ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пойди скажи ему, что мы сейчас закрываемся, — буркнула Саманта, но Дебби решительно покачала головой.

— Мы ведь закрываемся только в половине шестого. Ври ему сама, если тебе так хочется. Он был недоволен, когда я принесла ему заказ; так что не жди, что я буду за тебя расхлебывать кашу.

Саманта поморщилась.

— Я всего лишь прошу тебя мне немного подыграть. Он понятия не имеет, как мы работаем.

— С чего ты взяла? — Дебби снова с подозрением взглянула на Саманту, чем вызвала ее раздраженный вздох.

— Я не знаю, то есть не уверена. Но ведь раньше ты его здесь не видела, правда? Он явно не станет выяснять, когда мы закрываемся.

— Это написано на входной двери, — язвительно заметила Дебби, и Саманта была вынуждена признать, что совсем забыла об этом.

— О'кей. — сдалась она. — Пойду посмотрю, доел ли он свой сандвич.

При ее приближении к столику Мэтью поднял глаза и отложил в сторону газету.

— То, что надо, — произнес он, но нервозность помешала Саманте сразу понять, о чем речь. — Я имею в виду сандвич, — уточнил он, видя ее недоумение. — Как раз по моему вкусу. Вы кладете сыра ровно столько, сколько нужно.

Саманта вздохнула.

— Спасибо, — проговорила она, — это все? Хотите счет?

— Чего бы я хотел, так это чтобы вы присели со мной рядом, — спокойно, без тени насмешки ответил Мэтью. — Вы себя просто загоняли, по крайней мере за последний час, и заслужили передышку.

— Я передохну, когда уйдут все посетители, — твердо сказала Саманта, сожалея, что не успела принять душ прежде чем подойти к его столику. Ее заплетенные в косу русые волосы растрепались, а лицо было потное. Казалось бы, — с чего волноваться, в каком виде она предстанет перед ним, но ей это было не безразлично. У нее перед глазами стояло бледное утонченное лицо Мелиссы Мейнверинг и ее длинные изящные пальцы, ухватившие рукав кожаной куртки.

Пожав плечами, Мэтью поднялся, тем самым поставив ее в невыгодное положение. На своих низких каблуках Саманта была не выше пяти с половиной футов, и ей пришлось запрокинуть голову, чтобы при разговоре видеть его лицо.

— В котором часу вы закрываете? — спросил он, и Саманта, настроенная на то, что он спросит, сколько с него, отпрянула от неожиданности.

— Я… в половине шестого, — ответила она, сознавая, что ложь ее не спасет. — Э-э-э… с вас два фунта двадцать пенсов. Полтора за сандвич и семьдесят пенсов за сок.

Зря она поспешила спросить с него деньги. Надо было сказать, что его угощают за счет заведения. Но это привлекло бы внимание Дебби, и пришлось бы ей все объяснять.

— Что-что? — переспросил он. И, когда до него дошел смысл ее слов, достал из кармана брюк пятифунтовую бумажку. — Пожалуйста. А теперь… не посидите ли вы со мной где-нибудь после работы?

Саманта растерялась.

— К чему это?

— А почему бы нет? — пожал он плечами.

— Я не могу. — Саманта отрицательно покачала головой.

— Почему не можете?

Саманта оглянулась, чтобы убедиться, что Дебби не подслушивает, и показала ему подаренный Полом перстенек с бриллиантом на левой руке.

— Думаю, моему жениху это не понравится. Он шумно вздохнул.

— Я всего лишь приглашаю вас посидеть и выпить со мной рюмочку, другую. В мои планы не входит тащить вас в постель, — в его грубоватом тоне чувствовался сарказм.

Щеки Саманты запылали.

— А вам и не представится такого случая! — с жаром отрезала она, пытаясь справиться со своим возмущением. Интересно, Мелисса Мейнверинг его любовница? Наверное, поэтому он обращался с ней так пренебрежительно.

— Всякое бывает, — он явно не принимал ее отказ всерьез. — Ну так что, принимаете мое приглашение? Мы пойдем, куда скажете. Вы здесь ориентируетесь лучше меня.

Она представила себе, как они будут сидеть в каком-нибудь прокуренном баре в опасной близости друг от друга и словно наяву ощутила рядом его мощное сильное бедро, его горячее дыхание у своего пылающего виска…

Сделав над собой усилие, она отогнала эти мысли и попыталась сделать безразличный вид.

— Я не могу, — повторила она, сжимая в повлажневших пальцах полученную от него банкноту, — сейчас принесу вам сдачу.

Но, закрывая ящик кассы, она увидела, что его уже нет в кафе. Саманта чувствовала себя как дешевая девка, которой не заплатили. Не помогло даже появление Дебби, успевшей заглянуть ей через плечо. «О, чаевые», — воскликнула Дебби, продолжая вытирать столы. А Саманте хотелось выбросить эти деньги на улицу ему вслед.

Постепенно спускался вечер. После обеденных хлопот работы обычно бывало немного. Изредка заглядывали молодые мамы, прогуливающие своих чад, и женщины постарше заходили передохнуть от беготни по магазинам.

Дебби ушла за пять минут до закрытия. Саманта обычно позволяла ей уйти пораньше, чтобы она успела на свой автобус, отправлявшийся в пять тридцать пять. Иначе пришлось бы подвозить ее до дома, делая для этого изрядный крюк.

Сегодня вечером у Саманты было назначено свидание с Полом, поэтому, вывесив на двери табличку «Закрыт о», она заторопилась домой. Они с Полом собирались в кино, и он должен был заехать за ней в четверть восьмого. У нее было время для того, чтобы принять душ и, может быть, разобраться в своих чувствах.

Она вышла из кафе без двадцати шесть, включила охранное устройство и заперла дверь. Вечер был прохладный, накрапывал дождик. Саманта надеялась, что к Пасхе потеплеет. До нее осталось всего две недели, и самые смелые вишневые деревца в парке дерзнули раскрыть лепестки, срываемые и уносимые восточным ветром. Нынешняя весна была одной из самых холодных на ее памяти, и Саманта, пробегая к машине, плотнее запахнула пальто.

Машина завелась только со второй попытки, и Саманта тронулась с места. Фургончик до сих пор ее не подводил, хотя давно стало ясно, что пора поменять его на машину посолиднее.

А как это сделать, — с грустью подумала Саманта, если не расширять свое дело, отказаться от доставки еды на дом? Она выжидала просвета в плотном потоке машин, чтобы вклиниться. Для разъездов по городу фургончик ее вполне устраивал, а на большие расстояния она обычно не ездила, разве что вместе с Полом.

Размышления о покупке новой машины и расширении дела невольно вызвали в памяти образ того человека. Саманта не могла забыть о том, что произошло сегодня, хотя прилагала немало усилий, чтобы отогнать от себя мысли об этом. Надо признать, ее раздирало любопытство, для чего он ее разыскал. Как бы это ни казалось невероятным, не исключено, что он мог заинтересоваться ею, и при одной этой мысли ее охватывала дрожь.

Смотри на вещи трезво! — сердито одернула она себя, останавливаясь у светофора. Разве может такой человек, как он, обратить внимание на простую девушку вроде нее? Она не эффектна; в ней нет изысканности и особой привлекательности. Пожалуй, ее единственное достоинство — невероятно длинные ноги и божественно стройная фигура. По правде говоря, бюст у нее был немного великоват, а на мягкие русые волосы приходилось делать «химию», чтобы держалась прическа. После ее последнего визита в парикмахерскую прошло немало времени, волосы были ни то ни се, и на работе ей приходилось заплетать их в косу. А если взять в целом, — думала Саманта, — она совсем не то, к чему он привык, пусть даже он не такой богач, как его счастливый соперник князь Георгий.

Саманта сочла, что именно это последнее обстоятельство было причиной того, что он явился на вечеринку не так, как все гости. Ясно, что они с Мелиссой Мейнверинг знакомы гораздо ближе, чем думает ее богатенький жених. Но мисс Мейнверинг наверняка исподволь постоянно подыскивала себе варианты получше. Вот она и предпочла благополучие… чему? Любви? Саманта поморщилась. Скорее, похоти, — пренебрежительно подумала она, досадуя на то, что ее мысли приняли такой оборот, и все же живо вообразила Мелиссу в постели с ним, а, осознав, какие чувства вызывает в ней эта картина, расстроилась.

Кончилось тем, что весь вечер она старалась всячески угождать Полу. Конечно, он не понял, в чем дело. Просто решил, что она настроена к нему благосклоннее обычного. Это поставило ее в затруднительное положение, когда наступил момент прощания. Пол, естественно, предположил, что его настойчивость наконец-то будет вознаграждена, и поэтому, когда она наконец попала к себе домой, настроение у нее было удрученное. Почему она не может вести себя так, как другие девушки? — думала Саманта, расчесывая на ночь волосы. Конечно, большинство ее школьных подруг уже замужем, и для них не существует этой проблемы. Но она помнит, как они рассказывали о своих приключениях до свадьбы. А ведь ее чувство к Полу совершенно не похоже на то, о чем тогда говорилось шепотом.

10
{"b":"13402","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обрученные холодом
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Инструкции по внутреннему освобождению: легкость жизни без болезней и проблем
Арти Конан Дойл и исчезающий дракон
Гнев
Победитель не получит ничего
Сладкая парочка
Свободные родители, свободные дети
ВкусВилл: Как совершить революцию в ритейле, делая всё не так