ЛитМир - Электронная Библиотека

Дуган задергался, конечности и живот его заходили ходуном. Эффект был такой, будто из клеток одновременно выпустили полтонны разгневанных обезьян.

Чертыхнувшись так, что скажи он это вслух, и в радиусе десяти метров завяли бы все цветы и женщины, Фишка Ртуть приступил к немедленным действиям. Точнее сказать, он принял срочные и безотлагательные меры.

Уже рука его извлекала на свет под плащом крошечный ручной игломет, когда…

… Когда, не успел он повернуться, за его спиной разрядилось лучевое ружье, с шипением и треском двадцатифунтового куска жирной мороженой свинины, брошенной в печь УВЧ.

– Все в порядке, Фишка Ртуть, – раздался за спиной женский голос, холодный как лед. – Ты в безопасности. Но теперь, когда ты в моих руках, ты еще пожалеешь, что позволил себе обмануть меня!

И тогда он увидел за спиной фигуру Берсен Торч, стоявшую с победоносно дымящимся пистолетом в руке над четырьмя телами налетчиков, лежавших неподвижно, как столбы опрокинутой палатки. Только с кончиков их пальцев спрыгивали голубоватые искорки.

Глава 28

– Если бы ты только знала, Берсен, как классно ты выглядишь, когда гневаешься, – с галантностью начал Фишка. – Ты бы не стала упрекать меня за то, что я иногда вывожу тебя из себя. То есть я и себя иногда вывожу из себя… но ничего не поделаешь…

– Не заговаривай мне зубы, – процедила его «инспекторша». – Думаешь, я клюнула на твое вранье? Черта с два! – фыркнула она. – Я заранее чувствовала, что ты играешь не той картой, и что козыри у тебя припрятаны в рукаве. Поэтому, покинув планету, я спряталась на краю астероидного «рва» и подождала, пока ты выползешь из своего гнездышка – и ты выполз…

– Берсен, но я…

– Ты выпорхнул оттуда, не успела я выкурить сигарету! И мне не оставалось ничего другого, как последовать за тобой. Я была с тобою рядом, милый! И в гиперпространственном перелете, и когда ты на ракетных двигателях подлетал, к Воровскому Притону. Куда же могло понести сэра Фишку Ртуть? Конечно же, к Воровскому Притону. Вскоре я поняла, куда ты следуешь… Конечно же, к дому Сферна Хаффарда, бывшего подельщика везучего вора, знаменитого Дугана Мотли. И ты отправился именно туда!

– Берсен, я тебе все сейчас…

– Потом я увидела, как за тобой по пятам следует целая интерпланетная банда, и сразу же поняла, что Фишка влип…

– Берсен…

– Ну, что? Девятнадцать лет как Берсен, и что?

– Я знаю, что ты совершеннолетняя и достигла брачного возраста, но сейчас разговор не об этом.

– О чем же? – снова фыркнула она, заметно покраснев.

– Да, я шел навестить Сферна Хаффарда, ну и что? Это имело прямое отношение к моему контракту с Его Высочеством Светлейшим князем Канопуса. Откуда ты знаешь, может быть, я собирался нанять его на работу.

– Как бывшего подельщика Дугана Мотли, – кивнула она на бесчувственное тело толстяка.

При этом Берсен усмехнулась, обозначив две аккуратные ямочки на розовых щеках.

– Рассказывай, Фишка, кому-нибудь другому, а я тебя знаю как облупленного. Ты не зарегистрировал за эту неделю ни одного контракта, ни с кем во вселенной! И, получается, либо ты заведомо слукавил, подсунув мне под нос фальшивку, или… – голос ее стал грозным до неузнаваемости, – или ты пытаешься провести за нос налоговую инспекцию, не регистрируя контракты?

Но Фишку не так легко было взять голыми руками. И в угол себя загнать он не даст, тем более какой-то там девятнадцатилетней девчонке!

– Как же ты могла последовать за мной через псевдопространство, не зная конечной точки выхода из него? – он прищурился, разглядывая ее. – Когда корабль находится в Беттлехайм-Ортлей-Робтоновской транспозиции и, говоря научным языком, нереален и неопределим в координатах, даже субпространственным локатором…

Она победоносно рассмеялась:

– Очень просто, святая ты простота. Когда я уходила с твоей расфуфыренной виллы, я…

– Неужели ты оставила жучок на броне?

– Так точно, ваше превосходительство. Извини, Фишка… Ваша Ловкость или Ваше Мошенничество – так, наверное, пристало называть великого Фишку, могучего Фишку, Фишку – главного вора-многостаночника?

– Но это же противозакон…

– Оставим эти разговоры. Итак, кто тебя нанял для похищения Короны Звезд? – это раз. И второе: что ты узнал от бедняги старика Дугана Мотли?..

Фишка повернулся к бездвижному телу хозяина.

– Да, клянусь бородой Арнама! Кое о чем я забыл: как там старина Дуган? Его здорово потрепали парализатором еще до твоего появления. Как он там… старый морж, откликнись? Ты с нами или уже…

Последних слов Фишка не договорил, может быть, из суеверия, столь свойственного ворам всех времен и народов.

Он произвел быстрый осмотр пострадавшего, достав микронабор карманных медицинских инструментов, куда входил стетоскоп, термосканер и несколько других приборов, позволяющих почти мгновенно измерить давление, температуру, пульс и частоту дыхания. Словом, все, что можно назвать «признаками жизни».

Когда все было закончено, он встал – необычно мрачный и торжественный.

– Ну как? – нетерпеливо спросила Берсен. – Старикашка в порядке?

– Слава Космосу, это не коагулятор. Они долбанули его только из нейропарализатора. Если бы они саданули его из коагулятора, мы бы здесь уже не понадобились. Пришлось бы скидываться на венок. А я еще гонорара не получил.

– Слава Космосу, – облегченно вздохнула агент. – А то ведь мы никогда бы не узнали о том, что случилось на планете Тоут. Впрочем, старому насосу для перекачки спиртного этот удар пошел только на пользу. Это вроде как пиявка при полнокровии. Не хотелось бы видеть этого поглотителя пунша и рома поджаренным в сосиску. Ну а после нейроудара он будет как новенький полтинник, пусть только немного протрезвится.

– Пятьдесят шесть часов! – отчеканил Фишка.

– Что – пятьдесят шесть часов?

– Пятьдесят шесть часов ему надо, чтобы прийти в чувство. Именно столько требуется, чтобы оправиться после удара нейропарализатора. Я не могу ждать так долго, пусть даже от Дугана можно было почерпнуть ценную информацию. И я не получил от него ни одного толкового слова по делу вплоть до прибытия этих ребят. Нет, похоже, здесь ловить уже нечего. Мозги старика Дугана не в том состоянии, чтобы отвечать на мои вопросы. Проклятье! Время действовать… И опять все приходится начинать с нуля! А время бежит…

– Что ты так переживаешь? – искренне удивилась девушка и указала рукой на бесчувственные бревна, в которые превратились члены вооруженной шайки. На их пальцах еще вспыхивали синие искры. – Может быть, они что-то знают?

Фишка презрительно глянул в их сторону.

– Да кто они такие… Обыкновенные наемники. Откуда им знать? Сдай их в ближайший участок, Берсен, а я тем временем…

– Вот уж фигушки, Фишка Ртуть! Эти трюки с исчезновением вашего воровского высочества мы уже проходили. Ты имеешь обыкновение исчезать в течение микросекунды, стоит только повернуться к тебе спиной. Нет, с этого момента мы работаем рука об руку, и я буду дышать тебе в затылок, если ты попробуешь улизнуть, понятно? Или мы работаем вместе… Или ты безработный! Я выразилась достаточно ясно?

Вздохнув, лучший вор в галактике вынужден был согласиться.

– Ладно, по крайней мере, помоги оттащить это мясо в вестибюль. Ты их так зарядила, что того и гляди под ними задымятся бесценные коллекционные ковры Дугана, которые он приобрел в Артемизиане.

Пока Берсен с дворецким Дугана дозванивались до скорой помощи, а после – в местное отделение полиции, чтобы те забрали бесчувственных налетчиков, нашпигованных зарядом, Фишка обыскал бесчувственные тела карманным сканером размерим с микрокалькулятор. Однако он не нашел ничего интересного – кроме оружия и боеприпасов.

Вскоре прибыла полиция и принялась оттаскивать искрящиеся тела специальными палками-изоляторами в машину с решетками на окнах. При этой процедуре присутствовал один робот-дворецкий. Берсен с Фишкой в это время уже мчались по улицам Бразилии в личном аэромобиле Дугана Мотли. Очутившись в комфортной каюте гоночно-спортивного космокатера Фишки – самом быстром во всей галактике, они на всех парах пустились прочь от странной планеты с еще более странным именем Земля. Планета была освещена Солнцем, когда они от нее удалялись; обыкновенным вроде бы солнцем, похожим на тысячи звезд, мимо которых в свое время доводилось пролетать Фишке. И, тем не менее, было в нем нечто особенное. Например, тускло-рубиновый свет Астарты – светильника над одиноким планетоидом Фишки.

17
{"b":"13399","o":1}