ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Легкая улыбка чуть тронула губы все еще холодно и неприветливо смотревшей на него девушки.

— Когда полгорода стоит на ушах, чтобы разыскать пропавшего пленника по имени Карм Карвус, не стоит большого ума догадаться, что ты — тот самый беглец. Кому еще, кроме как узнику, бежавшему из темницы Каштара, придет в голову лазать по крышам и вламываться в окна, да еще в такую погоду. Но здесь тебе нечего бояться. Ведь я — тоже пленница Красного Волка, Яан из Кадорны. Ты замерз, промок, не стоишь на ногах от усталости. Можешь выпить вина, поесть, погреться у очага. Я думаю, что смогу найти для тебя какую-нибудь сухую одежду.

Пробормотав какие-то невнятные слова благодарности, Карм Карвус растянулся в кресле и, сняв сапоги, вытянул ноги к огню, чувствуя, как тепло, проникая в тело, выдавливает из мускулов и костей усталость и холод. При этом он не переставал заинтересованно следить за девушкой.

Ей было лет двадцать, не больше. Характерная золотистая кожа, черные миндалевидные глаза, сверкавшие, словно два темных самоцвета, выдавали в ней уроженку Кадорны. Копна черных как смоль волос рассыпалась по ее плечам. Ее полные чувственные губы, казалось, были созданы для поцелуев, а под свободными складками шелкового одеяния угадывалась прекрасная фигура.

Кадорна была самым западным городом Империи Девяти Городов. Она лежала за Ковией, по другую сторону от устья Залив Патанги, непосредственно на побережье Южного моря. Города Залива вели мало торговли с Кадорной, но лишь из-за ее удаленности и труднодоступности, а не по политическим причинам. Повелитель Кадорны, князь Касан был союзником Тонгора. Теперь Карм Карвус припомнил, что слышал о юной дочери Касана… Но что она делает здесь, в цитадели пиратского короля?

Вопрос, должно быть, был написан на его лице, а может быть, просто повинуясь интуиции, девушка, выслушав благодарность за вино и еду, поведала гостю о том, как она оказалась в Таракусе.

— Я тоже была взята в плен корсарами, и теперь они держат меня как заложницу, — в нескольких словвах Яан описала, как во время морской прогулки ее судно окружили пираты. Все придворные, охрана и матросы погибли в неравной схватке, а саму ее привезли в Таракус. Карм Карвус угрюмо слушал ее рассказ. Похоже, что в планы Каштара входило захватить по заложнику из всех девяти городов Западной Империи, чтобы обеспечить себе ключ к их воротам. Он спросил девушку, не знает ли она чего-нибудь о других заложниках, но она с улыбкой покачала головой, рассыпав копну волос, закрывших прядями ее прекрасное лицо.

— Кроме тебя и меня, у Каштара нет других пленников, — грустно сказала она, а затем снова улыбнулась. — А у короля пиратов со мной было немало проблем. Сначала я тоже насладилась его гостеприимством в подземной тюрьме; но видя, что страдания только укрепляют мой дух, Каштар решил запереть меня здесь, в более сносных условиях, чтобы я смягчилась и покорно выполнила уготованную мне в его планах роль. Здесь меня неплохо кормят, даже приставили нескольких служанок. Быть может, если я и теперь не соглашусь пособничать ему, Красный Волк снова отправит меня в темницу. Но пока что он меня не трогает.

— Но ведь тебя не оставляют одну, без стражи?

Яан покачала головой.

— Конечно, нет. Я предоставлена самой себе в этих покоях, на верхнем этаже. А прислуга и стража заняли первые два. Выбраться отсюда мне не удается. По крайней мере, стража достаточно разумно предполагает, что саркайя не станет спускаться вниз, карабкаясь по стене, как ты. Но я вовсе не выбросила из головы мысль о бегстве и даже кое-что приготовила. Я как раз выглянула в окно, еще раз обдумывая план побега, и вдруг увидела тебя, карабкающегося по стене. Я зажгла лампу, чтобы привлечь твое внимание. Несомненно, я собиралась пригласить тебя к себе, но кто же мог предположить, что ты ввалишься, выломав окно, без всякого приглашения.

Царголец покраснел.

— Госпожа, я…

Девушка рассмеялась.

— Не нужно извинений. Отчаявшийся человек ищет любую гавань во время бури. Здесь, по крайней мере на время, ты в безопасности. Солдаты уже обыскали мои покои и больше не станут возвращаться. А теперь скажи, какие у тебя планы?

Карм Карвус нахмурился. Все его мысли были направлены лишь на то, как избежать повторного пленения, и, честно говоря, он совсем не думал, как и в каком направлении выбираться из города. Похоже, что в этом вопросе девушка была подготовлена куда лучше и во время заточения не теряла времени даром. Порывшись в одной из корзин с бельем, она извлекла на свет листы пергамента и расстелила их перед принцем.

— Из этого окна открывается отличный вид на город; я тут набросала какое-то подобие карты — план улиц, площадей, перекрестков, — она ткнула пальцем в чертеж. — Я, как и ты, рассчитывала убежать по крышам — этот путь кажется наименее рискованным. Я только ждала подходящей темной безлунной ночи. Смотри, вот здесь мы, вот наша улица, вот городская стена, а здесь — ворота. Они не только надежно охраняются, но и хорошо освещены. но в то же время я выяснила, что стена охраняется лишь верховыми патрулями, разъезжающими с внутренней стороны, а на ее гребне в обычные дни часовых нет. Если повезет, и мы сможем добраться вот до этого участка стены затемно…

— Мы? Госпожа, несомненно, я не могу себе позволить рисковать вашей жизнью, как своей, — запротестовал Карм Карвус.

Яан пристально посмотрела на него и твердо сказала:

— Если ты отказываешься идти со мной, я пойду одна, ясно? А теперь слушай внимательно и смотри на план. Пробираясь вот этим утем, мы выйдем на крышу этого здания. Оно повыше других, и, если повезет, мы сможем перепрыгнуть с карниза на верхнюю площадку стены. Я, кстати, уже приготовила некое подобие веревочной лестницы, — принцесса показала спрятанные среди одежды и покрывал скрученные из полос разрезанной ткани веревки с толстыми узлами для опоры вместо перекладин. — Так вот, привязав веревку к одному из зубцов на стене, мы сможем спуститься вниз, не рискуя спустить себе шею.

Карм Карвус вяло поспорил, описывая опасности такого предприятия, вероятность быть обнаруженными, ненадежность черепицы. Он долго расписывал, как трудно спускаться по веревке и прыгать в темноте, — в общем, описывал все опасности, подстерегавшие их в городе, и, более того, за его стенами — в джунглях, через которые предстояло пробираться до ближайшего дружественного поселения. Но на Яан из Кадорны его слова не произвели никакого впечатления.

— послушай меня, князь Царгола. Я вовсе не изнеженная и беспомощная дамочка, могу тебя заверить. Я не хуже мужчины езжу верхом и умею охотиться. Я знаю, как обращаться с мечом, кинжалом и луком, и могу постоять за себя в бою. Мой отец мечтал о сыне, поэтому, занимаясь со мной, он тренировал меня как мальчишку. Вот почему я не собираюсь выслушивать твои соображения по поводу моей безопасности. Я убегу отсюда. С тобой или без тебя — но убегу.

— Но, госпожа…

— каштар Красный Волк хочет использовать меня как ключ, чтобы распахнуть ворота моего родного города. Но я отказываюсь служить инструментом для исполнения его подлых планов. И даже если Кадорне суждено пасть под ударами врагов, то не с моей помощью; я скорее соглашусь навеки спуститься в подземное царство теней, чем стать орудием уничтожения моего народа! Так я поклялась богам родной Кадорны, и не собираюсь нарушить клятву.

Карм Карвус, скорее по инерции, попытался что-то возразить, но безуспешно. Князь Царгола был не первым мужчиной, проигравшим спор с женщиной. И не он первый понял, что порой самые разумные аргументыразбиваются о непоколебимость женщины, принявшей какое-то решение. Итак, в конце концов он решил взять ее с собой.

x x x

Буря стихла, и беглецы стали готовиться в дорогу. Яан вышла ненадолго и вернулась уже переодетая. Понимая, что шелковое платье мало подходит для путешествия по крышам, она надела плотные, облегающие шерстяные брюки, подчеркивающие красоту ее длинных стройных ножек. Шнурованные сапоги доходили ей почти до колен, тело прикрывала темная блуза с длинными рукавами, плотный шерстяной плащ-накидка был приколот к плечам неяркими заколками. Вокруг головы она повязала тонкий кожаный шнурок, чтобы ее черные волосы не закрывали глаза и не мешали. В этом наряде худенькая, стройная принцесса походила на мальчика-подростка, одетого для охоты или верховой прогулки.

19
{"b":"13396","o":1}