ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Барим понимал, что при ясной луне их шансы незаметно отстать и обогнуть пиратскую армаду значительно уменьшаются. В эту ночь Госпожа Илана особенно постаралась — корабли плыли словно по зеркалу, горевшему серебряным холодным пламенем. При таком освещении все перемещения «Ятагана» будут видны как на ладони.

Бурча полузабытые проклятия на языке своей родной страны, Барим ходил взад-вперед по мостику. Он надеялся, что через час-другой погода изменится. Это было не столь уж невероятно — в месяц зорах невидимые крылья западных холодных ветров могли в считанные минуту затянуть небо темной пеленой туч.

Но долго ждать капитан не мог. Хочешь — не хочешь, а через несколько часов «Ятагану» придется выйти из стройного ряда других галер и, обойдя весь флот, подкрасться к флагману. Удастся ли сделать это незаметно? Не заподозрит ли неладное какой-нибудь вахтенный или впередсмотрящий с одного из плывущих рядом судов, увидив странные маневры «Ятагана»? Увы, это было более чем вероятно. Но приходилось идти на риск. Другого выбора у капитана Барима не было — еще до рассвета флот пиратов должен был войти в бухту Патанги и напасть на город.

Моля богов и тут же изрыгая проклятия, Барим мерял шагами капитанский мостик, всей душой, как никогда в жизни, желая, чтобы погода испортилась и плотные тучи скрыли серебряный фонарь луны.

x x x

В те же минуты на палубе другого корабля — флагмана пиратской армады — сам Каштар тоже сыпал проклятиями по поводу ярко сияющей луны. Слишком хорошо знал Красный Волк, что Воздушная гвардия Патанги неустанно охраняет Город Пламени, и что с высоты пилоты видят гладь залива на очень большое расстояние. поэтому Каштару тоже было нужно, чтобы луна скрылась за тучами, дав возможность его флоту подойти поближе к стенами Патанги, прежде чем стражники поднимут тревогу. Но, в отличие от Барима, у Каштара на борту его корабля был колдун; причем не какой-нибудь завалящий шаман, годящийся только на то, чтобы навести порчу или сглазить противника, а один из могущественнейших мастеров Серой Магии, наследник проклятых богами и благословленных демонами колдунов древней Нианги, великий Белшатла, вооруженный дьявольскими знаниями и инструментами древней науки.

Белшатла тоже отлично понимал, как важно скрытно подойти к бухте Города Пламени. Много дней он листал пожелтевшие от времени, испещренные иероглифами страницы древних манускриптов, раскопанных им в есках Серых Пустынь.

Он нашел одно сильнейшее заклинание, используя которое, вместе с некоторыми приспособлениями, можно было сделать корабли невидимыми для человеческого взгляда. Но этот способ требовал сильных магических полей, искривляющих лучи света, и им нельзя было воспользоваться в открытом море.

Древние страницы предлагали способ сделать так, чтобы наблюдатели не обратили внимания, словно не заметили приближения множества судов. Но это могущественное заклинание работало не само по себе. Чтобы поглотить внимание всех стражников, которые будут наблюдать за приближением флота со стен и башен, да еще и внимания пилотов сторожевых воздушных лодок, потребовались бы объединенные усилия как минимум девяти Посвященных, знатоков Искусства Серой Магии. Но Белшатла был один, по крайней мере, в обозримой части обитаемого мира. А значит — и этот способ не подходил.

Оставался третий вариант — тот, который можно было воплотить в жизнь при сложившихся обстоятельствах.

Для этого нужно было воспользоваться силами Яатлабназура — Демона Мглы, которого можно было заставить работать на себя при помощи мощных талисманов. Демон Мглы мог укутать весь наступающий флот плотной завесой густого тумана, скрыв его от посторонних глаз, ибо простой смертный не может проникнуть взглядом сквозь Мглу Яатлабназура. конечно, Белшатла не знал, что на самом деле он проводит простой физический опыт, основанный не а сверхъестественных чудесах, а на законах природы, и Темные Силы Хаоса здесь не при чем. Но если нужный результат будет получен, то Белшатле все равно, работал ли он с потусторонними силами или использовал еще не открытые человечеством законы природы.

На носу пиратского флагмана Серый Колдун водрузил небольшое сооружение. Словно дополнительная мачта, в небо вонзился высокий тонкий штырь из чистой меди, у основания которого жужжал и потрескивал таинственный механизм, который сегодня мы назвали бы подобием трансформатора. Наклонившись над аппаратом и шепча заклинания, привораживающие Демона Мглы, Белшатла включил механизм. Несмотря на все познания Серого Колдуна, для него, человека древней эпохи, напряжение между положительным и отрицательным электродами было Духом Силы, запертым в клетке тяжелого трансформатора. А синие искры, слетавшие с острия медной мачты — не разрядами накопившегося электрического потенциала, а Низшими Духами Ситхии — Мира Огненных Демонов.

Мало-помалу вокруг сыплющего искрами конца медного штыря стало формироаться облако из мельчайших капелек сконденсировавшегося пара. прибор не прекращал работать, и клубы тумана потянулись в разные стороны от штыря, обволакивая палубу и мачты «Красного волка». С волшебной скоростью пелена поглотила, ряд за рядом, весь строй огромного пиратского флота. Если внутри строя моряки еще могли разглядеть темные силуэты-призраки соседних кораблей, то даже с небольшого расстояния никто не смог бы ничего разобрать в плотном туманном облаке.

Увидев это, Барим невольно помянул многих богов. Правда, его чуть успокоило переданное при помощи сигнальных огней объяснение неожиданно сгустившегося тумана. Каштар приказал своим сигнальщикам оповестить всех капитанов, чтобы те не паниковали попусту.

Разобравшись с сигнальной азбукой, Барим зловеще ухмыльнулся. какая ирония судьбы — колдовство Белшатлы должно было помочь «Ятагану» незаметно подойти к флагману, неся смерть Серому Колдуну.

Глава 14. Клинок занесен…

Теперь, когда огромная армада флота пиратов скрылась за густым колдовским туманом, Барим Рыжая Борода мог действовать, как задумал.

Сначала он хотел дождаться полуночи, когда большая часть пиратов уснет, и притупится внимание вахтенных, но теперь ждать не было необходимости. Они ударят сейчас же, немедленно!

Словно приведение, галера Барима беззвучно пкинула свое место в строю и направлась в обход флота. Никто из соседей не заметил этого маневра. Те матросы, которые еще не спали и наблюдали за тем, что поисходит в тумане, были поглощены картинами, нарисованными волшебным туманом: вокруг кораблей то возносились бесплотные замки, то появлялись огромные бледные лица великанов с пустыми глазницами, то и дело уносимые ветром и появляющиеся вновь.

Длинные, извивающиеся плети тумана переплетались между мачтами и тянулись к матросам, словно желая удержать корабли и схватить людей, утащить их с кораблей и бросить в море. И хотя капитаны объяснили матросам, что этот жутковатый туман — дело рук их союзника — Белшатлы, — мало у кого из моряков не забилось учащенно сердце, замирая время от времени от страха. Такие же чувства испытывала и команда «Ятагана». Сжав оружие и готовясь бесстрашно вступить в бой с численно превосходящим противником, отважные пираты с трудом отгоняли страх, глядя на кошмарные картины, нарисованные туманом.

Старина Блай едва удержался, чтобы не выхватить из ножен меч и не полоснуть им пару раз по блуждающим по палубе теням, дабы убедиться, что это и вправду всего лишь облака тумана. Рядом с ним стоял бледный, как полотно, одноглазый Дурган, переставший улыбаться и сжимающий в кулаке зеленого идола. Даже великан Рогир, синий кочевник — и тот бормотал заклятия, надеясь защитить себя от Демога Мглы.

Неожиданно галера вышла из туманного облака. Оказалось, что в мире все по-прежнему: так же светит луна, мерцают звезды, плещутся серебряные волны. Значит, рукотворный туман не поглотил весь мир безвозвратно. Многие моряки вздохнули поспокойнее.

Барим приказал поднять на мачты все паруса, вплоть до последнего куска багрового холста. Ведь «Ятагану» предстояло обогнуть весь пиратский флот и подойти к флагману. Ветер наполнил подставленные паруса, и золоченая драконья голова понеслась по серебряным волнам; ряд за рядом, флот Каштара оставался за кормой черной галеры.

25
{"b":"13396","o":1}