ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

В течение нескольких часов банда из Орды Джахангира стояла лагерем именно в этом месте, согласно приказу их главаря, Свирепого Канга. Именно он отправил сюда этот отряд под командованием лейтенанта Мингола. Засада оказалась на редкость удачной.

Пока часть отряда отвлекла на себя внимание Льва-варвара, Мингол со своими головорезами окружил принцессу. Не произнося ни звука, Алара сражалась, и ее изящный меч как будто сплел сверкающую паутину между ней и толпой дикарей.

Трое из них рухнули на землю, захлебнувшись в луже собственной крови, сраженные ударами смертоносной стали. Все-таки не зря Алара проводила столько изнурительных часов, тренируясь под руководством своего мастера и друга Элидура. Ее гибкие, тренированные мышцы не знали усталости. Мгновенный и точный удар мелькнувшего, как молния, клинка пронзил живот одного из врагов, и он рухнул на спину, пытаясь зажать руками рану, из которой потоком хлестала кровь. Пока дикарь бился в агонии, Алара мгновенно развернулась и пронзила горло еще одному из нападавших.

Зарычав от ярости, на принцессу бросился сам Мингол. Он ударил тяжелой дубинкой ее по голове, и Алара упала без чувств, прямо к его ногам. Дикарь наклонился и вскинул потерявшую сознание девушку себе на плечо.

– Разберитесь с ее парнем, – приказал он своим людям.

Однако Молот Саргона сеял ужас среди смуглолицых воинов. Семеро подошедших особенно близко рухнули как подкошенные от одного удара Молота, с разбитыми черепами или проломленными грудными клетками. Сам варвар был покрыт кровью из ран на спине, груди и руках. Его кожаная туника превратилась в лохмотья. Но с бесстрастным лицом, похожим на маску, он продолжал бороться, и только его черные глаза сверкали из-под нахмуренных бровей. Молот стал уже алым по самую рукоять, но смуглолицые дикари по-прежнему атаковали Саргона, прыгая на него, как обезумевшие волки, перескакивая через тела своих убитых товарищей.

И тут Мингол подозвал своего ближайшего поверенного Кхонда. Этот тощий, седой воин обладал удивительными способностями. Шишковатая дубинка из тяжелого черного дерева, просвистев в воздухе, врезалась точно в висок Саргону. Варвар упал как мертвый, и его Молот с грохотом покатился по земле. Один из людей Мингола – Старков, уселся верхом на поверженного, повалившегося без чувств воина. Обнажив желтые зубы в волчьей гримасе, он вытащил из-за кожаного пояса огромный боевой топор Джахангира.

Мингол повернулся, когда Алара вдруг зашевелилась и застонала. Его приверженные сгрудились вокруг. Офицер Орды боялся, что кто-то может наблюдать за ними из густого сумрачного леса. Больше всего Мингол желал бы сейчас оказаться как можно дальше от этого неприятного и непривычного для него места. Однако еще больше он боялся всяких примет, камней, которые, как ему казалось, предсказывали страшное будущее, и особенно боялся слов, сказанных ему на незнакомом языке.

Алара очнулась и увидела, что охранявший ее враг не сводит зачарованных глаз со странного блестящего предмета, сверкавшего так, словно он состоит из драгоценных камней. Облако алого пламени поднималось к небу, образуя мистические ворота между мирами, и принцесса вдруг разглядела очертания улиц и домов, облицованных мрамором… Она вздрогнула и приподнялась, и тогда Мингол подошел поближе к Саргону, чтобы убедиться, что воин-варвар по-прежнему лежит распластанным на земле. Верхом на варваре восседал смуглолицый охранник. Он держал огромный острый топор над головой поверженного врага, со злобным и злорадным шипением царапая ему шею. Это было последнее, что смогла увидеть Алара, когда Мингол протащил ее через колдовские ворота. Глаза принцессы вновь закрылись.

* * *

Едва придя в сознание после удара дубинки, Саргон с трудом попытался приподняться. Словно сквозь туман видел он, как принцесса исчезла, когда ее пронесли сквозь странные сверкающие ворота. С трудом, шатаясь, варвар поднялся на ноги и поискал взглядом противников, которые в любое мгновение могли вновь обрушиться на него. Но оказалось, что он Мог беспрепятственно двигаться.

Неожиданно варвар услышал какой-то странный тренькающий звук, похожий на звон струны, но прозвучавший слишком резко. Длинная зеленая стрела вонзилась в запястье дикаря, охранявшего Саргона. Поскольку охранник крепко сжимал топор обеими руками, то и стрела пронзила их так, что они оказались словно заперты на замок. Старкон хрипло вопил, топор выпал из его рук, не задев варвара, а просто со звоном покатившись по земле.

Мелькнула следующая стрела, мгновенно пронзив горло смуглолицего дикаря. Он захрипел, а затем рухнул на землю. Саргон поднялся на ноги, еще испытывая головокружение.

Тут же на дикарей обрушился самый настоящий дождь стрел. Безошибочно и смертоносно поражали они смуглолицых сторонников Мингола. Остатки банды постарались добежать до сверкающих волшебных ворот, все еще сиявших в ночи.

Саргон, пошатываясь, направился к странным волшебным воротам, но едва он приблизился к ним, как они вдруг вспыхнули, ослепив его на несколько мгновений, и таинственным образом исчезли. Он обернулся, пытаясь понять причину, а также увидеть загадочных лучников, перебивших практически всю орду. И тут перед ним появился ухмыляющийся Белкин.

– Я решил все-таки проследить за вами, пока вы не достигнете безопасного места, – заявил предводитель разбойников. – К сожалению, поганые дикари утащили девушку до того, как мои люди смогли им помешать. Но, по крайней мере, я рад, что мы подоспели достаточно быстро, чтобы спасти твою шею от топора, которым размахивал тот узкоглазый. Вот так, воин!

Саргон ничего не ответил, лишь стоял, опустив голову. Да и сказать-то было нечего – принцессу куда-то увели. Он не смог ее спасти. Лев-варвар испытывал лишь чувство опустошения и отчаяния.

– Эти придурки из орды Джахангира, – объяснил Белкин. – Я узнал их по размалеванным мордам, но главное, я узнал их главаря Мингола и его прихлебателя Канга по прозвищу Свирепый Дьявол. Однажды я уже здорово промыл ему мозги, но, по-моему, он так ничего и не понял. Значит, мы встретимся еще раз и поговорим уже посерьезнее.

– А что это за светящиеся ворота, через которые они утащили девушку? – хмуро спросил Саргон.

– Колдовские ворота… Я слышал о них, но до сих пор никогда не видел, – ответил Белкин и беспомощно пожал плечами. – У Черного Шадразара есть ключ, который открывает эти ворота в любом месте, причем расстояние между ними может быть огромным. Хотя он не так уж часто может творить подобное колдовство, наверное, благодаря Аздириму, который нас видит и охраняет. К тому же ворота, как я слышал, узкие и хлипкие. Если бы дела обстояли по-другому, Черные Орды уже открыли бы тысячи таких ворот, ворвались бы в наши земли и победили бы не столько благодаря умению воевать, а просто задавили числом.

Черные глаза Саргона вспыхнули от ярости и ненависти, а из его груди вырвалось невольное рычание, действительно напоминающее рычание льва. Вооруженный Молотом, он мог бы вступить в схватку не только с разного рода бестиями, дикарями, но даже с демонами тьмы. Однако теперь он растерялся. Как найти принцессу? Что это за волшебные ворота, через которые ее утащили и которые потом вместе с ней бесследно исчезли? Эти и многие другие вопросы мучили его, и он не находил на них ответов.

Один из лесных братьев Белкина подошел к ним, ведя под уздцы сангана.

– Твоего коня убили, но мы даем тебе одного из наших, воин, – объявил Белкин. – Жаль, что мы не успели спасти девушку. Боюсь, что она сейчас в Шам Нам Чане.

– Шам Нам Чан? Что это еще такое?

– Самый черный город в сердце Черных Орд. Он находится за Стеной, но для этого надо пройти через все ущелье. Дикари основали его лет десять назад, а вернее, поселились в бывшем имперском городе, который когда-то назывался Афонтис. Теперь там собрались основные силы Черных Орд, которые готовят главный и, как они считают, последний удар по цитадели, преграждающей вход в ущелье Аркантира.

10
{"b":"13394","o":1}