ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Валькар начал беспомощно падать, мир бешено закрутился в ушах пел ветер — и вот неожиданно все закончилось. Варвар грохнулся на толстый слой чего-то, захрустевшего под его весом. Оглушенный, Тонгор какое-то время лежал, не решаясь шевельнуться, чтобы не сорваться вниз. Кости, кажется, целы Черный силуэт ящера над головой валькара вначале отодвинулся влево, а потом начал набирать высоту, двигаясь по спирали, и вскоре потерялся из виду.

Тонгор лежал в мелком углублении, наполненном сухими ветками и жесткими листьями. Они зашуршали, когда варвар сел. Кругом было лишь небо — рваная дымка, которую, завывая, гнал ветер. Вдали маячили горные пики. Валькар подполз к краю подушки из веток и посмотрел вниз. Отвесная стена простиралась насколько хватало глаз.

Северянин обернулся, чтобы посмотреть, так ли обстоят дела с другой стороны… и обнаружил новых врагов.

Три змееобразных маленьких чудовища, лишь немногим ниже Тонгора, глядели на него с расстояния в десяток локтей. Их мерзкие тела покрывала мелкая красная и желтая чешуя, а на спине торчали странные выросты. У тварей были загнутые книзу клювы и по четыре когтистые лапы.

Тонгор мгновенно оценил положение. Гигантский гракк отпустил человека лишь затем, чтобы ввергнуть его в еще худший кошмар. Валькар находился в гнезде гракков! Подушку из переплетенных ветвей и листьев сплела нежная мамаша, а три чешуйчатых твари — ее детки. Значит, он, Тонгор — обед! Рептилии пока еще не набросились на валькара, вероятно, лишь потому, что не привыкли к живой пище. Но вот одно маленькое чудовище заковыляло к варвару, щелкая клювом и шипя, словно кипящий котел.

Тонгор привычно хлопнул ладонью по бедру и выругался — меч остался на склоне Шаримбы. Тогда валькар быстро огляделся, ища взглядом какое-нибудь оружие. Прямо под ногами валялась длинная белая кость с зазубринами от клюва и острым обломанным концом. Валькар схватил ее и приготовился встретить маленького гракка.

Тварь алчно лязгнула клювом, но Тонгор кулаком отбил в сторону ее морду и вогнал острую кость в змеиную шею. Чешуйчатая броня детеныша еще не окрепла, но все же обладала достаточной прочностью, так что заостренная кость лишь оставила глубокую царапину на шее твари. Из раны полилась густая зловонная жидкость.

Но вот когти чудовища дотянулись до Тонгора. Ящер, навалившись всем телом, придавил человека и вытянул клюв, чтобы вырвать горло валькару. Северянин прикрыл голову и горло.

Скрестив руки, он сгруппировался и, ударив обеими ногами, выбросил гракка из гнезда. Ящер попытался уцепиться когтями за край гнезда, пронзительно завопил и исчез в бездне.

Две оставшиеся твари заволновались и, шипя, устремились к варвару. Тонгор вогнал кость прямо в пасть одному и пригнулся, увернувшись от клюва другого, потеряв на этом лишь клок волос. Переведя дыхание, валькар принялся дубасить кулаками в грудь первого детеныша. Ящер яростно сопротивлялся, царапая живот и грудь варвара. Острые когти оставляли на бронзовом теле красные полосы. Но вот чудовище захрипело и повалилось, бешено колотя хвостом. Острая кость прошла сквозь крошечный мозг гракка. Тело ящера оказалось парализовано.

Однако праздновать победу было рано — на варвара накинулась третья тварь. Неуклюже подпрыгнув, она повалила северянина и попыталась подмять под себя.

Тонгору удалось подняться на ноги, оттеснив гракка мощными ударами. Затем он обхватил могучими руками шею маленького ящера так, чтобы до него не дотянулся щелкающий клюв.

Мускулы вздулись на широких плечах воина, словно гигантские змеи. Гракк бешено сопротивлялся, выкручивая длинную шею, но руки валькара медленно, неумолимо, все сильнее и сильнее сжимали горло чудовища. Передние лапы твари с острыми как бритва когтями терзали тело от пупа до бедер. Тонгор скрипел зубами, стараясь вынести боль.

Гракк сопротивлялся все более вяло. Красные глаза стали стекленеть. Из разинутого клюва потекла вязкая кровавая пена. Задействовав каждую крупицу силы могучих плеч и спины, Тонгор выдавил жизнь из твари и отбросил в сторону еще подергивающееся тело.

Валькар стоял, ловя ртом воздух, стараясь восстановить дыхание и не обращая внимания на кровь, стекающую из порезов на груди и животе.

Переведя дух, Тонгор обшарил гнездо в поисках выхода, но, увы, спуска нигде не было. Вниз круто уходили отвесные черные каменные стены, сырые из-за висящего в воздухе тумана.

Тонгор оказался на острие чудовищной иглы. Разве что…

С восточной стороны гнезда был отколот большой кусок скалы.

На каменной стене образовался узкий карниз… в тридцати локтях ниже гнезда. Тонгор оглядел скалу между гнездом и уступом.

Гладкая, как стекло. Просто безумие пытаться слезть. Да и спрыгнуть невозможно, так как уступ шириной всего лишь в локоть.

Если он промахнется там, на глубине в две тысячи локтей, из него получится желе. И все же оставаться в гнезде значило умереть.

К ночи, а возможно, и гораздо раньше возвратится мамаша.

Летучий корабль парил над Моммурскими горами. В каюте собрались Шарат, Карм Карвус и принцесса Соомия. Они напряженно вглядывались в проносящуюся внизу местность.

Они взлетели, как только колдун спустился с Горы Грома и принес волшебный меч. Теперь оружие лежало на коленях Шарата. Голубой как лед клинок дрожал от сокрытой в нем силы.

Казалось, в металле Звездного камня гудят электрические молнии, а вокруг острия то возникал, то исчезал едва заметный нимб искр. Меч был готов к бою.

Шарата поразила и крайне огорчила ужасная судьба, постигшая Тонгора. Но времени на безнадежные поиски великана-варвара не было. До рокового часа оставалось совсем немного времени. Солнце уже клонилось к западу. И что пользы искать погибшего друга? Его изуродованное тело или его обглоданные кости лежат где-нибудь на дне ущелья… Надо спешить!

Под кораблем проплывали Моммурские горы. Благодаря улучшению, внесенному колдуном в первоначальный проект, пружины могли работать не переставая. Не нужно было тратить время и труд на то, чтобы их завести. Пропеллеры врезались лопастями в разреженный холодный воздух, толкая «Немедис» вперед. Острый нос корабля смотрел на восток, туда, где небо постепенно темнело.

Но вот огромные горы расступились, и показалась серебристая лента Саана — величайшей реки Лемурии, пробиравшейся по глубоким черным ущельям. Впереди, у горизонта, сверкало внутреннее море. Со всех сторон окруженное горами, с крутыми берегами из гладкого твердого камня море Неол-Шендис целые века оставалось сокрыто от глаз людей. Какие тайны, какие опасности скрывали эти окутанные дымкой берега?

Путешественники поели и решили передохнуть перед решающей битвой, Соомия сидела на койке, повернувшись к лобовому иллюминатору. Перед ее взором проносились картины… видения из прошлого. Она вспоминала лицо Тонгора, его улыбку, его боевой оскал, слышала оглушительный боевой клич, прозвучавший, когда валькар бился с воинами Патанги на бронзовых коленях Бога Огня; видела, как описывает в воздухе блестящую дугу громадный меч, рассекая тела хранителей, и как кровь орошает дорогую ткань. Она вспоминала могучую грудь, мощные руки и плечи, длинные быстрые ноги варвара. Трудно поверить, что погиб воин с такой нечеловеческой жизненной силой, такой неистощимой энергией.

— Тонгор… — Когда Соомия шептала это имя, она вновь ощущала странное, незнакомое волнение.

Теперь под ними простирались серые пляжи моря Неол-Шендис. Холодные темные волны омывали безлюдные пески. Ни одна морская птица не кричала над дикими берегами. Ни одной мелкой ползучей тварюшки не было видно в жирной прибрежной пене, остающейся на песке в ожидании тяжелой темной волны.

Летучий корабль приближался к островам Драконов, закатное солнце окрашивало угрюмый пейзаж в жуткие винно — и багрово-красные тона. Всего островов было четыре — мрачные груды черных камней, поднимающиеся из бурлящих волн. Вершину самого большого острова венчал фантастический замок черного обсидиана. Густой туман обволакивал его, словно старинное одеяние — великана.

20
{"b":"13393","o":1}