ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Башни и маяки Патанги еще не встали над горизонтом, но было ясно, что еще немного — и они поднимутся перед моряками, словно вынырнув из морских глубин.

x x x

Барим еще раз продемонстрировал свое искусство морехода: вскоре «Ятаган» плыл уже параллельно первой шеренге скрытой туманом армады.

Удвоив внимание и осторожность, капитан Барим снова повел корабль внутрь туманного облака.

Словно призраки во мгле, двигались пиратские корабли. Лишь красные и зеленые огни на мачтах и корме каждого судна давали представление о его местонахождении и курсе. Не зажигая огней, почти невидимый «Ятаган», словно морская змея, пробирался, лавируя между тенями, к хорошо различимому даже во мгле огромному силуэту «Красного Волка».

Действуя предельно осторожно, умело орудуя рулем, парусами и веслами, экипаж черной галеры под руководством капитана Барима добился намеченного: «Ятаган» поплыл бок о бок с флагманом.

Дальше командовать должен был Тонгор.

Могучий Воин Патанги предложил скорректировать начальный план и не рисковать сразу всем кораблем. Не удайся команде «Ятагана» первая атака — второго шанса у них не будут. Поэтому Тонгор приказал Бариму держаться и дальше поблизости от «Красного Волка». Он же решил рискнуть и малыми силами выполнить задуманное. Вдвоем с Чарном Товисом они проплывут разделяющую два корабля сотню ярдов воды и, забравшись на борт флагмана, попытаются незаметно сбросить в воду или разбить Лампу Безумия, и, если повезет, дьявольский аппарат, от которого и расходились клубы тумана. Если же за оговоренное время им этого сделать не удастся, то тогда Барим должен будет подойти к «Красному Волку»и, взяв его на абордаж, исполнить задуманное.

Барим, поворчав, неохотно согласился. По его разумению, нет ничего лучше прямой атаки, а все осторожные попытки — только трата времени. Но Повелитель Запада был и его Повелителем, и Рыжей Бороде ничего не оставалос делать, как подчиниться, хотя в глубине души он по-прежнему представлял себе лучшим вариантом протаранить борт флагмана золоченым носом галеры, перекинув сходни, броситься на палубу вражеского корабля и в бою покончить с Белшатлой, заодно уничтожив его чудовищные машины. Но ничего не попишешь — приказ есть приказ.

Все было готово. Барим подвел «Ятаган» как можно более близко к «Красному Волку». Тонгор скинул плащ и тяжелые сапоги, которые сильно стеснили бы его движения в воде, потянув своим весом ко дну. Затем, взяв у Барима запасную кожаную перевязь, Тонгор приладил ножны Саркозана так, чтобы рукоять меча торчала у него из-за плеча, а сам меч висел вдоль спины, не мешая движению рук и ног.

Чарн Товис последовал примеру своего командира. Не тратя времени на долгие прощания, оба воина спустились на нижнюю гребную палубу и через люки слезли по веслам в воду, чтбы не нырять с борта корабля. Сильный всплеск мог бы привлечь внимание вахтенных на флагмане.

Ощутив обжигающие объятия ледяной воды, Тонгор посильнее оттолкнулся от борта галеры и сильными гребками направился к чуть видному вдалеке силуэту флагманского корабля пиратского флота.

Оказалось, что туман не доходил на фут-другой до поверхности воды, поэтому пловцам можно было не опасаться промахнуться и проплыть мимо цели: снизу они отлично видели торчащий из воды борт большого корабля.

Не останавливаясь, Тонгор обернулся. Чарн Товис следовал за ним по пятам, плывя чуть позади и левее своего командира. Улыбнувшись товарищу, подбадривая его, Тонгор продолжал плыть к цели.

Все вокруг них двигалось и издавало самые разные звуки. Плеск волны о борта плывущих кораблей, поскрипывание мачт, хлопанье парусов, посвистыванье ветра в снастях, какие-то приглушенные туманом голоса… Тонгора успокаивало, что скорее всего он и его спутник не производят слишком много шума, чтобы привлечь ненужное внимание.

Вскоре над пловцами навис борт пиратского флагмана. Зная по рассказам Карма Карвуса, что Лампа Безумия установлена на носу, Тонгор, загребая изо вех сил, сумел подплыть к кораблю в нужном месте.

Нос флагманского судна был украшен резной деревянной фигурой какого-то морского чудовища. Скульптура послужила хорошей лестницей для валькара и следовавшего за ним по пятам молодого офицера.

Приподняв голову над краем борта, Тонгор осмотрел палубу.

Странный механизм из стеклянных шаров и латунной проволоки — наверняка и был чудовищной Лампой Безумия, судя по описаниям Карма Карвуса. А в глубине палубы, ближе к надстройке, рассыпала голубые искры другая машина — видимо, та, что создавала этот густой непроницаемый туман, прячущий от посторонних взглядов пиратский флот.

Двое часовых с мечами наголо стояли по обе стороны Лампы, Разрушающей Разум. Зато около генератора тумана охраны не было.

Спустившись пониже, Тонгор шепотом описал обстановку Чарну Товису и, договорившись о плане действий, перелез по деревянной скульптуре на другой борт, так, чтобы оказаться за спиной часовых.

Затем неслышно, словно привидение, его могучее тело взлетело над бортом и бесшумно приземлилось босыми ногами на даже не скрипнувшие доски палубы. Сжав рукоять Саркозана, Тонгор стал подкрадываться к ничего не подозревающим стражникам.

Лишь легкий шелест металла по коже подтвердил, что меч вынут из ножен. словно охотящийся вандар, подкрадывающийся к жертве, приблизился Тонгор к часовым, охраняющим Лампу Безумия.

x x x

Выходя фасадом на Большую Площадь, над Патангой возвышалось огромное здание Воздушной Цитадели. Ее верхние этажи-ангары напоминали пчелиные соты — одни закрытые и запечатанные, другие — открытые, воллеры находились внутри или кружились рядом.

В эту холодную ветренную ночь командовать воздушным патрулем выпало Чангану Джалу, одному из старших офицеров Воздушной Гвардии. Сидя на наблюдательном пункте на вершине башни Воздушной Цитадели, он внимательно принимал сообщения, поступавшие поочередно со всех воллеров, постоянно дежуривших над Городом Пламени. Все сообщения были одинаковы — никакой активности, никакого движения, никаких признаков опасноти…

Один раз за ночь командиру дежурного патруля полагалось облететь город самому. Чтобы развеять однообразие дежурства, Чанган Джал уже второй раз за смену, оставив за себя заместителя, вышел на «причал», чтобы, сев в лодку, совершить облет города.

Анзан Варл, молодой отар, подчиненный начальника патруля, в эту ночь исполнял обязанности его пилота. Легкое воздушное судно готово к вылету. Холодный взгляд опытного офицера смягчился, пробежав по изящным линиям воллера, и внимательно остановился на торчащем на носу мощном колдовском камне грома.

Кто, какой безумный враг осмелится угрожать Патанге, подумал офицер, городу, небо над которым защищает целыц флот воллеров?

Поправив крылатый серебристый шлем на голове и поплотнее запахнув плащ (высоко над городом было бовольно холодно), Чанган Джал ответил на приветствие молодого отара и сел в воллер. Рука Азана Варла привычно взялись за рычаги управления, и вскоре командир патруля увидел, как поплыла вниз посадочная площадка Воздушной Цитадели. Одновременно он почувствовал непередаваемое ощущение полета. поднявшись на положенную высоту в двадцать тысяч локтей, отар сделал вираж и начал облет города.

Ночь выдалась холодной и ясной. Улицы города были пусты, лишь тут и там вышагивали патрули ночной стражи.

Но когда воллер, сделав разворот, оказался над гаванью, что-то заставило Чангана Джала насторожиться.

— Отар! Спуститься до пяти тысяч локтей! — приказал он, и воллер, послушный умелым рукам пилота, тотчас же выполнил маневр. Сам командир, не отрываясь, следил за чем-то внизу, у самой поверхности воды.

— Что случилось? — поинтересовался пилот.

Чанган Джал неуверенно пожал плечами:

— Может быть, и ничего, но… но странно это! Вон та полоса тумана, надвигающаяся со стороны залива… Видишь? Она почти перекрывает залив от берега до берега. Странно. Такое плотное и в то же время четко очерченное облако… В такую холодную ночь… Да, кстати и ветер южный… Сдается мне, он должен был бы разметать эту завесу уже давным-давно…

26
{"b":"13396","o":1}