ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карм Карвус бросил взгляд на Шарата. Колдун грустно кивнул, и не стал сопротивляться. Массивные Короли-Драконы обладали такой силой, что даже Тонгор, окажись он здесь без оружия, был бы беспомощен.

Пленники и их конвоиры вышли из камеры в широкий коридор, освещенный не факелами, а странными шарами из толстого стекла, свисающими на тонких цепочках с потолка. Шары испускали яркий, ровный, немигающий красный свет. У Шарата и его спутников не было времени разглядывать это чудо враждебной техники — их подгоняли угрюмые, суровые твари. Наконец коридор закончился и пленников ввели в громадный зал, где, без сомнения, проходили советы правителей Королей-Драконов.

Здесь тоже горели красные шары. В центре зала стоял циклопический круглый стол из какого-то неизвестного серо-зеленого металла, к нему были придвинуты стулья странной формы.

Каменные стены украшали вытканные из металлических нитей гобелены, сохранившие для потомков сцены чуждой человеку жизни: странные сады с мясистыми цветами и жуткими перистолистными деревьями, под которыми Драконы былых времен красовались в необычных одеждах, слишком сложных, чтобы люди смогли рассмотреть их, проходя мимо. Захватывающие картины глубокой древности, когда черные Драконы безраздельно правили Землей, когда еще не существовало человека.

Пленники пересекли зал, прошли через огромные двустворчатые двери и оказались на просторном круглом дворе, образованном крепостной стеной. Стояла ночь, и над головой сквозь туман едва можно было разглядеть звезды. В центре двора высилось широкое кольцо из девяти черных монолитов. Это кольцо окружало другое, внешнее кольцо из двадцати семи колонн.

Они имели высоту по девятнадцать локтей и были тщательно вытесаны из черного камня — огромные унылые менгиры. Издали они напоминали худые ноги великанов, верхнюю часть тела которых скрывали облака.

Время от времени в густой клубящейся пелене тумана образовывался просвет, и тогда взору открывались холодные мохнатые звезды. На громадных монолитах были вырезаны драконовы руны — странные, замысловатые узоры. Из трех пленников только колдун мог прочесть их. Поняв, о чем гласят письмена, Шарат вздрогнул всем телом и отвел глаза.

Во дворе находилось десятка два Драконов, и каждый держал в когтях светящийся шар. Головы тварей защищали странные шлемы красного металла. Драконы выстроились в ряд и, когда конвоиры повели пленников вдоль него, зашипели гимн на своем древнем языке. Церемония начиналась.

Людей провели в центр двойного кольца, туда, где, возвышался плоский, словно широкий стол, громадный круглый черный камень. Запястья и щиколотки людей сковали цепями красного металла, а потом заставили лечь. Люди оказались прикованы на равном расстоянии друг от друга, головами к центру алтаря.

— Прощайте! — прошептал Шарат.

Звуки древней песни Королей-Драконов резали слух из-за обилия шипящих. Напев ее то поднимался, то падал — так бьются о песчаный берег холодные морские волны. Клубящийся туман извивался среди колонн прозрачными щупальцами. Сквозь рваную пелену проглядывали звезды.

Вот загремели барабаны, и в такт им захлопали когтистые лапы. Громкие, резкие, звонкие звуки являли контраст шипящей песне, приглушенный ритм которой эхом повторял медленно учащающийся пульс Соомии. Принцесса закрыла глаза.

Вперед вышел Шшшааа.

Великий Хранитель Королей-Драконов взошел на диск алтаря и стал в его центре меж голов людей. Он воздел огромные глянцевые руки к небу:

— Йас — Тамунгаэот!

Пение сделалось громче. Голоса рептилий зарокотали, как прибой. Барабаны гремели дробью, то учащая, то замедляя ритм.

Туман вился между стоящими колоннами, которые, казалось, начали раскачиваться. Казалось, само пространство начало искажаться под воздействием ритма этого жуткого пения.

Шшшааа громко произнес еще одно имя, и слова колдовского языка другого мира эхом отразились от качающихся монолитов. Песня сделалась еще громче.

Теперь туман, сгущаясь над людьми, устремился вверх прямо над алтарем. Длинные ленты и клубы тумана словно призраки потекли между столбов и начали собираться в центре, сгущаясь в плотный темный шар, походивший на многорукого уродливого карлика. Соомия поежилась, ощутив прикосновения липких пальцев тумана, проползающего рядом с ее телом. Мгновение спустя принцесса ощутила странное головокружение, будто сама планета закружилась под ней. Круглая стена, охватывающая двор, начала вращаться, словно громадное черное колесо.

Шшшааа произнес третье ужасное имя, и небо мгновенно очистилось. Теперь над головой, образовав странный узор, замерцали багровые звезды.

Сгусток темноты стремительно поглотил туманное облако, и мощь его втягивающей силы только увеличилась. Ветер ус№ лился, поток холодного воздуха принялся трепать одежды людей, раскидал по алтарю длинные черные волосы Соомии. Ветер дул прямо в шар темноты… будто земная атмосфера втягивалась в какую-то неведомую дыру в ткани мироздания, в бесконечно голодный вакуум неведомого пространства.

Гром барабанов превратился в дикую, безумную какофонию.

Загремели металлические бубенцы — это Драконы выстроились вокруг алтаря и принялись раскачиваться, приседать и приплясывать. Тело Соомии начало неметь. Казалось, земля колышется в такт дикому танцу. Звезды полыхнули алым огнем. Настал роковой час. Свирепый ледяной ветер завыл в качающихся монолитах. Черный шар над алтарем рос.

Вот вырезанные на менгирах письмена засветились таинственными красными огнями… и странные шлемы Драконов, и цепи, и кандалы на беспомощных жертвах тоже начали испускать красноватый свет. Соомию затрясло — казалось, тысячи ледяных иголочек вонзились в ее тело.

Ощущение головокружения то усиливалось, то ослабевало в такт ритму песни, барабанов и мерцанию алых звезд.

Вдруг все затихло.

Землю сковала звенящая тишина. Людям показалось, что они неожиданно оглохли. Драконы замерли. Ветер, головокружение — все прекратилось! Будто сама Вселенная на миг оказалась во взвешенном состоянии — затаила дыхание, ожидая какого-то ужасного знака, какого-то заключительного действа…

Шшшааа медленно вынул из ножен громадный черный меч с раздвоенным лезвием — ритуальный меч — и склонился над принцессой. Соомия зажмурилась изо всех сил. Раздвоенный кончик клинка приблизился к ее груди… и вдруг девушка поняла, что сейчас металл пронзит ее мягкую плоть, а потом рептилия вырвет ее живое сердце и кинет его в разверзшуюся бездну над алтарем. Она широко раскрыла глаза, глядя на приближающуюся смерть, и поняла, что неведомая сила парализовала каждый ее нерв, каждый мускул. Принцесса не могла кричать, даже открыть рот не могла. Она не могла оторвать полные ужаса глаза от чудовищного зрелища — от клинка, который вот-вот должен был коснуться ее груди.

И тут послышался человеческий смех.

Смеялся Тонгор.

Глубокий звучный смех, теплый, веселый, разорвал напряженную тишину. Казалось, он растопил лед, сковавший жертвы.

Шшшааа невольно вздрогнул, поднял массивную голову и огляделся. Соомия подняла глаза и увидела бесстрашного воина, стоявшего, широко расставив ноги, на крепостной стене. Послышалось холодное шипение, и Великий Хранитель выпрямился.

Валькар вынул меч.

Крик, похожий на шипение струи пара, вырвался из легких чудовища. Круг рептилий нарушился и смешался.

Колдовской меч засиял, но не тускло и ровно, как магические шары Драконов, и не призрачно, как письмена на черных колоннах, он горел ясным голубым огнем, который прорезал темноту вокруг, ослепляя и очищая, словно полуденное солнце.

Тонгор нацелил меч на середину алтаря, туда, где, подняв ритуальное оружие, стоял повелитель злобных чудовищ.

Грянул гром!

Извилистая, зигзагообразная молния вылетела из кончика клинка и сияющей дугой соединила Немедийский меч и черный клинок смерти. Зловещий ритуальный меч расплавился и опалил лапы Дракона. Великий Хранитель с яростным криком отшвырнул оплавленный обломок.

23
{"b":"13393","o":1}