ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Острым глазом северянин измерил высоту стены. Крепость была построена из огромных глыб серого камня, размером в половину человеческого роста. Между плохо подогнанными камнями темнел зазор примерно в дюйм шириной. С детства привыкший лазить по ледяным склонам, охотясь за снежными обезьянами, Тонгор с легкостью мог вскарабкаться по этой стене.

Любой варвар с севера, придумав что-то, тут же пытался испробовать идею на практике. Тонгор скинул сапоги, связав их, перекинул через плечо и, отбросив назад накидку, подпрыгнул, ухватился за кромку четвертого от земли каменного блока, а потом стал подтягиваться. Цепляясь за щели между камней, Тонгор медленно поднимался по стене.

С Южного моря дул ветер, принося непривычную для этого времени года прохладу. Выставленные на крыше крепости стражники зябко кутались в плащи. Если бы они заметили беглеца раньше времени, он оказался бы в крайне невыгодном положении. К счастью, огромную золотую луну Лемурии скрывали густые тучи.

Тонгор поднимался все выше и выше, словно огромный черный паук, карабкающийся по серой каменной стене. Улицы Турдиса остались далеко внизу. Одно неверное движение, и мозги варвара растекутся по скользкой мостовой. Однако Тонгор дышал спокойно и глубоко, не обращая внимания на боль в раненой руке.

Вдруг непрочно державшийся осколок камня выскользнул из-под ноги и полетел вниз в переулок. Тонгор повис, удерживая массивное тело на кончиках пальцев. Успокоившись и вновь нащупав ногами опору, варвар на несколько мгновений прижался к стене, восстанавливая дыхание и давая отдых рукам.

Наверху, на стене, двое стражников, облокотившись о парапет, лениво разглядывали город. Стоило им бросить взгляд вниз, как они тут же заметили бы Тонгора — черное пятно на сером фоне.

Северянин затаил дыхание, когда стражники, глядя поверх башен и шпилей Турдиса, завели неторопливый разговор. Мышцы варвара ныли от напряжения. Казалось, в них вгоняют раскаленные докрасна иглы. Пот заливал лицо.

А стражники все стояли прямо у него над головой и, облокотись о парапет, беседовали. Варвар отчетливо слышал их разговор — воины гадали, кто из узников бежал. Менее массивный бился об заклад, что это наемник-северянин.

— Помнишь огромного подлеца, который вчера на бегах поспорил с Яледом Малхом, утверждая, что замп дворянина не придет первым? Так вот этот варвар заколол благородного отара мечом свинопаса. А все из-за того, что отар отказался платить!

Говорят, Ялед Малх едва сам не убил эту скотину, но грязный наемник плеснул вино в лицо благородному воину… Да! И я, и ты, Тулан Хтор, получили бы звание отара, если бы поймали беглого подонка.

— Да, — проворчал его товарищ. — Но его схватят уличные патрули, а не мы с тобой. Он украдет зампа и отправится к Караванным воротам… Хотя за деньги может укрыться и в воровском квартале. Как бы я хотел встретиться с этим свиньей-наемником лицом к лицу. Я бы ему показал, что может сделать благородная сталь с собачьим мясом!..

Когда Тонгор уже готов был сорваться вниз, часовые отвернулись и отошли от парапета в глубь крыши. Тихо, словно тень, северянин забрался на стену за их спинами и по-волчьи оскалился.

— Боги исполнили твое сокровенное желание, Тулан Хтор.

Вот тебе шанс показать свинье-наемнику то, на что способна благородная сталь.

Стражники резко обернулись и увидели бронзового гиганта, голого, если не считать кожаной набедренной повязки и черной накидки. Варвар застыл на парапете с мечом в руке. На чисто выбритом лице пылали золотистые глаза, а длинная буйная грива черных волос ниспадала до плеч.

Парализованные, они, разинув рты, уставились на призрака, который появился из ниоткуда, словно при помощи сверхъестественных сил. Тонгор ударил одного стражника ногой по шее так, что тот упал. Крик второго пресек удар меча, рассекший горло от уха до уха. Варвар спрыгнул на крышу и остановился над поверженными врагами.

Но на крыше стояли и другие часовые. Прозвучал приказ — в свете факелов заблестели клинки. Тонгор сорвался с места…

Летательный аппарат сарка был привязан к мачте, возвышавшейся в центре крыши. Он невесомо парил на высоте двадцати локтей. Толстый канат крепился к середине мачты, а другой его конец проходил сквозь кольцо на палубе летающего судна. Взяв меч в зубы, Тонгор подпрыгнул, ухватился за канат и полез, перебирая руками, вверх. Беглец перевалился через ограждение палубы, прежде чем кто-либо из часовых успел его остановить.

Одним ударом меча он перерубил канат, и воздушное судно, подгоняемое ветром, свободно поплыло над улицей. Тонгор вскочил на ноги и по узкой палубе, которая начала раскачиваться у него под ногами, прошел к небольшой закрытой каюте. Забравшись внутрь, с удивлением уставился он на несколько рычагов управления… А где-то далеко внизу гонги били тревогу, кричали люди.

Летательный аппарат был абсолютно невесом благодаря корпусу из урилиума — блестящей оболочке из голубоватого металла. От заостренного носа до кормы судно имело длину около двадцати локтей. В движение его приводили вращаемые пружиной пропеллеры. Укрепленные за кормой лопасти толкали судно вперед; другие, размещенные в носу, двигали корабль в противоположном направлении; пропеллеры в центре палубы и под килем могли перемещать летательный аппарат вверх или вниз.

Четыре рычага, на рукоятках которых Тонгор обнаружил незамысловатые обозначения, приводили пропеллеры в действие.

Смещая рычаг снизу вверх, пилот регулировал скорость вращения пропеллеров. Сейчас все рычаги находились в нижнем положении. Чем выше был поднят рычаг, тем с большей силой пропеллеры двигали судно в одном из направлений.

Не успел ветер отнести летательный аппарат и на десяток ярдов от крепости, как Тонгор уже разобрался в назначении рычагов и включил задние пропеллеры. Воздушный корабль заскользил над городскими башнями. Вблизи могучих стен Турдиса Тонгор поднял летательный аппарат повыше — иначе какой-нибудь востроглазый лучник попытался бы достать его стрелой.

Жужжа пропеллерами, воздушный корабль летел сквозь ночь.

Каюту освещала масляная лампа, защищенная стеклянным колпаком. Зафиксировав рычаги, Тонгор быстро обследовал корабельный рундук. Он нашел там дневной запас вяленой рыбы, флягу с водой и целебные мази, которыми тут же смазал раненую руку. Наконец-то у него нашлось время внимательно обследовать рану! Она оказалась неглубокой, рапира Яледа Малха лишь прорезала кожу.

Над укрепленной напротив рундука койкой Тонгор заметил мощный боевой лук, подобный тем, что использовали зверолюди и синие кочевники с равнин, лежащих далеко на западе Лемурии. Фал Турид намеревался создать целый воздушный флот и разместить на судах отряды лучников, обученных приемам стрельбы из дальнобойного оружия. Несмотря на усталость, Тонгор с любопытством осмотрел необычный лук. Северянин впервые видел его вблизи, поскольку никогда не бывал на западных равнинах, где среди развалин самого древнего королевства Немедии, погибшего тысячу лет назад, безраздельно властвовали синие кочевники.

Шестифутовый лук, изготовленный из гигантского кривого рога какого-то неизвестного животного с Великих равнин, производил устрашающее впечатление. Рог — материал упругий, натянуть тетиву на таком луке очень сложно, однако это придавало большую силу стреле. От старых воинов из западных городов Тонгор часто слышал рассказы о боевом искусстве великанов с синей кожей, которые, говорят, могли послать стрелу на пятьсот ярдов с фантастической точностью.

Тетива — тонкая, серо-антрацитовая металлическая нить — казалась странно прочной. Стрелы, длиной не менее чем в полкопья, имели зазубренные наконечники из твердой кости, заточенной как бритва. Тонгору не терпелось испробовать это оружие.

Под негромкий гул пропеллеров летательный аппарат плыл по ночному небу Лемурии. Вот золотая луна пробилась сквозь пелену облаков и осветила местность внизу. Проверив рычаги и еще раз убедившись, что они установлены в нужном положении, Тонгор вышел на палубу и, перегнувшись через низкое ограждение, взглянул на землю, проносящуюся под ним. Виднелись поселения, окружавшие Турдис, между ними и городом протянулись широкие, мощенные камнем дороги. В лунном свете Тонгор ясно видел жилые дома, амбары, стойла и хозяйственные постройки. С такой высоты они походили на детские игрушки, которыми торгуют на городских рынках.

3
{"b":"13393","o":1}