ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Торжество победителя звучало в каркающем голосе Серого Колдуна. Безумный огонь сверкал в глазах, пена выступила в уголках губ. неожиданно Карма Карвуса осенило, что Белшатла и вправду безумен. Неизвестно, был ли он уже таким много лет назад, когда пришел в алый город со своим дерзким предложением; быть может, долгие годы скитаний по пустыням, жизни в одиночестве и многих часов, проведенных в постижении древнего чародейства, оказались сильнее разума человека. Как бы то ни было, но сейчас человек, сидящий перед Кармом Карвусом, явно был сумасшедшим. Вздрогнув в первый ммент от ужаса, Карм Карвус тотчас же стал прикидывать, как использовть этот факт себе на пользу, чтобы попытаться бежать.

— Да, я был глуп, недооценив твой талант и упорство, Белшатла, — спокойно сказал принц, причем с большой долей искренности.

Серый Колдун расплылся в торжествующей улыбке.

— Что ж, тебе осталось только сожалеть о своей недалекости. Все, принц, уже поздно. Когда-то я готов был бросить к твоим ногам все королевства земли. Но теперь я отдаю их красному псу из Таракуса! И он, а не ты, будет сидеть на троне всех королевств!

— Что ж, горе мне, не распознавшему гения, когда он обратился ко мне, — произнес Карм Карвус. — Скажи, а ты действительно овладел тайнами колдунов древней Нианги или только притворяешься, чтобы отомстить мне?

— притворяюсь? — яростная гримаса исказила лицо безумного колдуна. — Я притворяюсь? Я, последний хранитель мудрости древних колдунов — притворяюсь? Я, тот, у чьих ног скоро лягут страны и народы, тот, кого будут прославлять как победителя и завоевателя… Так послушай же меня: Серая Смерть, как вы по невежеству называете Лампу, Разрушающую Разум, — это лишь слабейшее из тех страшных видов оружия, которые хранились в городах забытой и занесенной песками Нианги! Помимо нее, существует оружие, которое может померяться силами с самим солнцем. Оно вызывает огонь такой силы, что сама земная твердь плавится и течет, словно растаявший весной лед… Яйцо Грома — так называли это оружие древние колдуны Нианги… Основа его — два редких и дорогих металла, которые, соединенные друг с другом, высвобождают скрытый богами в них огонь и жар. Даже двух небольших кусочков достаточно, чтобы поднять факел выше купола любого храма и разрушить целый город!

Можете себе представить, с каким непередаваемым ужасом слушал Карм Карвус слова безумного и страшного в своем безумии Белшатлы. Ведь князь Царгола не знал ничего о водородной бомбе, а именно ее описывал ему Серый Колдун, в тех словах и терминах, которые были доступны древнему лемурийцу.

Князь дал старому колдуну выговориться и, подождав, пока Белшатла чуть устанет от эмоциональных речей, поинтересовался, как работает Лампа Безумия, и нельзя ли поближе рассмотреть ее в действии. Колдун на удивление легко и радостно согласился с этим предложением; ибо злопамятному безумцу не было ничего пиятнее, чем восхищенное внимание того человека, который некогда отверг его предложение и выгнал прочь из дворца и из города.

Колдун встал и направился к узкому проходу в стене за спиной пленника, знаком приказав Карму Карвусу седовать за ним. Узкий коридор освещали лишь есколько свечей, вставленных в подсвечник, сжатый сухой рукой Белшатлы. Карм Карвус шел за Белшатлой по пятам; его мозг напряженно работал. Несомненно, сейчас ничего е стоило убить безумного старика… Но будет ли в этом смысл? Ведь князь Царгола понятия не имел о том, в какой части дворца они находились и каким путем можно выбраться на свободу. В итоге он решил предоставить Белшатле действовать по своему усмотрению и подождать.

Карм Карвус, вздохнув, последовал дальше по темному туннелю, не зная, куда ведет его безумный колдун, полагаясь лишь на милость богов.

x x x

Они спускались по винтовой каменной лестнице на дно глубокой шахты. Все ниже и ниже — Карму Карвусу уже начало казаться, что на него давит тяжесть каменной громады, нависшей над ними. Таракус был построен на склонах гор, окружавших бухту. Крыша одного дома нередко была террасой соседнего, и почти из всех окон открывался вид на Залив Патанги в том месте, где его воды смешивались с водами Южного моря. Крепость Каштара и его замок возвышались на вершине одной из гор, а этот тайный подземный ход уходил вниз, спускаясь, быть может, до уровня моря.

Карм Карвус шел, ступая след в след за шаркающим колдуном, непроизвольно поеживаясь от страха. В дрожащем свете свечей метались тени, вокруг почти ничего не было видно — лишь грубо обработанные ступени и стены, вырубленные в скальном монолите. А лестница вела все ниже и ниже — в бездонную темную пропасть.

Лестница превратилась в туннель, а тот привел в огромную пещеру. сотни сталактитов свисали с ее куполоподобного потолка, отчего она напоминала какой-то древний храм.

посмотрев чуть дальше, Карм Карвус разглядел волны моря, разбивавшиеся о каменное дно пещеры. Видимо, в противоположной стене пещеры было отверстие, через которое вода и поступала в эту подземную бухту. Массивная решетка из толстых железных балок перекрывала вход в пещеру. Карм Карвус предпочел отложить расспросы о предназначении этой преграды на другой раз.

Кодун и князь подошли к самой кромке воды. Рядом с ними над волнами далеко выдавался вперед каменный выступ, на острие которого было установлено странное сооружение. Стеклянные дымчатые шары, поблескивающие латунные проводки и пластинки — точная копия дьявольской машины, которая принесла на борт «Короны Царгола» безумие, кровь и смерть.

Белшатла проследил направление взгляда принца и разразился хриплым смехом.

— Да, да. Именно она — Лампа, Разрушающая Разум… Лучи Безумия… Во всем мире лишь две таких машины. Одна — перед тобой, а вторая — установлена на палубе флагмана флота Каштара — на «Красном Волке», — сообщил колдун, а затем, обведя вокруг себя рукой, добавил: — Это моя лаборатория. Здесь я могу проводить свои эксперименты, вдали от непрошенных свидетелей и завистников.

— Здесь? — поежился Карм Карвус. — Ты здесь экспериментируешь? Но на чем… или на ком?

— В основном, на рабах и пленных, — пожал плечами Белшатла. — Видишь вон те клетки?

Карм Карвус не заметил их раньше из-за тусклого освещения, но теперь, приглядевшись, он вздрогнул, увидев то, на что показывал ему Белшатла.

На железных цепях под куполом пещеры была подвешена дюжина железных клеток, наподобие звериных. В них, на голых железных прутьях лежали мертвые люди — мужчины, женщины, дети. Но страшнее были не трупы, а те пленники, кто еще оставался жив. Безумцы, понял Карм Карвус, всмотревшись в их лица и дикие глаза.

— Большинство экспериментов уже завершено, — доверительно сообщил Белшатла. — А подопытные — когда они мне больше не нужны, я очень просто избавляюсь от них. Вот так.

Подскочив к торчашему из какого-то механизма рычагу, колдун резко дернул его костлявой, похожей на лапу хищной птицы рукой. тотчас же в полу подвешенных клеток открылись широкие люки, и несчастные пленники — живые и мертвые — полетели в воду. Карм Карвус хотел что-то крикнуть жестокому колдуну, но тут другое зрелище, не менее ужасное, приковало его внимание.

Из воды с шумом вынырнула огромная, покрытая чешуей голова дракона. Раскрылась ужасная пасть, обнажив огромные клыки; в глазах рептилии читалось лишь одно-единственное чувство — голод. Видимо, Белшатле как-то удалось заманить в эту западню одного из ляртов — морских драконов. Теперь Карму Карвусу стало понятно, зачем понадобилось накрепко перегораживать устье пещеры.

Неожиданно в голове князя мелькнула смутная догадка… Придав лицу выражение задумчивого сомнения, он почесал в затылке и произнес:

— Эти несчастные в клетках — мертвы или, по крайней мере, уже безумны. Как же я смогу оценить мощь твоего оружия, если ты показываешь его действие только на беспомощных, запертых в клетках рабах. Кто знает, когда и отчего сошли они с ума? А вот эсли бы ты попробовал… если, конечно, твоя лампа это сумеет, что мне кажется невероятным… в общем, вот если бы ты сумел победить его…

11
{"b":"13396","o":1}