готовой поглотить его черной бездной. Хотя перед глазами варвара все двоилось, он попытался отыскать замок, шаря онемевшей рукой по гладкой стене.

Легким не хватало воздуха. Сердце вырывалось из груди. Затем, когда силы уже были на исходе, палец коснулся нужного места, и люк распахнулся, сбив Тонгора с ног.

Варвар плашмя рухнул на пол, и от удара из легких вырвался последний воздух. Тонгор инстинктивно сделал вдох и мгновение спустя потерял сознание.

Так валькар стал беспомощным пленником в священных подземельях, посвященных Ямату, под великим Храмом Огня в Патанге.

Глава 9

НА АЛТАРЯХ БОГА ОГНЯ

О, Господин Огня, на алтарях твоих

Вопиют девы, в пламени сгорая

Пей крепкое вино ты жизни их,

Пей души и тела ты их, не уставая!

Ритуальный гимн, посвященный Ямату

Соомия давно познала страх, но никогда раньше не знала она отчаяния. Дни или недели минули с тех пор, как ее отволокли в подземелье и сковали цепями. Сколько прошло времени — она не знала. Когда желтый хранитель Вапас Птол пожелал взять Соомию в жены, принцесса холодно и гордо отказалась. Это произошло сразу после смерти ее отца, Орвата Чонда, сарка Патанги. Но Вапас Птол не хотел слышать слова отказа, он приходил, предлагал, требовал… Его влияние росло, его просьбы все больше походили на распоряжения.

Наконец, глава хранителей понял, что положение его прочно, и решил взять Соомию силой, в ее же спальне. Принцесса выхватила из прически тонкий кинжал и пригрозила заколоть насильника или убить себя, если он коснется ее хоть пальцем. Вапас Птол ушел, рыча проклятия, а позже явились воины из охраны хранителей и отвели Соомию в тайное подземелье под Храмом Огня. И с тех пор она сидит здесь. Вначале она боялась, что Вапас Птол возьмет ее силой, связанную и беспомощную. Но он больше не приближался к ней. И охрана не проявляла к ней интереса — безразличное молчание было ответом на ее мольбы и приказы.

Теперь принцесса поняла, что желтый хранитель ждет Праздника конца года, когда ужасному Богу Огня преподнесут живую жертву. И этой жертвой, поняла Соомия, станет она сама.

И это произойдет будущей ночью…

Уже близился рассвет.

Принцесса не могла заснуть всю ночь, и теперь ранним утром, когда она начинала дремать, шарканье сапог и звон снаряжения разбудили ее. По коридору шли стражники.

15
{"b":"13393","o":1}