ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пропеллеры остановились. Воздушный корабль начал медленно снижаться, скользя сквозь туман, будто призрак. Вскоре он опустился на выступ сырой скалы. Путешественники выбрались из корабля и надежно пришвартовали судно. По гребню узкого перешейка перешли они на главный остров и, укрытые туманом, растворились в тени стен черного замка.

Соомия, ослепленная брызгами и оглушенная рокотом прибоя, осторожно пробиралась вперед, цепляясь за мокрые камни.

Когда она оступилась и упала, Карм Карвус помог ей подняться.

— Нам надо соблюдать тишину, — предупредил Шарат, почти неразличимый в густом тумане — серый на сером.

Карм Карвус и Соомия следовали за колдуном вдоль высокой черной стены. Замок был выстроен из грубо высеченных громадных — высотой больше человеческого роста — кубов черного обсидиана. Вся циклопическая постройка казалась очень странной, будто все углы и изгибы размечены согласно геометрии иного мира — жуткая архитектура, крайне неприятная на вид. В десятке локтей ниже того уступа, по которому пробирались люди, бушевал прибой. Ледяные брызги пропитали одежду, охладили решимость, вселили страх…

Вскоре Шарат подошел к огромным воротам, обращенным к пустынной пристани. Створки оказались незапертыми. Охраны нет. Нет ни одного живого существа. Шарат вынул из-под халата волшебный меч, позвал спутников и устремился в зияющую пасть портала. Клинок сиял сквозь туман…

И мир словно взбесился!

Туман неожиданно взвился, вскипел, сгустился, и из него возникли чудовищные темные фигуры. Карм Карвус выхватил рапиру. Шарат поднял сияющий голубой меч, но из клубящегося тумана вынырнула черная уродливая тварь с горящими зеленым холодным огнем глазами. Лоснящаяся черная рука схватила запястье Шарата и сжала со всесокрушающей силой.

Меч пал, описав ослепительную дугу. Разбрызгивая голубые искры, он, кувыркаясь, полетел вниз и скрылся в грохочущих волнах. Так волшебный клинок исчез среди кипящего хаоса черной воды и белой пены.

Шарат, не в силах разорвать железный захват, жалобно взвыл тонким голосом, поднял другую руку, и магические перстни вспыхнули огнем… но неведомая сила ударила его, и колдун упал, потеряв сознание.

Карм Карвус бросился вперед, нацелив рапиру на жуткие черные фигуры, все еще по большей части скрытые мечущимся туманом. Один из призраков поднял руку и, соскользнувшая с нее белая искра спалила рапиру. Карм Карвус задрожал и без сознания рухнул на влажный камень.

Громадная черная рука, семипалая, с чешуйчатой узорной кожей, стиснула хрупкое плечо Соомии.

И тогда зазвучал голос. Исходил он из уст твари, поразившей Шарата. В жутких шипящих звуках слышалось явное злорадство:

— Как глупо полагать, что защитные чары не известят нас о приближении летающего судна! Эти люди будут принесены в жертву на Великом алтаре в час, когда выстроятся звезды, — их кровь увеличит силу Повелителей Хаоса, которым нужна жизненная энергия для перехода по внепространственным коридорам. Заключите их в темницу, пока не пришел назначенный час, и заберите у старого знахаря магические талисманы.

Холодный шипящий голос стих. Темные грузные фигуры выступили из тумана. Но прежде чем Соомия успела подробно разглядеть чудовищ, ее разум не выдержал, и принцесса потеряла сознание.

Глава 12

ПОВЕЛИТЕЛИ ХАОСА

Властители Хаоса страшную смерть

Несут сыновьям людей.

Открыты Врата, и их запереть

Способен лишь меч мечей —

Добиться победы полной

Поможет лишь меч из молний.

Алая Эдда

Единственный способ оказаться на земле — это… спускаться!

Тонгор отошел от края гнезда гракков и занялся малоприятной работой: начал сдирать кожу с детенышей ящеров. Из нее можно сделать веревку и с ее помощью добраться до узкого карниза.

Утомительная, грязная, трудная работа. Не имея ни меча, ни кинжала, Тонгор полагался только на силу рук и на помощь острых обломков костей. Варвар затупил множество осколков, но в гнезде гракков кости копились сотни лет. Еще валькар пожалел, что потерял черную накидку, — как легко было бы разорвать ее на полоски! Но бесполезно горевать о том, чего не вернуть.

Северянин сдирал шкуру длинными лентами, останавливаясь время от времени, чтобы отколоть новую кость вместо затупившейся. Свежая шкура ужасно воняла, скользкая зеленая кровь липла к телу, но Тонгор стиснул зубы и, несмотря на вонь и грязь, продолжал работать.

Сняв с трупов кожу, Тонгор переплел и связал вместе длинные ленты. Проверив конструкцию на прочность варвар обвязал выступающий камень, перелез через край и начал спускаться вдоль отвесной скалы. Болтаясь над пропастью глубиной в сотни локтей, валькар, не позволяя страху овладеть им, думал лишь о том, как удобней взяться за веревку.

Сырые кожаные ремни норовили выскользнуть из пальцев, ссадины болели, то и дело налетающий ветер раскачивал Тонгора из стороны в сторону, но варвар медленно и упорно лез вниз, пока его ноги не коснулись карниза. Каменная полка имела лишь несколько пальцев в ширину. Валькар посмотрел в обе стороны: карниз шел влево и вправо, и нельзя было угадать, где легче спуститься. Так что Тонгор выбрал направление наугад и принялся пробираться по карнизу, по-прежнему держась за веревку.

Вскоре веревку пришлось оставить. Уступ стал шире. Тонгор без сожаления отпустил скользкие ленты, уцепился расставленными руками за отвесную стену и пошел дальше. Карниз стал шире, затем круто пошел вниз.

Тонгор начал спускаться, локоть за локтем. Ему помогли навыки далекого детства, которое прошло на гористом побережье холодного северного моря. Там, где любой земледелец споткнулся бы, потерял равновесие и, возможно, упал, валькар даже не покачнулся: он не боялся высоты и умел выискивать малейшие неровности, за которые можно уцепиться.

Тонгор ощутил усталость, но он спустился лишь на двести локтей. Однако самая трудная часть пути осталась позади. Дальше варвар мог идти быстро и уверенно, выпрямившись в полный рост.

Густой туман почти не пропускал солнечных лучей, но, если судить по положению солнца, когда валькар в последний раз видел его, приближался вечер. А это значило, что еще немного — и настанет заветное время, впрочем, Тонгор не имел ни малейшего представления о том, как он может повлиять на грядущие события. Варвар не знал ни где находится, ни куда надо идти.

Когда ветер на мгновение разогнал пелену тумана, Тонгор заметил черный, укутанный облаками пик Шаримбы. Гора высилась на самом горизонте, за много сотен форнов от того места, где находился валькар. Неутомимые крылья гракка сослужили плохую службу. Гора Грома находилась к западу от Тонгора, а это означало, что острова Драконов лежали где-то на востоке. Северянин повернул на восток и пошел дальше. Наверняка колдовской меч был давно готов, и его товарищи, вероятно, уже отправились на битву с Королями-Драконами, решив, что варвар погиб.

Весь вечер Тонгор быстро шел по плато, и, когда свет начал тускнеть, он отыскал легкий путь и спустился в долину Саана.

Теперь варвар широкими шагами двигался по каменистому берегу реки. Трижды он останавливался, когда силы его были на исходе, купался в холодной быстрой воде, пил вволю и тратил несколько драгоценных мгновений на отдых, прежде чем продолжить путешествие. Тонгор знал лишь одно: Саан впадает во внутреннее море, поэтому он и шел вдоль реки.

Варвар ловко спускался по каменной осыпи, и вдруг душераздирающее шипение заставило его присесть. Из пенящейся воды поднялась лоснящаяся голова рептилии с разинутой зубастой пастью. На валькара уставились красные злобные глаза.

Варвар привычным движением схватился за бедро, но там висели только пустые ножны. Ах… чего бы он только ни отдал за меч! Но здесь на пустынном берегу лежали только камни — либо такие, что не поднять, либо слишком маленькие, чтобы причинить вред речному чудовищу. Хищная тварь поднялась из бурлящей воды. Со змеиной шеи чудовища текли ручьи. Передние лапы рептилии оперлись на берег, и она начала выползать на землю.

21
{"b":"13393","o":1}