ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы совершенно правы, черт бы вас побрал, – ответил Шухерстрем голосом ровным и холодным, так непохожим на блеянье Поэла Спиро. – Пещера Королей вовсе не является, как это принято считать, «докосмической технологией». На самом деле эти существа обладали целым арсеналом ядерного и энергетического оружия, на много тысячелетий опередивших наше развитие. Человек, получивший доступ к этим секретам, к тайнам Пещерных Королей, может завоевать всю галактику, стать хозяином Империи и править целой вселенной! Мне рассказал об этом беглый жрец-неотоутик, проклятый своим братством. Оттого-то они и «пасут» свою корону, чтобы она не попала в случайные руки! Этот сосланный расстрига был зол на свой орден и жаждал мести. Втайне он рассмотрел под электронным микроскопом один из драгоценных камней короны. Оказалось, что этот кристалл содержит записанное на молекулярном уровне математически универсальное описание военной технологии целой расы разумных ящеров!

– Но ведь он разболтал об этом каждому встречному и поперечному, разве не так? – возразил Фишка. – Эверету Двенадцатому с Канопуса, чей, кстати, предок Эверет Одиннадцатый был одним из самых неукротимых военачальников прошлого века. Главное желание всей жизни Двенадцатого – превзойти папочку и прибрать к рукам весь мир. К тому же ваш неугомонный расстрига умудрился продать эту информацию о короне еще двум парням: причем один из них признанный «авторитет» на планете Воровской Притон, а второй – чуть менее коррумпированный, чем вы, чиновник в высших эшелонах имперского правительства, поставил проблему похищения короны перед разведотделом, намереваясь, таким образом, загрести каштаны из огня чужими руками. Неплохо сработано, не правда ли, Рексик, старина?

– Ну, что ж, Фишка, игра подошла к концу, – оскалился Шухерстрем. – Брось-ка этот головной убор на софу, только осторожно и без штучек! Даже не думай, что ты можешь засветить мне этой короной в голову, а потом дать мне под дых и вылететь в окно на каком-нибудь припрятанном у тебя парашюте! Эти трюки я предусмотрел, и у тебя ничего не получится. Береги сердце, Фишка, оно у меня на мушке!

Пуговицы Шухерстрема зловеще блеснули, как вороненые стволы, нацеленные в сердце Фишки Ртути.

В это время из-за ширмы-невидимки в другом углу комнаты выступила Берсен Торч. Непроницаемая для всех видов облучения ширма позволила ей войти в номер невидимой и записать всю беседу до последнего слова на браслет-диктофон. В ее правой руке был зажат «мультиган» – универсальный пистолет разностороннего предназначения, который мог действовать как лазер, коагулятор, гранатомет и выполнять еще два десятка функций. Такое оружие находилось только на вооружении работников спецслужб.

Не успел Шухерстрем понять, что происходит и откуда взялась эта девушка обворожительной внешности, как ионо-пульсатор мгновенно испепелил все металлические пуговицы на жилете капитана-отступника. Затем нейронный заряд сбил его с ног, и он рухнул, как подрубленное под корень дерево казолба, оставшись лежать бесчувственным на полу.

– Капитан Рекс Шухерстрем, вы арестованы за нарушение статьи четвертой Криминального Кодекса, за попытку противозаконного использования профессиональных секретов с несогласованной подделкой внешности известного лица и заговор против планетарного суверенитета Империи, а также мошенничество, – объявила она официальным тоном. Капитан лежал без движения, как бревно на лесоповале.

– Зачем такая длинная формула? – поразился Фишка.

– Просто пленка еще осталась. Добить надо, – смущенно призналась девушка. Затем, выключив диктофон, она обернулась к Фишке.

– Так, а теперь быстренько корону сюда! – распорядилась она. – Твое правительство нуждается в супертехнологиях.

– Никакому правительству не нужны технологии, которые способны уничтожить его как Бог черепаху. Превратить в мокрое место вместе с остальными правительствами.

Фишка непринужденно рассмеялся. Вид у него был довольный, как у игрока в покер, который после раскрытия карт предъявил четыре туза с джокером.

– Тем более что официальных врагов у Империи нет. Если же это не так, пусть правительство поищет кого-нибудь другого, поумнее меня.

– Ты хочешь сказать… – грозно заговорила агент.

– Да, я давно хочу это сказать… Нет, Берсен, твоя простодушная детская вера в меня порой трогает, но даже Фишка Ртуть, единственный и неповторимый, не смог вычислить настоящую Корону Звезд среди целой кучи подделок. И, честно говоря, я даже не пытался, потому что уже догадывался о подтексте всего происходящего. Все, что мне нужно было, это разобраться с «Поэлом Спиро», который пытался провести меня за нос. Если же твоему боссу, Тохтамышу, понадобилась корона, он может отправиться за ней сам!

Ее взгляд озарился пониманием. Она только сейчас поняла, куда гнет Фишка, и в глазах девушки вспыхнула ярость.

– Ах вот как, Фишка Ртуть. Ты. Скоти… ина! – прошипела она сквозь зубы. – Вот почему всю дорогу ты отнекивался, не желая рассказать, как вычислил корону среди семисот семидесяти шести подделок. А я все ломала голову, пытаясь сообразить, как это у тебя получилось! Да ты просто слюнтяй и саботажник, ты самый отъявленный, невыносимый и презренный грулзак во всей мыслимой вселенной. Я тебя ненавижу!

Он непринужденно привлек к себе и обнял сопротивляющуюся Берсен.

– Это не совсем так. На самом деле ты просто обожаешь меня, и сама знаешь об этом… бедное дитя! – заявил он. Затем он поцеловал ее так, что она инстинктивно приподнялась на цыпочки, а коленки ее в то же самое время стали слабыми, как завянувшая вчерашняя спаржа. И тогда она опрометчиво попыталась высвободиться.

БАХ! Ее ладонь оглушительно встретилась с его щекой.

Пунцовая от ярости, Берсен приставила ко лбу Шухерстрема гравитационный нейтрализатор и выволокла тело за дверь, как чемодан на колесиках.

Фишка растерянно моргал, потирая челюсть.

– Надо же, какие страсти, – зевнул он. – И зачем? Ясно же, девчонка сходит по мне с ума.

Кстати, у него были и стихи, описывающие случай любовного томления:

Пощечина – суровая насмешка!
Легка победа, если жизнь в ней – пешка.

В этом месте мы должны оставить неукротимого Фишку наедине с его проблемами и его собственными, удобными ему заблуждениями.

21
{"b":"13399","o":1}