ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для князя она отыскала подходящие ботинки вместо вконец потрескавшихся и мокрых сапог. Сухая одежда и теплый плащ дополнили его костюм. Эту одежду Яан разыскала в одной из предоставленных ей комнат, в каком-то сундуке.

Дождь прекратился, но луна все еще скрывалась за плотной пеленой грозовых туч, а значит, был шанс, если повезет, покинуть дом незамеченными.

Не задерживаясь, беглецы пустились в опасный путь, полагаясь на память Яан и верность ее чертежей. Проклиная себя за мягкотелость, Карм Карвус помог принцессе перелезть через подоконник. Ну почему? Почему он позволил повесить себе на шею такую обузу, думал он. Ведь девчонке ни за что не удастся лазать по крышам так же ловко, как это делал он. В конце концов, он — опытный воин в самом расцвете сил…

Царголец не успел сформулировать про себя эту мысль, как, потеряв равновесие на сломанной черепице, сорвался и проехал футов десять-двенадцать вниз по крыше, сумев остановиться, лишь уцепившись за трубу. Разумеется, его самолюбию пришлось не по нраву то, как принцесса ловко, словно горная газель, спустилась к нему и протянула руку, чтобы помочь вылезти на гребень крыши. Кстати, ее тонкая кисть оказалась на редкость сильной. Карм Карвус почувствовал это, когда оперся на нее чуть не всем весом, карабкаясь наверх. С этого момента он перестал сожалеть о решении проделать путь вдвоем с Яан.

Они пробирались с одной крыши на другую где ползком, где перепрыгивая через темные переулки. Без дополнительных происшествий беглецы добрались до крайних домов у самой стены, защищавшей Таракус от нападения с суши.

Яан из Кадорны составила отличный план. Они действительно оказались на крыше, чуть возвышавшейся над стеной, примерно на равном расстоянии от двух ворот. Похоже, перепрыгнуть на вершину стены будет не очень трудно, подумал Карм Карвус. Солидная стена наверху была достаточно широкой, чтобы на ней могли разойтись два воина. Кроме того, наружную сторону стены украшали высокие зубцы, которые не дали бы, в случае чего, перелететь через стену.

Но — в этот момент Карм Карвус опять поскользнулся.

Непривычно сидящий на ноге ботинок попал в лужу, оставшуюся на месте выбитой черепицы, в тот самый момент, когда князь собирался оттолкнуться и перепрыгнуть на стену. В результате он, перекувырнувшись и потеряв всякую ориентировку, не удержался и рухнул с крыши вних, на каменную мостовую.

Не миновть бы князю сломанной ноги, а то и шеи, если бы в тот момент вдоль стены не проезжал на свою беду патрульный верхом на кротере. Именно на голову этому бедняге и скатился Карм Карвус.

От неожиданности не успев понять, откуда на него свалилась такая тяжесть, воин выпустил поводья из рук. Испуганный кротер взбрыкнул, и оба человека полетели на землю.

Карм Карвус вскочил на ноги на мгновение раньше стражника. Этого мгновения ему хватило, чтобы, не дав солдату выхватить оружие или поднять тревогу, отправить его в нокаут сильным ударом ноги в горло. Не успев подняться, стражник вновь рухнул в темную лужу у основания стены.

Карм Карвус быстро огляделся. Похоже, что стражник был один, и шум их короткой схватки не привлек внимания. Мысленно попеняв себе за неловкость, князь успокоил себя тем, что, по крайней мере, так он раздобыл себе оружие. Он быстро расстегнул перевязь солдата и привычными движениями нацепил кожаные ремни на свои плечи. Теперь он был вооружен, и, к своему удовольствию, обнаружил, что трофейный клинок, тонкий легкий меч, равный по весу сабле, но прямой и обоюдоострый. Он очень напоминал царгольскую шпагу — излюбленное оружие князя. Кроме того, на перевязи висел в ножнах длинный прямой кинжал, наподобие стилета или кортика. Разоружив бесчувственного солдата, князь разорвал на полосы плащ бедняги и, соорудив кляп, заткнул тому рот и, кроме того, крепко связал его. Затем он перетащил бесчувственное тело в глубокую тень — вряд ли его найдут до утра. Взяв кротера за поводья, Карм Карвус завел животное в узкий проход между двумя глухими стенами домов и крепко привязал его там, чтобы скакун, вернувшись в гарнизонные стойла без седока, не поднял тревого раньше времени.

Яан внимательно наблюдала за всем происходящим с крыши. Теперь, когда они оказались разделены, оставался лишь один выход, чтобы оказаться вместе.

Тщательно примерившись, Яан отступила на два шага от края крыши, еще раз прикинула расстояние, а затем напряглась как пружина и, распрямившись, прыгнула.

Глядя снизу, Карм Карвус весь сжался, видя, как девушка летит в пустоте. как легко можно ошибиться, не рассчитать силу толчка, неправильно прицелиться, подвернуть ногу или потерять равновесие… Одно неверное движение — и саркайя Кардоны рухнет на камни, разбившись насмерть!

Но Яан, похоже, не обманывала, когда рассказывала, что тренировалась не меньше любого мужчины. она точно приземлилась на вершине стены. В следующий миг, не успев отдышаться, она уже развязала обмотанную вокруг талии веревку с узлами и, накинув один конец петлей на зубец стены, другой спустила Карму Карвусу.

Князь Царгола не заставил себя долго ждать. Через несколько мгновений он уже стоял на стене рядом с девушкой. Во мгновение ока веревка была развязана и перекинута на другую сторону. Не тратя времени на разговоры, цепляясь за узлы руками и упираясь в них ногами, князь и саркайя проворно спустились вниз. Вокруг громоздились скалы, таившие в себе немало опасностей, но главное было сделано: беглецы выбрались из города!

Как можно быстрее полезли они по каменистому склону горы. Здесь, среди скал и теней, их вряд ли заметили бы стражники со стен и башен, даже если бы смотрели в эту сторону. Но, взойди луна, и шансы быть обнаруженными тотчас же станут куда более реальными.

пробираясь по камням, стараясь не подвернуть ноги и при этом двигаясь как можно быстрее, Карм Карвус и Яан из Кадроны уходили все дальше от стен Таракуса и приближались к джунглям, которые в их положении казались куда более безопасным местом, чем Город Пиратов.

x x x

Промокшие, усталые, с ноющими ногами и руками, ободранными локтями и коленями, они наконец спустились к подножию горы. Похоже, до сих пор никто не обнаружил отсутствия Яан. веревку и подавно никто е заметит до утра, — а значит, можно не опасаться погони, по крайней мере, пока не рассветет.

Но до рассвета оставалось совсем мало времени. Вот уже посветлело небо на востоке, расступились тучи. Звезды, появившиеся в просветах, мерцали не по-ночному блекло. Еще немного — и первые багряно-золотые лучи рассеют темноту, и день сменит ночь.

Перед беглецами, словно темно-изумрудная стена, встали джунгли. Их торжественное и грозное молчание не столько нарушали, сколько подчеркивали таинственные шорохи занимающихся своими утренними делами обитателей этих густых зарослей.

Итак, враги в человеческом обличье остались позади. Но впереди лежали владения не менее страшных и жестоких врагов — хищных обитателей джунглей. от людей можно было вырваться и бежать, прибегнув к хитрости и обману, но здесь, в джунглях Птарты, ничто не поможет избежать грозных челюстей хищников, кроме силы, храбрости и остро отточенной стали.

Жестом приказав девушке держаться за его спиной, Карм Карвус обнажил меч и направился к темно-зеленой стене. Не успел он сделать и нескольких шагов вглубь изумрудного моря, как из темноты навстречу ему метнулась какая-то тень внушительных размеров.

Ни мгновения не раздумывая и не колеблясь, Карм Карвус бросился в бой. Его рука сжала стальной клинок, острой иглой направив в сердце неведомому врагу…

Глава 11. Пиратская армада

Рассвет рассеял ночную тьму, наполнив мир светом нового дня.

Прежде, чем первые лучи солнца позолотили небо, Таракус, Город Пиратов, уже проснулся. сотни ухмыляющихся корсаров, вооруженных до зубов, заполнили узкие улицы, двигаясь к порту, поднимаясь на борты галер, стоящих у причалов, и в шлюпках и баркасах добираясь до кораблей, бросивших якоря на рейде.

20
{"b":"13396","o":1}