ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неожиданно Соомия вскрикнула!

Тонгор мгновенно развернулся, выхватив меч, и окинул взглядом скалы в поисках врага. Пронзительный крик принцессы заглушил металлический звук, от которого у Тонгора волосы встали дыбом, — гракк!

С неба на воздушный корабль пикировал ужасный крылатый ящер, двойник того, что напал на валькара над Кушем.

Извивающееся, покрытое чешуей змеиное тело переливалось всеми тонами желто-коричневого цвета. Перепончатые крылья закрыли небо. Отвратительная морда тянулась к девушке. Соомия со всех ног бросилась в каюту летучего корабля. Загнутый клюв, алчно лязгая, нацелился на девушку. В жестоких глазах ящера горел огонь неутолимого голода.

Карм Карвус с криком выхватил рапиру и бросился на помощь принцессе. Рептилия, хлопая крыльями, зависла в воздухе, все еще пытаясь дотянуться до девушки. Издав боевой клич, Тонгор кинулся вперед. Одним ловким прыжком он подскочил к Карму Карвусу, и они одновременно вонзили клинки в извивающееся тело. Но острая сталь не смогла пробить толстую шкуру твари, клинки отскочили от роговых пластин, не причинив вреда крылатому хищнику.

Соомия снова вскрикнула. У нее подвернулась нога, и девушка беспомощно упала перед самым клювом чудовища.

Тогда Тонгор заслонил принцессу от крылатой твари. Ухватившись за рукоять меча обеими руками, он взмахнул тяжелым клинком, собрав все силы своих железных мускулов. Меч ударил по грозному клюву, уже готовому сомкнуться, и отмел его в сторону. Ящер оглушительно закричал. Тонгор снова размахнулся и отсек кусок кожи с синей щетиной над глазом чудовища. К валькару подбежал Карм Карвус.

— Оттащи принцессу в каюту! — приказал Тонгор.

— И оставить тебя!..

— Делай, что сказано… и побыстрее!

Сражаясь с крылатой рептилией, Тонгор краем глаза заметил, что Карм Карвус подхватил на руки и отнес девушку в рубку «Немедиса».

Схватка продолжалась.

Гракк был настоящим гигантом — размером с воздушный корабль. Его голова с клювом высотой превышали рост Тонгора, а огромные мускулистые лапы могли бы мгновенно разорвать варвара в клочья. Но великан-северянин, спрыгнув на скальную площадку, продолжал уворачиваться от шипящего клюва, нанося по нему удары мечом. Ни на мгновение он не останавливался на месте. Он ревел и кричал, отвлекая чудовище от «Немедиса»и его хрупких пассажиров.

Перепончатые крылья гудели в воздухе, будто паруса, и ветер, поднятый ими, сбивал Тонгора с ног. Могучими ударами варвар пытался разрубить бронированную шею или проткнуть пылающие злобой пунцовые глаза чудовища. Но твердая чешуя сопротивлялась ударам, будто гранитная скала. Тонгор понимал, что его поражение — лишь дело времени, что рано или поздно под ногу подвернется камень, он упадет… или просто не сумеет увернуться от мерзкого клюва и окажется в смертоносных тисках.

Неожиданно когтистая лапа схватила варвара и придавила к земле. Когти, величиной с саблю, впились в кожаные ремни воина. Тонгор, падая, ударился затылком, и погрузился во тьму.

В каюте летучего корабля принцесса сдавленно вскрикнула, когда Тонгор упал. Затаив дыхание, наблюдала она за летающим ящером, который, размахивая крыльями, завис над беспомощным человеком. Карм Карвус, стоящий рядом с девушкой, выругался.

— Оставайся здесь, принцесса!

Воин спрыгнул с палубы, чтобы попытаться помочь другу или отомстить за него. Но прежде чем он успел подбежать к Тонгору, лапа ящера сомкнулась на поясе варвара, и крылатое чудовище медленно поднялось в воздух, унося с собой валькара, который так и не пришел в себя.

Карм Карвус, не в силах что-либо предпринять, стоял внизу и глядел, как поднимается летающий ящер; глядел, понимая, что в любое мгновение может увидеть, как его друг падает вниз на камни… или как его пожирает ненасытный гракк. Задержавшись на несколько мгновений, гракк изогнул длинную шею и понюхал обмякшее тело.

Сидя в каюте «Немедиса», Соомия прижала ладони к груди.

Ее сердце бешено колотилось. Затаив дыхание, следила она, как храброго воина, спасшего ее от смерти, уносит крылатая бестия.

Мгновение спустя летающий ящер, явно удовлетворенный тем, что его добыча беспомощна или мертва, круто взмыл в воздух. Хищник сделал круг над «Немедисом»и полетел над скалами в восточном направлении. Постепенно гракк исчез из виду, словно растворился в небе.

Карм Карвус медленно вложил рапиру в ножны. Нагнувшись, он подобрал меч Тонгора. Так, с мечом в руках, понурив голову, вернулся Карм Карвус на корабль.

— Мы не можем полететь за гракком на воздушном корабле? — спросила Соомия.

— Что толку, принцесса? Сумеем ли мы одолеть летающего ящера, даже если найдем его? Если мы вступим в бой, гракк, чтобы освободить лапы, может бросить Тонгора. Тогда варвар разобьется.

Соомия молча опустила голову, признавая разумность доводов Карма Карвуса.

— Мы бессильны, принцесса, — грустно произнес тсарголиец. — Если бы здесь был Шарат, возможно, его колдовство спасло бы нашего друга, но он на вершине горы, а это место запретно для нас. Не сомневаюсь, что Тонгор уже мертв. Гракк скорее всего раздавил его. Давай признаем, что валькар мертв, и смиримся с этим.

Карм Карвус замолчал и положил большой валькарский меч на койку. Даже на арене, глядя в зияющую пасть смерти, не чувствовал он большего горя, чем сейчас. Он вынужден был беспомощно стоять и смотреть, как его друга, быть может, уже мертвого, уносят в облачное небо Лемурии…

А тем временем небеса над горой потемнели, загремели барабаны грома. Шарат начал заряжать волшебный меч. Однако, казалось, ни Соомия, ни Карм Карвус не замечают происходящего. Они горевали о Тонгоре.

Глава 11

КОРОЛИ-ДРАКОНЫ

Гибли братья его один за другим,

Он тогда к небесам обратился благим,

Чтобы Света владыку на помощь призвать

Тут же по небу гром прокатился

На проклятых Драконов несметную рать

Дождь из огненных молний пролился

И отправились полчища лютых врагов

В ненасытное пламя адских костров.

Песнь Диомбара о Последней битве

Обжигающие объятия ледяного ветра быстро привели Тонгора в чувство. Когда варвар сумел открыть глаза, то увидел под собой пропасть с отвесными стенами из черного камня. До дна ее было более двух тысячах локтей. Ветер как хотел трепал длинные густые волосы варвара, и это мешало смотреть. В какое-то мгновение Тонгор даже решил, что умер, и теперь Воинственные девы уносят его дух в Чертог героев.

Но затем понял, что все еще жив. Из ссадины на голове текла теплая кровь. Невообразимо болела поясница — словно ее сжимали в гигантских тисках. Вывернув шею и оглядевшись, валькар понял всю сложность своего положения, и его сердце дрогнуло от страха.

За пояс северянина держала огромная лапа гракка. Могучие крылья рептилии несли варвара высоко над Моммурскими горами. Меч его куда-то подевался. Тонгор был совершенно безоружен. Если крылатый ящер разожмет лапу, валькар полети! вниз с высоты в две тысячи локтей и превратится в кровавую кляксу на черных камнях. Никогда за всю долгую, полнук приключениями жизни Тонгор не чувствовал себя так одиноко… так беспомощно.

Его, однако, успокаивали соображения о том, что принцессе в безопасности, а битва против Королей-Драконов продолжится, даже без его участия.

Поскольку Тонгор абсолютно ничего не мог сделать, он ре шил пока спокойно висеть в лапе гракка. К чему тратить силы в безнадежной борьбе? Лучше подождать, пока обстоятельстве сами не предложат выхода из создавшейся ситуации.

Тонгору казалось, что гракк летит уже несколько часов. Болтаясь в лапах чудовища, варвар не мог разглядеть, на какой высоте солнце относительно горизонта, но, похоже было, что оно почти в зените. Далеко за полдень крылатый ящер замедлил полет и завис над горной цепью. Затем, медленно кружа по спирали, он начал снижаться.

Из дымки появилась острая, как игла, вершина скалы. Ящер полетел к ней, завис на мгновение, размахивая огромными крыльями, и… выпустил Тонгора.

19
{"b":"13393","o":1}