ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карм Карвус отошел, чтобы поднять с земли свой меч, а Тонгор склонился над машинально протянутой рукой девушки, смотревшей на него в немом изумлении. Сколько она слышала с детства о героических, невероятных подвигах Могучего Воина Запда и о величии его Империи. Так неужели этот полуголый дикарь с варварским тяжелым мечом на перевязи, весь покрытый свежими и давно зарубцевавшимися ранами и ссадинами, — неужели он и есть тот самый, прославленный еще при жизни в песнях и сагах Воин Запада, слава о котором докатилась и до ее далекого города.

— Я не собираюсь тратить время, расспрашивая, зачем и как ты забрался в эту глушь, — смеясь, сказал подошедший Карм Карвус, — так как время — это сейчас самая большая драгоценность для всех нас. Я полагаю, ты спрятал свою летающую лодку где-нибудь неподалеку, а сам отправился на разведку. Нужно срочно лететь обратно в Патангу, потому что сегодня на рассвете Каштар и весь его флот отправляются в поход против твоего города. Не одна сотня кораблей заняла место в строю его армады. А на флагмане — нацелившемся на Город Пламени, та самая Серая Смерть — ужасное оружие, несущее безумие, с помощью которого и была захвачена моя трирема.

Выражение радости слетело с лица Тонгора. Его улыбка вмиг угасла.

— Действительно — неприятная весть, Карм Карвус. Я один, пешком добрался сюда, пробирася через джунгли. Никакой летающей лодки поблизости у меня нет.

— Как нет? А как же ты сюда добрался?

— Сначала — на борту «Ятагана»— пиратской галеры, чей капитан — Барим Рыжая Борода — мой земляк и надежный друг. Увы, на второй день пути на галеру напал морской дракон. Завязался бой, и кончилось все тем, что я оказался за бортом, далеко от судна, и еле доплыл до берега Птарты. Оттуда я добрался сюда пешком и на плоту, двигаясь по течению Амадона — Реки Джунглей. Где сейчас мои друзья-пираты и их судно — я не знаю. Ты говоришь, что пиратский флот поднимает паруса прямо сейчас?

— Да, — кивнул Карм Карвус. — Только чудо могло бы остановить Каштара.

— Тут до берега — рукой подать, — махнул рукой Тонгор.

И, не говоря больше ни слова, могучий варвар развернулся и нырнул в густую зелень зарослей. Карм Карвус и девушка последовали за ним.

Выбравшись на берег, они оказались в маленькой бухточке, чью почти неподвижную гладь отделяла от волн Залива торчащая из воды скала.

Прикрывая глаза рукой от ослепительного солнца, Тонгор увидел все то, о чем говорил ему Карм Карвус. Сотни парусов, сверкающих металлом острых таранов, тысячи весел огромного флота, — все это неслось по глади Залива на север, к тому месту, где две реки-близнецы, Изар и Саан, впадают в Залив, и на узкой полосе земли между их руслами поднялся Город Пламени.

Карм Карвус и Яан стояли рядом с Тонгором, боясь обратиться к застывшему, сжавшему кулаки и прищурившему глаза Повелителю Патанги, смотревшему, как к его городу несется по волнам пиратская армада и Серая Смерть.

— Видит Горм, лучше было бы отправляться в путь на летающей лодке, — пробормотал Тонгор. — А я побоялся, что ее могут заметить пираты Таракуса. Вот почему я предпочел отплыть в тайне, на борту галеры Барима, рассчитывая, что без проблем окажусь в самом Таракусе, не вызвав подозрений.

— Что же делать? — безо всякой надежды в голосе спросил Карм Карвус.

Тонгор пожал плечами.

— Посмотрим. В конце концов, мы еще живы, а значит, не должны отчаиваться. Как ни крути, я не вижу способа добраться до Патанги быстрее, чем это сделают корабли Каштара. А значит — нет смысла оплакивать неудачу. Посмотрим. Твой город, Царгол, лежит по крайней мере в двух днях пути отсюда — это нам не подходит. Пелорм ближе, и там, в городе, входящем в Империю, мы найдем друзей, часть объединенного флота и даже отряд летающих лодок.

— От Пелорма нас отделяет полоса диких джунглей, — заметил Карм Карвус.

— Я только что добрался сюда через джунгли. А значит — они проходимы. А теперь нас трое. У меня — мой верный меч. Ты, как я вижу, вооружен клинком, похожим на цоргольскую шпагу, а саркайя пусть вооружится твоим кинжалом. Я думаю, что втроем мы можем двигаться не медленнее, чем я двигался один. А три клинка — более надежное оружие против опасных обитателей джунглей, чем один. Я не говорю уже про три пары зорких глаз и чутких ушей… Впрочем, хватит болтать, мы отправляемся немедленно.

В этот миг Яан, смотревшая на море, удивленно вскрикнула и схватила Тонгора за руку.

— Что такое? — спросил он.

— Корабль! смотри, Тонгор, одна из пиратских галер отделилась от строя и направляется, похоже, прямо сюда, в эту бухту!

Присмотревшись, Тонгор увидел, что девушка права. Одна из галер, с драконьей головой на носу, на всех парусах неслась к ним.

Удивление на лице Тонгора сменилось холодной готовностью к бою. неужели пираты заетили их фигуры на берегу? Зная, какое острое у моряков зрение, и учитывая помощь наблюдательных стекол, можно было предположить и такое.

— Не лучше ли нам будет скрыться в джунглях? — предложил Карм Карвус. — прежде, чем они высадятся, мы сумеем уйти довольно далеко от берега. Я не думаю, что сейчас они станут тратить время на долгую погоню по джунглям неизвестно за кем.

— Ты прав, — согласился Тонгор, — но все же…

— Что? Что — все же? — спросил царголец.

— Что-то в этом корабле кажется мне знакомым, — неуверенно произнес Тонгор.

Его глаза вновь и вновь обегали силуэт приближающегося судна. Нет, несомненно, где-то он уже видел эту драконью голову, черные борта и багровые паруса. Неужели?.. Нет, это невозможно!..

Тряхнув черной гривой волос, Тонгор неожиданно для своих спутников рассмеялся. Карм Карвус уставился на валькара, прикидывая, не сошел ли Повелитель Патанги с ума. Яан спряталась за князем Царгола, словно ища у него защиты.

Тонгор повернулся и, улыбаясь, сказал:

— Не волнуйтесь, друзья. Я в своем уме. Но похоже, боги выбрали этот день для встреч многих и многих старых друзей. Ибо эта черная галера, несущаяся к нам на всех парусах, — тот самый «Ятаган», и я клянусь, что уже различаю на палубе рыжую бороду капитана Барима, а рядом — фигуру моего офицера Чарна Товиса.

x x x

Не прошло и часа, как «Ятаган» вновь занял свое место в строю пиратской армады, известив сигнальными флагами, что течь устранена. Весь день галера Барима спокойно плыла в последнем ряду строя флота Каштара, двигаясь вместе с остальными кораблями в сторону Патанги.

На борту «Ятагана» началось веселье, когда Минга и Тангмар доставили на его палубу в шлюпке Тонгора, Карма Карвуса из Царгола и саркайю Яан из Кадорны. Не успел Тонгор перебраться через борт и поднять руку в приветствии, как радостный рев луженых глоток всего экипажа огласил воздух.

Первым лично поприветствовал почетного гостя Барим, от души огрев валькара по плечу могучей рукой. Ведь капитан уже не чаял встретить старого друга по эту сторону Скорбных Ворот, отделяющих Страну Живых от мрачного Царства Теней. В душе он все еще продолжал винить себя в безвременной гибели Тонгора. Но случилось невероятное: каким-то чудом, живой и невредимый, Повелитель Патанги снова стоял на палубе «Ятагана».

— Черный Ястреб, собственной персоной, клянусь Одиннадцатью Небесами и бородой Шастадиона! — прорычал Барим. От дружеского удара, нанесенного рыжебородым, человек послабее Тонгора просто рухнул бы, как подкошенный. — Горм и все боги! Нет, я всегда говорил, что убить северянина — слишком тяжелое дело, даже для морского дракона!

Тонгор радостно приветствовал капитана и всех своих друзе из экипажа галеры. Он так же крепко обнял Чарна Товиса, чьи глаза наполнились слезами радости, а губы беззвучно шевелились, шепча положенные церемониальные приветствия Повелителю.

Тонгор быстро представил Карма Карвуса и Яан капитану и экипажу. Затем, повернувшись к Рыжей Бороде, он сказал:

— Чуть позже мы подробно расскажем друг другу обо всем, что произошло с нами с того времени, как мы, не попрощавшись, так неожиданно расстались. А теперь я очень надеюсь, что твоя галера готова отправиться в поход. А то, путешествуя по джунглям, я изряднейшим образом проголодался и рассчитываю, что на этом корабле найдется хороший бифштекс и бутылка-другая вина!

23
{"b":"13396","o":1}