ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зажатые в кольцо четырьмя крошечными армиями, оставшись без предводителя, убитого у них на глазах, и потеряв всякую надежду не только на какое-нибудь сопротивление, но даже на бегство, охваченные паникой черные воины превратились в обезумевшее визжащее стадо.

Сражение закончилось. Началась кровавая резня. Джахангирцы перестали отбиваться от нападавших воинов империи; они бросали оружие и падали на колени, закрывая го лову руками, или боролись друг с другом, чтобы протиснуться сквозь толпу и попытаться убежать от безжалостных стрел и мечей защитников цитадели.

Но убежать никому не удавалось. Началось беспощадное истребление черных воинов. Настоящее массовое убийство – суровые воины Последнего Легиона и те, кто присоединился к ним в последний час, понимали это, но знали, что должны, обязаны убивать. И они убивали, безжалостно и жестоко.

Воины долин, лучники Гонд Амрахила, рыцари Дорионота убивали и убивали, пока земля не покрылась красной липкой грязью. Воины Кут Паладона, бородатые горцы из Друн Тагара, разбойники Белкина рубили мечами и пронзали стрелами врага, не зная усталости. Саргон, размахивая Молотом, проложил путь туда, где бился задыхающийся, шатающийся и едва не теряющий сознание Парамир. Некоторое время доблестный молодой принц и могучий варвар плечом к плечу продвигались вперед, навстречу графу Чойсу и его меченосцам. Встретившись, Саргон и Чойс пожали друг другу руки и перевели дух.

– Все-таки ты пришел, варвар! Я должен был знать, что такой человек, как ты, никогда не сбежит с поля боя. Неужели это твой Молот разрушил горы? Когда этот кровавый день закончится, если мы останемся живы, я напьюсь допьяна за твое здоровье, и ты мне все расскажешь, – с улыбкой прохрипел Чойс.

Саргон усмехнулся, но ответить не успел, ему пришлось обрушить Молот на голову дикаря, попытавшегося дотянуться до варвара мечом, и кровавая бойня возобновилась.

И вот наконец варвар достиг вершины холма, где когда-то находился командный пункт Мингола, сорвал черно-золотое знамя Орды и втоптал его в землю. Затем он повернулся в сторону Белкина, подскакавшего навстречу варвару, в разорванной зеленой куртке, залитой кровью, не столько собственной алой, сколько темной, почти черной, кровью врагов. Смеясь, Белкин поднял пыльное, но ликующее и торжествующее лицо и приветствовал Саргона, высоко вскинув меч.

– Привет, варвар! Ты оказался прав. Твои слова запали мне в душу и не позволили дальше прохлаждаться в лесах. Последняя Битва – дело чести каждого мужчины, будь он изгнанник или подданный империи, – прокричал разбойник.

– С этого дня, командир, ты больше не изгнанник, можешь мне поверить! – проревел с вершины холма Саргон и начал спускаться, чтобы поговорить с предводителем разбойников.

Ближе к вечеру побоище превратилось в охоту. Из цитадели Аркантира на свежих санганах выехали рыцари и присоединились к людям Белкина, гонявшимся за убегавшими дикарями. Они помчались по равнине, настигая и убивая группы беглецов, чудом уцелевших после страшной бойни. Некоторые дикари успели убежать достаточно далеко, однако и у них не оставалось никаких шансов спастись – их, пеших, легко догнали быстрые санганы, и беглецы разделяли ужасную участь своих сородичей. Если они не погибали от мечей всадников, то умирали в страшных муках, разодранные в клочья когтями и клыками коней-драконов, которым эта охота доставляла явное удовольствие. Хищные бестии привыкли охотиться в дикой местности, что лежала за южными склонами от Стены Мира.

Сражение закончилось победой защитников цитадели. Священная империя вопреки всем мрачным прогнозам оказалась спасена. Конечно, в этом помог святой Аздирим, но обычные смертные люди, сильные и смелые, горевшие желанием сражаться до последней капли крови, шли на верную смерть, выступая против бесчисленных полчищ врагов. Благодаря своему мужеству и стойкости, а также сплоченности и взаимовыручке они победили и спасли империю от гибели и разрушения.

Так и должно быть всегда, когда храбрые люди идут на войну, зная, что у них за спиной остались родные…

На землю тихо опускалась ночь. Закат превратил небо в яркий роскошный гобелен, сотканный из золотых и красных вспышек огня. Последние защитники Аркантира устало покидали поле боя, входя в непобежденную цитадель через открытые ворота. Там их встречала исхудавшая и бледная, с глазами, полными слез, принцесса Алара, которая приветствовала и поздравляла с победой каждого, кто проезжал мимо нее.

Когда на небе засияли первые неяркие звезды, громко заиграли боевые рожки в честь тех воинов, что вышли живыми с поля боя, в память о тех, кто остался там лежать.

Победа, победа, победа! – пели рожки на освещенных звездами стенах выстоявшей цитадели Аркантира. Страница истории, связанная с Последней Битвой, закрылась.

Эпилог

Когда утренние, бледные луны осветили небо, из цитадели Аркантира выехали всадники во главе с Чойсом и направились по дороге Королей к Халсадону. Впереди на некотором расстоянии ехали варвар Саргон и принцесса Алара с воинами Последнего Легиона. Во Внутренних Землях теперь царили мир и покой, и темные крылья опасности перестали витать над ними. И все же в цитадели остались Парамир с горсткой рыцарей.

Принц проводил уезжавших до двойных колонн, где все остановились и стали прощаться. Утро понемногу брало свое. Вершины гор засверкали яркой позолотой, а земля озарилась ровным бледно-золотым светом. Свежий ветер трепал широкий плащ Саргона, играл темно-красными перьями на шлеме Чойса и развевал длинные волосы Алары. Варвар наполнил легкие свежим воздухом и почувствовал необыкновенный прилив сил. Жизнь снова била в нем через край. Эта земля была древней, сухой и растрескавшейся, но на пыльной равнине у ворот Аркантира в эти мгновения зародилось что-то новое. Новый дух, закалившийся в отчаянной схватке с несметны ми полчищами врагов, наполнил сердца защитников империи. Теперь, когда война окончилась, этому героическому духу надо было искать другое применение. Возможно, наши герои смогли бы возродить былое величие расшатанной ста рой империи и влить новую энергию в дряблые вены древнего колосса. А может быть, их порыв вскоре иссякнёт, не выдержав рутины обыденной жизни. Время покажет. По крайней мере, оказалось, что у империи есть теперь надежные и сильные защитники.

– Мы пошлем за вами и вашими рыцарями, принц, – объявила Алара, когда Парамир наклонился, чтобы поцеловать ей руку. – Вы войдете в Главные ворота Халсадона, овеянные славой и почетом, Я не знаю, какие почести окажет вам мой дед, но что касается меня, я дарую вам печать Председателя Совета.

В темных глазах принцессы сверкнули слезы, но она гордо вскинула голову и улыбнулась Парамиру.

– Каждый, кто вышел на защиту империи в ее самый черный час сюда, к стенам Аркантира, будь он воин империи или лесной изгнанник, горец из племени Троенира или… – тут Алара с улыбкой посмотрела на Саргона, сживавшего поводья могучей рукой, – …или варвар с Островов, отныне будет носить высокое звание Героя Аркантира. Я знаю, что это недостаточно большая награда, всего лишь громкое слово, но, возможно, со временем те, кто малодушно спрятался за стенами Халсадона, будут мучиться угрызениями совести оттого, что не пришли сюда, чтобы сражаться вместе с нами. Они станут испытывать жгучую зависть к тем, кто носит гордое звание аркантирца.

Молодой принц молча поклонился. Граф Чойс тоже слегка наклонил голову.

– Нам выпало лучшее, о чем только может мечтать настоящий воин – сражаться за родину. А теперь, моя госпожа, нам предстоит долгая дорога, – напомнил он. Алара кивнула.

Белкин закашлялся и слегка поморщился. На плече у не го кровоточил след от копья – рана небольшая, но причинявшая боль при каждом неосторожном движении.

– Осмелюсь сказать, что господин Верховный судья королевства явно сочтет, что изгнаннику не подобает носить столь высокое звание, моя госпожа, – усмехнулся предводитель лесных братьев. – Не будет же он оказывать почести нам, изгнанникам!

27
{"b":"13394","o":1}