ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тонгор побежал.

Может быть, водяная тварь не умеет быстро бегать и не догонит его. Но нет, чудовище обладало огромными задними ногами, как у огромной гончей. Тонгор не знал, как называется эта рептилия с зеленой чешуей и желтым хребтом… какой-то безымянный обитатель горных рек… хищный и голодный обитатель.

Чудовище преследовало варвара целый форн, постепенно приближаясь. Размеры вынуждали хищника двигаться по узкому каменистому берегу очень осторожно. А варвар мчался не разбирая дороги… Однако вскоре чудовище настигло свою жертву — это случилось возле неожиданно открывшегося входа в пещеру.

Рептилия изготовилась к атаке: вслед за тупой клиновидной башкой к варвару потянулись передние когтистые лапы. Тонгор прижался спиной к гладкой скале, ухватился за нее двумя руками и изо всех сил отпихнул чудовище ногами. Он попал пятками прямо в грудь рептилии… из-за огромного веса ящер заскользил и начал съезжать по осыпающимся камням. Шипя от ярости, чудовище упало в реку с громким всплеском. Валькар развернулся и бросился в пещеру. Он мгновенно потерялся в кромешной тьме, но все же, спотыкаясь, продолжил бежать вперед. Тонгор не знал, какая тварь может оспорить право обладания пещерой, но вряд ли неведомый обитатель хуже речного чудовища.

Пещера круто уходила в глубь скалы. Некоторое время Тонгор все еще слышал за спиной грохот. Речное чудовище какое-то время преследовало его, натыкаясь на сталагмиты и завывая от ярости и досады, но вскоре все затихло. Тварь, без сомнения, ждала, когда он вернется, так что Тонгор просто побрел дальше в темноту.

Постепенно пол пещеры начал подниматься. Начался долгий, медленный подъем. «Вероятно, уже настала ночь», — нахмурившись, подумал варвар. Роковая ночь. Возможно, каждый шаг уводил Тонгора все дальше и дальше от цели. Но выбора не было.

Пещера закончилась неожиданно, варвар едва не вывалился наружу, в последний перед падением момент вцепившись в края расщелины. Он стоял над пропастью. Ниже, в двадцати локтях от его стоп громадные волны разбивались о каменные клыки черных скал. Море!..

Выбравшись из пещеры на более-менее ровное место, Тонгор осмотрелся и испытал чувство узнавания. Он находился не на берегу, а на крутой черной скале посредине внутреннего моря!

Вокруг простиралась серая водная гладь, а над головой раскинулось затянутое облаками небо. Вдалеке варвар разглядел теряющуюся в темноте мутную полоску берега.

Пещера провела путника под морским дном и вышла на поверхность на островке. Варвар стоял на вершине небольшой груды камней и глазел по сторонам. Холодный, сырой ветер обдувал его утомленное тело. Тонгор попал на один из островов Драконов. Сомнений нет. Слева, всего в нескольких сотнях локтей, поднимался из воды большой остров, черную вершину которого венчал фантастический замок из грубого черного камня.

Видно, сами боги направляли Тонгора.

Валькар спустился к воде и задержался, прежде чем нырнуть.

Он собирался перебраться вплавь на другой остров. Брызги ослепили варвара и окатили грудь. Вдруг к потрясению, вызванному прикосновением ледяной воды, попавшей на его усталое тело, прибавилось еще одно — Тонгор поглядел в беснующуюся воду.

Меч.

Тусклые блики играли на клинке. Он лежал неглубоко под водой — застрял между камней. И варвару страстно захотелось вновь привычно сомкнуть пальцы на рукояти меча. Тонгор нырнул, подхватил меч и снова вылез на торчащий над водой камень и сел на корточки у входа в пещеру, чтобы осмотреть свою находку. Света почти не было — уже несколько часов как настала ночь. Но даже в слабом свете звезд он не мог не узнать необычный зазубренный клинок, мерцающий силой. Немедийский меч!

— Горм! — выругался Тонгор.

Варвар понял, что его товарищи либо схвачены… либо убиты. Только смерть могла заставить Шарата оставить магический клинок, ради создания которого они потратили столько времени и подверглись стольким опасностям. Лицо валькара сделалось суровым, взгляд похолодел. Если Шарата схватили, что стало с Кармом Карвусом? Что стало с… Соомией?

Он поглядел на мрачный, черный замок, башни и стены которого обволакивал туман. Замок находился совсем рядом, на острове, отделенном холодным бурлящим проливом.

Где-то внутри этих темных стен находились его спутники — либо беспомощными пленниками, либо их холодные тела. Ледяной огонь вспыхнул в золотистых глазах валькара, зубы оскалились в злобной ухмылке. Тонгор вложил меч в пустые ножны и нырнул со скалы в черную ледяную воду.

Если он опоздал спасти своих спутников, то по крайней мере отомстит за них. Меч будет использован по назначению в роковой час, и неважно кто — люди, чудовища или сами Повелители Хаоса — станут на его пути!

Шарат, Карм Карвус и принцесса пролежали несколько часов в сырой, зловонной и темной каменной камере. Разговаривали они мало, да и что скажешь в такой ситуации. У Шарата отняли все амулеты и колдовские приспособления. Медленно шли часы, и равнодушные звезды постепенно занимали предназначенные им места. Множество раз мысли Соомии возвращались к Тонгору, которого она считала убитым. Принцесса не могла подыскать имени тому странному чувству, которое возникало у нее всякий раз, когда она думала о храбром воине-валькаре, спасшем ее от ужасной смерти.

Карм Карвус и Шарат вяло беседовали.

— Что они с нами сделают?

— То, что сказал главный Король-Дракон… Они положат нас на черные каменные алтари, посвященные трем мрачным богам, и там мы умрем… а наша жизненная энергия напитает и увеличит силы Повелителей Хаоса.

— Жестокая смерть. Другого и не следовало ожидать, — вздохнул Карм Карвус. — Эх, если бы у меня был меч! Или Тонгор оказался тут. Мы сражались бы вместе, спина к спине, и показали бы Драконам, как должны умирать люди — с оружием, глядя смерти в лицо, а не словно недвижные безропотные твари на каменном столе мясника.

— Да, грустно, — согласился Шарат. — Или если бы у меня остался… хотя бы один талисман! Но Шшшааа, повелитель Драконов, все у меня отнял.

— Шшшааа? Это та тварь, что схватила тебя и заставила бросить меч?

— Шшшааа — их повелитель, он носит титул Великого Хранителя. Нынешние хранители, сами того не зная, во многом копируют этих отвратительных тварей… Однако вернемся к Шшшааа. Когда Черный замок пал перед сынами Немедии тысячи лет назад, именно он привел Драконов сюда.

Ночь перевалила за середину, приближалось время жертвоприношения. Пленники попрощались друг с другом спокойно, сохраняя достоинство.

Неожиданно огромная дверь распахнулась. Соомия вскрикнула. Она впервые ясно увидела Драконов. Чудовища высотой в полтора человеческих роста стояли прямо на кривых собачьих лапах. Украшенные когтями могучие руки казались непропорционально короткими, по сравнению с массивными плечами и торсом. Длинные толстые шеи несли массивные лысые головы. Щелки глаз пылали холодным зеленым огнем, а выпуклый, не похожий на змеиный лоб предполагал равный человеческому или, возможно, превосходящий его разум. Драконов покрывала черная чешуя, мерцающая в свете факелов, отчего тела их казались глянцевыми. Мускулистые хвосты, извиваясь, скребли по полу.

Холодный свет злобного разума, горящий в глазах Драконов, делал их более ужасными, чем ящеры из диких джунглей.

Хищник убивает, следуя инстинкту, естественной потребности утолить голод… но эти твари были жестокими, как люди.

Особенно жутким казалось то, что нелюди носят человеческую одежду. Их блестящие черные чешуйчатые тела украшали широкие роскошные пояса, плечи перетягивали ремни, на которых висели сумки, драгоценные украшения или громоздкое странное оружие. Гордая Соомия дрогнула. Однако она заставила себя поднять голову и постаралась сделать так, чтобы эти твари не могли заметить ее испуга и отвращения. В ее хрупком стройном теле текла кровь сотен поколений королей, а наследственность никогда так не проявляется, как в черный миг отчаяния.

— Час близок, выходите, людишки, — прозвучал ледяной голос Шшшааа.

22
{"b":"13393","o":1}