ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По дороге в лабораторию Шарата, протаскивая корабль между сталагмитами, Тонгор еще раз оглядел его. Гордый летательный аппарат безупречной формы, словно украшение сверкавший над крепостью Турдиса, теперь представлял собой помятую груду металла. Гракки сильно повредили судно. Нос был смят, словно лист пергамента, скомканный кулаком гиганта. Острые, твердые, как железо, клювы изуродовали борта, а каюту снес удар о ветви лотифера. Теперь воздушный корабль казался варвару хламом, годным лишь на свалку, но колдун уверенно заявил, что аппарат можно починить.

— Хвала богам, судно не потеряло ни одной пластины из урилиума. Мне трудно было бы найти им замену. Все остальное легко сделать заново… Мне не терпится подробнее изучить устройство пропеллеров и механизмов управления… Да, воин, через несколько дней ты сможешь полететь в Катооль — или в любое другое место. Отправишься, куда захочешь, забыв о том, что летающие ящеры чуть не сбили твой летучий корабль.

Шарат надел кожаный рабочий фартук и достал инструменты. Тонгор с беспокойством оглядывал лабораторию. На длинных столах среди стеклянных колб и пробирок странных форм стояли тигли и антаноры. Вдоль стен размещалось множество таинственных сосудов и приспособлений.

— Могу я чем-то помочь?

— Нет. Осмотри пока мое жилище.

Поскольку его помощь отвергли, Тонгор оставил колдуна в мастерской и отправился бродить по странным залам, изучая подземный замок.

Одно помещение заполняли книги по магическому искусству.

Книги маленькие и громадные — некоторые в рост человека; переплеты из кожи буфара, из металла с гравировкой, из резного дерева неизвестных пород. Книги были написаны на десятке языков и Тонгор, приоткрыв одну в переплете из густого меха зеленого волка, с отвращением увидел странные иероглифы, начертанные красной, черной и золотой краской на листах пергамента.

Другая комната оказалась химической лабораторией колдуна.

Над огнем бурлили котлы со светящейся жидкостью зеленоватого оттенка. Глиняные горшки и металлические трубки образовывали хитрую конструкцию, через изгибы и спирали которой прогонялись кипящие жидкости. Но смысл алхимических экспериментов Шарата варвар понять не мог, да и не пытался.

В одном углу лаборатории на подставке стоял человеческий скелет. В стеклянном шаре с мутной жидкостью плавал человеческий мозг. Пучки сушеных трав и разноцветные порошки в канистрах наполняли воздух едкими, отвратительными запахами.

Тонгор презрительно сморщил нос.

— Колдовство, — проворчал он.

Следующая комната больше соответствовала его вкусам. На стенах висело оружие из сотен городов. Мечи, пики, луки и копья… кривые кинжалы наемных убийц из Далакха, ножи с лезвием в форме листа из Дарундабара висели рядом с украшенными перьями копьями Возашпы и гигантскими боевыми топорами затерянного доисторического Иба. Валькар с удовольствием провел целый час в этой комнате, пробуя в руках оружие из арсенала колдуна.

«Все это волшебное оружие», — предположил Тонгор. На клинках виднелись северные руны и странные, вытравленные кислотой знаки синих кочевников с востока. В рукоять одного меча был вставлен огромный рубин, который сверкал, будто злобный глаз. Он поворачивался в оправе, словно следил за Тонгором.

В тот же вечер после ужина, когда колдун и его гость сидели за охлажденным сарновым вином и закусывали фруктами, Шарат рассказал варвару о медленно продвигающейся работе:

— Я размягчил металл на носу корабля, нагрев его с помощью газовых горелок, и придал обшивке прежнюю форму. Теперь то же самое надо сделать с днищем и бортами… Но поговорим о другом. Расскажи мне, Тонгор из клана валькаров, что ты намерен делать дальше? Куда ты направишься, когда корабль будет отремонтирован?

Тонгор пожал плечами:

— Вероятно, в Катооль. Или, возможно, вернусь на север.

Хороший клинок всегда найдет работу.

Колдун хитро посмотрел на варвара:

— Значит, у тебя нет определенной цели? Ты не связан обещанием, данным сарку Катооля или какого другого города?

— Не связан. Я иду туда, куда направит меня Отец Горм.

— Ладно… Позволь рассказать тебе одну историю… Может быть, я предложу тебе одну работенку.

Тонгор одним глотком допил вино и с интересом посмотрел На колдуна:

— Ну рассказывайте.

Колдун провел по бороде длинными пальцами и задумчиво уставился на огонь.

— Вначале я задам тебе вопрос. Что ты знаешь о войне между людьми и Королями-Драконами?

— О Тысячелетней войне? Знаю то же, что все. Короли-Драконы правили Лемурией до того, как появились Первые люди… то, как Отец Горм слепил из земли человека и, взяв кровь из правой руки, влил жизнь в человека, и Фондат Перворожденный ожил. То, как Первые люди боролись в течение тысячи лет против Королей-Драконов и наконец разбили их на черном побережье залива Гримштранд, далеко на севере. Там погиб сын Тунгарта, однако ему удалось убить последнего Дракона.

— Да, почти все верно. Тебе, вероятно, известно, что до того, как возникли люди, на земле царствовали гигантские рептилии. Когда-то вся земля дрожала под их тяжелой поступью, но сегодня сохранились лишь их потомки — зампы, гракки, дварки и им подобные. Короли-Драконы — это не сказочные страшилища, а народ человекообразных змей, происшедший от рептилий. Размером они были меньше ящеров, внешне походили на людей и обладали жестоким и холодным разумом, вероятно настолько же превосходящим человеческий разум, насколько и длительность их жизни превосходит длительность человеческой жизни. Когда возникли люди и основали Немедию, Первое королевство, Драконы властвовали над миром, используя силу тупых собратьев для возведения городов из огромных черных монолитов. Там они проводили странные и мерзкие ритуалы во имя темных богов, которых лучше не называть.

Колдун неспешно, глубоким голосом пересказывал героическую сагу о Тысячелетней войне, согласно которой сыновья Фондата вели Первых людей сквозь столетия к победе, отдавшей Лемурию людям. Драконов медленно оттесняли, хотя люди гибли тысячами. Однако люди-змеи смогли собрать титаническую силу из несметных орд рептилий-чудовищ, рядом с которыми даже дварк казался карликом. Постепенно люди отчаялись. Они спрятались за стенами древних городов Немедии: Иба, Яодара и Ита.

— Затем их великий вождь Тунгарт воззвал к Отцу Богов.

Среди бури, грома и молний Горм спустился на гору над древней Немедией. Он вручил Тунгарту оружие, названное Немедийским мечом — клинок, выкованный богами, в железное сердце которого была заключена сила молнии. И с этим волшебным мечом последние герои отправились в путь. Они разбили Королей-Драконов в нескольких страшных битвах и оттеснили их к северным берегам Лемурии, в Черный замок, последний оплот Королей-Драконов. У его подножия погиб Тунгарт…

— Я помню эту историю, — прервал колдуна Тонгор и процитировал строки Диомбара, немедийского сказителя:

Корбан уж пал, и Коннар, и Игрим,

Мы все бьемся и трубы трубят,

Мы Драконов-Царей вот-вот победим

Души жаждою мщенья горят.

И за каждого павшего брата

Из отважных потомков Фондата

Мы по дюжине вражьих солдат

Отправляли прямехонько в ад.

Звонкие строки древней военной саги прозвучали в зале, освещенном мерцающим огнем. Они отдавались эхом от скрытых в тени стропил под потолком. Однако Шарат поднял худую руку, призывая варвара к молчанию.

— Да, благодаря доблести героев Немедии и магической силе меча, Драконы были убиты, их последняя крепость пала, после чего началась история королевств Лемурии. С тех пор прошло шесть тысяч лет. Но сказитель Диомбар знал не всю историю.

— Какова же тогда полная история?

Глаза колдуна странно блеснули в свете огня, — Да, Короли-Драконы пали у залива Гримштранд, но некоторым из них удалось бежать. Перенесясь при помощи колдовства по воздуху, они укрылись от людских взглядов. Долгие века жили они в потайных убежищах… вынашивая в своем холодном змеином уме план мести. Прошли века… Немедия пала, но сыны Немедии расселились по Лемурии, основав города, образовав новые королевства: Валькарт на севере и Турдис на юге; Патангу и Катоспар. А Короли-Драконы все таились, ожидая часа мести. Теперь это время очень близко. Словно черные привидения из мифов, они все еще живут, поддерживая существование при помощи тайной науки. И для Лемурии близится роковой час, роковой не только для земель людей, но и для самой планеты, на которой мы обитаем, для всей Вселенной!

8
{"b":"13393","o":1}