ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Тонгор остановился, чтобы перевести дыхание, нечто легкое коснулось его руки, и сознание воина затуманилось. С ужасом варвар понял, что это слит. Прекрасный цветок уже раскрыл свои мягкие лепестки, напоминавшие огромную пасть, обнажив три ряда пустотелых клыков, которые за час могли высосать кровь из самца буфара.

Цветок-вампир испустил благоухающее наркотическое облако, от действия которого жертва обычно теряла сознание. Когда все поплыло перед глазами, Тонгор попытался отодрать мягкие мясистые лепестки от своей руки. Он уже почувствовал, как начала неметь плоть по мере того, как слит высасывал кровь из его тела. Колени варвара подогнулись, и он осел на мягкий мох, оставив руку в плену отвратительного цветка.

Тонгор вяло наблюдал за тем, как покрытые восковым налетом лепестки постепенно краснеют. Губчатый цветок всасывал кровь валькара.

И в это мгновение дварк настиг свою жертву.

При виде дракона джунглей варвар собрал весь остаток сил, напрягся. Меч рассек жесткий стебель слита, отделив цветок от тела растения. Цветок оставался на руке, пока Тонгор не отодрал его и не растоптал с омерзением.

Все еще опьяненный наркотическими парами цветка-вампира, Тонгор развернулся, чтобы встретить дракона. Взяв инициативу в свои руки, валькар прыгнул вперед, замахнувшись мечом. Острая сталь вонзилась в истекающую слюной нижнюю челюсть дварка.

Тонгор выдернул меч и снова замахнулся. Окровавленный меч разрубил толстые складки кожи в месте соединения челюстей дракона. Брызнула кровь, окрасив руки и грудь варвара в красный цвет.

Оглушительно фыркнув, дварк мотнул головой из стороны в сторону, стараясь облегчить боль. Покрытое чешуей рыло ударило валькара, будто таран, и отбросило на десяток ярдов. Тонгор растянулся на спине, и меч выпал из его рук.

Еще до того как он успел подняться и снова схватить оружие, над ним разверзлась влажная пасть дварка. Он увидел изогнутые белые сабли могучих клыков.

— Задержи дыхание, воин.

Из зарослей выступил высокий старик в длинном халате. В одной руке он держал металлическую коробочку. Тонгор не знал, кто это, но подчинился приказу.

Когда челюсти дварка приблизились, старик открыл коробочку и бросил ее содержимое в рот чудовищу. Вокруг морды дракона джунглей расплылось густое голубое облако. Дварк отдернул голову, когда клубы пыли попали ему в ноздри. Алчный огонь погас в красных глазах, и, когда Тонгор поднялся на ноги, Дварк с грохотом повалился на землю, которая вздрогнула от удара массивного тела. Зверь либо сдох, либо потерял сознание.

Тонгор поднял меч и бесстрастно оглядел старика.

— Благодарю вас за… помощь, — проговорил варвар.

Незнакомец провел тонкими пальцами по длинной седой бороде и едва заметно улыбнулся.

— Порошок лотоса сновидений, — объяснил он глубоким звучным голосом. — Одна крупинка переносит человека на несколько часов в мир снов и фантастических удовольствий, порожденных его собственным сознанием. Дварк вдохнул порошка столько, сколько хватило бы городу средних размеров… Очень неразумно и опасно бродить по этим джунглям с одним лишь мечом. Но позволь мне представиться: я заклинатель, живущий поблизости. Зовут меня Шарат из Заара.

Тонгор тоже представился. Он не выпускал из рук меч, не зная, чего ожидать от незнакомца. Он не водил дружбы с колдунами, и всей своей северной кровью ненавидел уловки дьявольского искусства. Слава же этого колдуна достигла даже северной родины Тонгора. Шарат Великий считался одним из самых могущественных колдунов. Некоторые называли его Колдуном Лемурии.

Шарат был стар — так стар, что Тонгор не решался даже предположить, сколько ему лет. На морщинистом лице древнего колдуна лежала печать нескольких веков. Носил он длинный неопределенного серого цвета халат с широкими рукавами, на широком поясе из змеиной кожи висели короткий меч необычной формы и мешочек алого цвета. Холодный взгляд черных глаз старика обладал гипнотическим свойством. Нестриженая грива седых волос ниспадала на худые плечи, а борода того же оттенка струилась, словно водопад, до самого пояса. На худых пальцах мерцало множество колец и перстней — колдовских талисманов. Кольцо из самородного железа поблескивало клинописными рунами, перстень с кроваво-красным нефритом сверкал Словом Силы. Да и остальные кольца, изготовленные из драгоценных камней, металлов или редких пород деревьев, невольно притягивали взгляд. «Наверное, при помощи этих колец он вызывает духов стихий и повелевает ими», — решил варвар.

Шарат вновь заговорил:

— Ты ранен и устал. Позволь пригласить тебя в мое жилище. Тебе необходимы пища, питье и отдых. Идем, мой замп привязан неподалеку.

Тонгор был бы последним дураком, если бы отказался от предложения колдуна. Да и как иначе может поступить усталый и израненный человек, затерявшийся в джунглях на расстоянии многих лиг от ближайшего города? Пожав плечами с философским видом, валькар кивнул, принимая предложение.

Тонгор принял решение жестко контролировать ситуацию и не выпускать из руки меча… хотя колдун, у которого хватает сил на то, чтобы обезвредить гигантского дварка, легко справится с одиноким воином.

Замп оказался привязанным на небольшой полянке всего в нескольких шагах от места схватки с драконом. Это огромное животное внешне напоминало носорога. Толстая шкура на спине отливала синевато-серым, а на брюхе становилась грязно-желтой. Короткие и толстые ноги с роговыми наростами наподобие копыт могли без устали нести зампа несколько дней. Морда заканчивалась клювом, а между свинячьих глазок рос прямой и острый рог. Как и у доисторического трицератопса, его предка, шею зампа закрывал огромный изогнутый щит костной ткани, образовывавший естественное седло. Наездник сидел в этом седле и управлял зверем с помощью поводьев, прикрепленных к железным кольцам, вставленным в маленькие, нежные ушки зампа — единственное чувствительное место на громадном теле.

Замп Шарата оказался гигантским представителем своего вида, и костяное седло могло вместить двоих. Колдун и валькар забрались на зверя и отправились в путь.

— Джунгли Куша негостеприимное местечко. Меня удивляет, что вы поселились здесь, — заметил Тонгор.

— Колдуны предпочитают жить в удаленных уголках земли и спокойно проводить свои изыскания и опыты. Поскольку обслуживают меня невидимые духи, я не нуждаюсь в слугах.

Много лет назад я соорудил подземный дворец в горах неподалеку отсюда и с тех пор живу там. Но я редко покидаю свое подземное жилище и выхожу прогуляться по джунглям, — ответил Шарат.

— Мне повезло, что вы отправились на прогулку…

— Это не просто везение, Тонгор из клана валькаров. У меня есть волшебное зеркало, которое показывает мне все, что происходит в Лемурии. Благодаря ему я увидел над Кушем твой необычный летучий корабль. Я видел, как на него напали гракки, крылатые ящеры, и уничтожили его, и видел, как ты оказался один среди джунглей. Я поспешил, чтобы оказать посильную помощь и заодно осмотреть обломки судна. Но это мы отложим на потом. Вначале ты отдохнешь и хорошенько поешь…

Огромный замп бежал по джунглям. Мимо проносились древовидные лотиферы с темно-красной корой, похожей на запекшуюся кровь. Деревья росли все реже по мере того, как колдун и валькар приближались к огромной горной цепи — серые вершины гор уже виднелись на горизонте. «Моммурские горы», — подумал Тонгор, вспомнив карты. Он молча поморщился. Выходило, что он продирался через джунгли, двигаясь прямо в противоположном направлении от Катооля!

Вскоре колдун и варвар въехали в извилистый, словно лабиринт, каньон, который глубоко прорезал невысокие скалы на границе гор. Отвесные стены поднимались по обеим сторонам на тысячу футов, и не одна из бесчисленных трещин не походила на вход в пещеру.

Неожиданно Шарат остановил зампа. Тонгор с любопытством наблюдал, как колдун склонился к стене и надавил на кольцо, спрятанное в небольшом углублении. Огромная глыба беззвучно опустилась в землю.

6
{"b":"13393","o":1}