ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэтью разозлился. Что она о себе воображает? — подумал он. Она прекрасно знает, что ее вызвали для того, чтобы предложить работу и обсудить условия. Разве он дал ей повод думать, что все это не так?

— Прошу вас, сядьте. И успокойтесь, — посоветовал он, стараясь говорить как можно нейтральнее. — Или это ваша обычная манера вести дела? Должен сказать, никогда раньше мне не приходилось сталкиваться со столь враждебно настроенным партнером.

Она несколько раз судорожно глотнула воздух; грудь ее при этом высоко вздымалась, играя кружевным жабо кремовой блузки под жакетом. Она держалась очень прямо, отчего ее округлая грудь туго натягивала тонкую ткань. Мэтью почувствовал, как все его существо отвечает на этот волнующий призыв женственности, и сильнее вжался в кресло. К чертям вежливость, — решил он, сейчас для него важнее сохранить хладнокровие.

Но в этот момент мисс Максвелл, на которую, видимо, его слова возымели действие, вышла из оцепенения и присела на самый краешек кресла. Мэтью даже казалось, что она не сидит, а как бы зависла над креслом; колени ее были плотно сдвинуты. Однако она не опустила глаз, не потупилась, а лишь сильнее прежнего сжала в руках портфель.

Опалив его гневным взглядом, она отвела глаза, цвет которых менялся от Орехово-зеленого до серого, и принялась сосредоточенно разглядывать свой портфель.

— Я… правильно ли я поняла, речь идет о том, чтобы организовать деловой обед? — наконец спросила она, и Мэтью облегченно вздохнул. Так легко оказалось манипулировать ею, — разочарованно подумал он, стараясь полностью развеять ореол загадочности, созданный вокруг нее им самим. Но в глубине его души внезапно ожило воспоминание о том, как обошлась с ним Мелисса, и ему захотелось, чтобы Саманта отказалась от этого предложения, он даже утешал себя этой мыслью.

— Ну естественно, речь именно об этом, — ответил он, стремясь говорить как можно убедительнее. — Мой коллега сказал вам по телефону: мы даем деловой обед примерно на двадцать пять — тридцать человек. Нашими гостями будут японские бизнесмены. Поэтому не могли бы вы, скажем, включить в меню какие-нибудь национальные блюда?

— Японские? — глаза Саманты расширились, и у Мэтью мелькнула мысль, что в глубине этих глаз можно утонуть. Его так тянуло потрогать ее длинные, загнутые вверх шелковистые ресницы, погладить впадинку у виска, слегка прикрытую пышными волосами.

— Боюсь, я не сумею приготовить японские блюда.

— Вы не умеете? — Мэтью намеренно долго смотрел на нее в упор, пока наконец в ее глазах не промелькнул страх. Еще секунда, и он бы ее загипнотизировал, словно удав кролика. Но тут в дверь постучала миссис Маккей, и наваждение исчезло.

— Поставьте поднос сюда, — указал Мэтью, освобождая на столе место, и его голос прозвучал почти раздраженно. Миссис Маккей уловила это и ответила таким же выражением лица.

— Еще что-нибудь принести, мистер Патнем? — спросила она с усилившимся шотландским акцентом, который выдал ее недовольство.

— Нет, благодарю, — сказал он, нетерпеливо ожидая, когда она уйдет.

— Я буду рядом, если понадоблюсь, — многозначительно предупредила она, и Мэтью понял, что ее слова адресованы не столько ему, сколько мисс Максвелл.

Когда за секретаршей закрылась дверь, он решил использовать шанс, который давал принесенный горячий кофе.

— Не хотите ли составить мне компанию? — спросил он, не обращая внимания на ее напряженную позу, выражавшую явный протест: храбрость боролась в ней с благоразумием и победила.

— Спасибо, — согласилась она, избегая встречаться с ним глазами. — Мне с молоком и без сахара.

— Это сливки, — поправил он, покосившись на кувшинчик, а она сокрушенно вздохнула:

— Что ж, придется нарушить диету, — усмехнулась она, делая ему первую уступку. Саманта взяла протянутую чашку, стараясь не коснуться его руки. — Спасибо. — Она отпила глоток и огляделась по сторонам. — Красивый у вас кабинет.

— Я рад, что вам нравится. — Мэтью налил кофе и себе, но пить не стал. Откинувшись на спинку кресла, он спросил:

— Ну, а кто же сегодня присмотрит за вашим кафе?

Это была ошибка. Саманта замерла, и Мэтью понял, что невольно напомнил ей сцену, когда он явился к ней на работу. Ну и что в этом такого? Просто он, прогуливаясь, зашел перекусить, без особых дальнейших планов.

— Это так важно? — спросила она, холодно взглянув на него. Видно, она рассердилась и решила обороняться. Но получалось это у нее как-то по-детски.

— Вовсе нет, — ответил он и, подавшись вперед, облокотился на стол. — Вы всегда, общаясь с клиентами, так легко обижаетесь?

У нее порозовела шея, и краска мгновенно залила щеки.

— Извините, — через силу выдавила она, и чашка, которую она поставила на поднос, предательски звякнула. — По правде говоря, все это — я имею в виду организацию приемов — для меня дело новое, и я пока не уверена, что буду и впредь заниматься этим. — Она снова схватила в охапку свой портфель и встала, держа его перед собой, как щит. — Я… я ценю ваше доверие, но полагаю, что ничем не смогу быть вам полезной. У меня нет достаточно опыта, мне определенно не следовало занимать ваше время, да и тратить свое на подобные разговоры. Я уверена, что вы найдете кого-нибудь другого…

— Ах, так вы цените, и полагаете, что вам определенно не следовало бы, — язвительно передразнил он ее, хоть и понимал, что малейшая оплошность — и она уйдет, не оставив ему никаких шансов на новую встречу. Его губы дрогнули. — В чем дело, мисс Максвелл? Вы боитесь меня?

— Нет! — Возражение последовало молниеносно, но прозвучало не слишком убедительно. Ее пальцы, сжимавшие портфель, побелели. Хотя было ясно, что она предпочла бы держаться от него подальше, самолюбие, а может быть просто упрямство не позволили ей двинуться с места.

— Нет? — презрительно отозвался он, подходя к Саманте и стараясь сохранить самообладание. Мэтью ощутил аромат ее тела, запах крема и туалетной воды, усиленный нервным возбуждением. Пусть она говорит, что хочет, он волнует ее, да и сам испытывает непреодолимое желание прикоснуться к ней.

— Будьте добры, оставьте меня в покое! — строго сказала она, все еще надеясь одержать верх. Он тоже считал, что ей это удастся — но только если она решится позвать на помощь миссис Маккей.

— Пожалуйста, объясните, почему вы раздумали организовать у нас обед? — спросил он и машинально протянул руку к шелковистой прядке волос у нее на виске. Она резко откинула голову, но не оттолкнула его руку. Кончики его пальцев инстинктивно скользнули вниз по ее шее к вороту блузки.

— Да ведь это совершенно очевидно, — пустилась она в объяснения, как будто это был единственный способ отделаться от его ухаживаний. — Вам не нужны мои профессиональные услуги, мистер Патнем! Вы настроены только на сексуальные игры! Но уж, извините, меня они не интересуют и не заинтересуют никогда! Дайте дорогу, позвольте мне уйти!

Мэтью стиснул зубы. Не скажи она этого, он еще может быть отпустил бы ее просто так. Ему известно, что у нее есть жених. Она ведь хвасталась перстнем, подаренным им в честь помолвки. Да и сам он точно не знает, чего ему от нее нужно. Порой ему становилось совестно за свои тайные планы относительно нее и греховные мысли. В конце концов она порядочная девушка, а если ему нужно отвести душу, вокруг полно женщин совсем другого толка. Таких, которым нечего терять.

Однако то, что она пренебрегает им, задело его до глубины души. Одно дело — оставить ее в покое, но совсем другое — позволить ей почувствовать себя хозяйкой положения. Господи, неужели нельзя было обращаться с ним как-нибудь по-другому, не окатывать его ледяным безразличием? Разве она не понимает, что теперь его не остановить до тех пор, пока он не одержит над ней верх?

Он поднял на нее глаза и тотчас отметил, что, несмотря на свой отважный порыв, она тоже взволнована. Саманта изо всех сил пыталась успокоиться, и только то, что она сжимала в руках портфель, удерживало ее от нервных жестов.

14
{"b":"13402","o":1}