ЛитМир - Электронная Библиотека

Фишка Ртуть спрыгнул с тротуара и прошел несколько кварталов, направляясь к проверенному временем доходному дому. Его постоянно меняющийся преследователь исчез. Улицы в этих трущобах были покрыты совершенно вышедшим из употребления древним квикпластом, в пятнах, пожелтевшим и сморщившимся от времени. В водосточных желобах зловонно шумела вода. Фасады домов накренились над мостовой, окна в них тупо смотрели пустыми глазницами черепов. В таких вот свинских условиях проживал некогда славный преступник, профессионал калибра Сферна Хаффарда, став обитателем такой вонючей дыры.

Ловко ступив в сторону, чтобы не попасть на раздавленного тощего кота, Фишка Ртуть оказался перед дверью жилища Сферна Хаффарда. Бывший вор проживал в полуподвальном этаже двухэтажного общежития, когда-то сооруженного для временных рабочих или лимиты.

В окнах, покрытых слоем копоти, не было ни просвета.

Фишка надавил на кнопку звонка, но никакого ответа не получил. На случай если звонок не работал, Фишка постучал. Гробовое молчание.

Скорее всего, вора-пенсионера не было дома. Вообще-то дом выглядел необитаемым. Если бы к нему сейчас подъехал бульдозер и пустил бы его под снос, Фишка ничуть бы не удивился. Пожалуй, от окружающих заброшенных лачуг это строение ничем не отличалось – по крайней мере, в лучшую сторону.

Фишка оглянулся по сторонам, в надежде, что хозяин сейчас появится из какой-нибудь подворотни. Напротив возвышалось такое же двухэтажное строение, нижний полуподвальный этаж которого был отведен под оптовую и розничную продажу сомнительных спиртных напитков, а верхний – под жилье. Несколько местных жителей, по всей видимости, жертв алкогольного отравления, шатались под окнами.

Трудно сказать, когда Сферн Хаффард мог вернуться к родным пенатам, если он вообще собирался к ним возвращаться. Стоять же ночью под этими окнами Фишка не собирался. Не грела его такая перспектива. К тому же он не желал привлечь постороннего внимания.

Лучше всего было подождать за дверью. Фишка осмотрел замок – антикварная модель с электронным ключом. Открыть такой раритет можно было волной соответствующей длины, на которую замок был настроен.

Фишка запустил руку в одежду и достал из одного из многочисленных кармашков универсальную звуковую отмычку, похожую на камертон.

Он приставил к скважине трубку-наконечник и включил инструмент. Электрокамертон сменил несколько тысяч частотных модуляций в течение менее чем 1, 7 секунды, пока не нашел требуемую. Замок щелкнул, и Фишка поспешно вошел, не задерживаясь на пороге, в совершенно темную комнату, освещенную лишь редкими огнями бледных неоновых вывесок.

Убедившись, что никто из оборванцев по соседству не заметил его, он осторожно закрыл за собой дверь. Затем замер, принюхиваясь к спертому воздуху комнаты. Определенно запах дешевого бренди «Старый космический маршал». К нему примешана вареная капуста, отчетливая чесночная нота и прелый аромат мусора, который давно не выносили на помойку. Эстет и гурман в душе Фишка содрогнулся от этого дикого букета.

Он стал искать на стене выключатель, и когда щелкнул им, произошла очередная неожиданность, которых полон опасный и нелегкий труд вора-аса.

Вспыхнул свет, больно ударив в глаза, и, поморгав несколько мгновений, Фишка различил перед собой холодную горловину ядерного пистолета-коагулятора Марк IV…

В его ушах прозвучал хрипловатый шепот:

– Только шевельни пальцем, жиган, – и то, что от тебя останется, собака слизнет и не заметит! А теперь замри или…

Надо ли говорить о том, что Фишка, само собой, замер. Причем так натурально, что, если бы он был статуей в музее, то его можно было бы ставить в пример другим статуям.

Глава 20

Окинув комнату быстрым молниеносным взором, искоса, разумеется, и не двигая головой, Фишка Ртуть оценил окружающую обстановку, включая и человека, державшего пистолет. Вшивая комнатенка и такой же человек. Перед вором стоял старый лысеющий тип возрастом за полторы сотни лет, к тому же не дурак выпить, судя по обвисшему животу и багровому носу.

Однако рука, сжимавшая коагулятор, была тверда как камень.

Хозяин, если это был он, уставился на Фишку красными воспаленными глазами. Он хрипло рассмеялся, сначала показалось, что закашлялся, сверкнув парой золотых коронок, – больше во рту у него, кажется, ничего не было.

– Попался, фраер! Не вздумай со мной шутить, палец так и пляшет на спусковом крючке! Мигом превратишься в красный пудинг, – пообещал он.

Фишка принял вид донельзя миролюбивый. Хаффард, если это действительно был он, а Фишка подозревал, что это именно так и есть, и никем другим этот тип являться не может, с любопытством изучал его с ног до головы.

– Никогда тебя не видел, парень, так что позволь спросить твое имя, перед тем как пристрелить тебя. Смелей говори! Какого дьявола молчишь, без таблички останешься!

Разум Фишки вновь лихорадочно заработал на высоких оборотах, точно ткацкая фабрика в последний день выполнения плана. Он взвесил все психо-семантико-эмоциональные факторы и отрезал стальным голосом:

– Капитан Рекс Шухерилло!

Имя произвело ожидаемый эффект. Гордое имя лучшего налетчика на воров, борца с преступностью, наводившее страх на всю Галактику, произвело свой эффект. Хаффард закашлялся так, точно он только что подавился. Пистолет в руке его дрогнул и чуть отклонился в сторону.

Правая нога Фишки немедленно воспользовалась этим и взметнулась в искусном невидимом ударе, почерпнутом из учебника по неокарате. Коагулятор вылетел из руки и приземлился в углу посреди битой посуды и дурно пахнущего мусора. Фишка налетел на парализованную жертву – удар вызвал временный ступор – и схватил Сферна в борцовский «замок». Все это произошло в течение одной и четырех сотых секунды.

– К-капит-тан Ш-шухер-стрем! – пробормотал Сферн Хаффард, стуча зубами и слабо извиваясь в смертельном железном «замке» Фишки. – Но какого дьявола вам нужно от скромного урки типа меня? Я уже двадцать пять лет как завязал. Живу себе спокойной жизнью законопослушного пенсионера… Что вы, в самом деле! Дремал в соседней комнате, вдруг слышу, кто-то возится за дверью. Дай, думаю, посмотрю, кому понадобилось забраться ко мне в спальню. Я ж не Джульетта… Что могло понадобиться такому человеку, капитан, как вы, от такого человека, как я?

– Только одно, Хаффард. Адресок твоего бывшего подельщика, знаменитого Дугана Мотли. Быстро! Говори и останешься жив, – Фишка перешел на зловещий шепот.

Хаффард ошарашенно рассмеялся:

– Адрес босса? Да мы с ним не работаем с того времени, капитан, как…

Тут он захрипел и обмяк в руках Фишки. Неожиданный шок от встречи или слишком сильно зажатая сонная артерия? Фишка уложил свою жертву на пол и немедленно попытался привести ее в чувство. Но руки его вскоре опустились и зрачки сузились в ледяные огоньки.

Сферну Хаффарду никогда не суждено выйти из своего обморока.

Крошечная игла торчала у него за ухом. По определенным признакам можно было судить, что это отравленная игла: лицо старика быстро наливалось синюшным оттенком, и тонкий нюх Фишки уловил в воздухе отчетливые миазмы смертоносного яда.

Взгляд Сферна Хаффарда застыл, как это бывает при внезапной скоропостижной смерти.

Фишка вспомнил, что услышал странное шипение сжатого воздуха перед тем, как карлик обмяк в его объятиях. Пневматический игломет! Стреляли откуда-то из окна соседнего дома…

Он метнулся к окну, выводившему на улицу. Так и есть! В стекле была крошечная дырка. Тут же Фишка молниеносно рассчитал траекторию: угол, под которым находилось тело Сферна Хаффарда, и под которым из тела торчала игла. Приняв во внимание конфигурацию дыры в стекле, он сделал вывод, что выстрел сделан со второго этажа дома напротив. Стараясь не появиться на линии огня, Фишка разглядывал враждебные окна. Как он уже заметил перед тем как войти в квартиру, первый полуподвальный этаж представлял собой нечто вроде дешевого бара, а на втором располагались жилые помещения. Окна второго этажа оставались темными, и, очевидно, этаж был незаселен или заброшен. Там никого не было. Но именно оттуда стрелял убийца.

11
{"b":"13399","o":1}