ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но другая, чувственная ее половина, смотрела на вещи иначе. Сорок восемь часов — немалый срок, говорила она себе с оптимизмом. Может быть, Мэтью еще влюбится в нее. И, в конце концов, почему бы не воспользоваться тем, что ниспослано Богом, и быть благодарной, пусть за короткое счастье.

«Отличный шанс!» «Смотри на вещи трезво, Сэм!» — звучало два голоса в ее душе, пока она яростно расчесывала перед зеркалом волосы. Это реальная жизнь, а не миф фантазий и грез. Да и так ли уж стоит выходить замуж за человека, у которого хватило бесстыдства соблазнить чужую невесту?

Она отшвырнула расческу и отвернулась от зеркала. Что толку смотреть в собственные виноватые глаза? Если бы она не приняла приглашения Мэтью, ничего бы не произошло. Так что она одна виновата в том, что привычное течение ее жизни было нарушено.

Стук в дверь прервал ее мысли и положил конец печальному самоанализу. Несмотря на то, что всего несколько мгновений назад ее раздирали сомнения, Саманта, ни секунды не мешкая, пошла открывать дверь. Она не прислушалась к голосу разума. Я ничего не могу с собой поделать, сказала она себе. Вернувшись в Англию, она скажет Мэтью, что не может больше с ним встречаться. Ну а пока она бессильна.

Час назад, когда он вышел от нее, Саманта заперла дверь — для самозащиты, но больше для успокоения совести. Видимо, только поэтому он постучался, подумала она. После того, что между ними произошло, она не рассчитывала на его сдержанность.

Она открыла дверь, но на пороге стоял не Мэтью, а его мать. Саманта с недоумением смотрела на нее, и в ней нарастала тревога.

— Саманта, — Каролина Патнем (или она носит фамилию Аполлониус? — почему-то подумала Саманта) обезоруживающе улыбалась, — можно мне войти?

— Конечно… — Что еще она могла ответить? Саманта шагнула в сторону, пропуская ее. — Что-то случилось?

Глупый вопрос. Наверняка что-то случилось, иначе мать Мэтью не стояла бы сейчас перед ней. Саманта представила себя и Мэтью обнаженными, в различных позах… О Боже! Неужели Каролина видела это?! Саманта была в панике. Ведь Мэтью сказал, что дверь не была заперта.

Каролина молча подождала, пока Саманта закрыла за ней дверь, а затем прошла на середину комнаты.

— Боюсь, у меня для вас плохие новости, — сказала она, и Саманту охватил ужас от того, что с Мэтью могло что-то случиться. Она прижала руки к горлу, потому что ей стало трудно дышать. Но, развеяв одни, Каролина вселила в ее душу новые страхи.

— Мэтью попросил меня передать вам, что ему пришлось вернуться в Лондон.

— В Лондон?

Каролина Патнем кивнула.

— Да. Дело в том, что с Мелиссой — это девушка, на которой, как мы все надеемся, Мэтью скоро женится, произошло… произошел несчастный случай… Разумеется, как только Мэтью об этом узнал, он тут же поспешил в Лондон, чтобы быть рядом с ней.

Саманта испытывала противоречивые чувства — тревогу, страх, возмущение. Как Мэтью мог вернуться в Лондон и бросить ее здесь одну, пусть даже ему очень срочно надо было уехать? Разве он не знал, в каком глупом положении она окажется? Как он мог с ней так поступить?

— Я, конечно, понимаю, что для вас это потрясение, — услышала она голос Каролины и постаралась не выдать своего волнения. Саманта не собиралась показывать ни Мэтью, ни его матери, насколько она унижена, и сделала вид, что просто обеспокоена.

— О Господи, — произнесла она, незаметно вытирая о юбку потные ладони. — Какая неприятность!

— Да. — Каролину было непросто обмануть. — Он причинил вам боль, не так ли? Я этого боялась.

— Ну что вы! — Саманта ответила более поспешно, чем ей бы хотелось, но слова Каролины больно задели ее. Она не хотела, чтобы ее кто-то жалел. — Наши отношения никогда не были достаточно серьезными, миссис Патнем. Если Мэтью говорил вам, что это не так, он сильно преувеличивал.

— О нет. Нет, он этого не говорил. — Саманта поморщилась. Она и не сомневалась, что он ничего подобного матери не говорил. — Просто я Знаю сама, что мой сын может быть бессердечным.

Саманта не знала, что ответить. «Я согласна с вами»? Это первое, что пришло ей в голову. Но тогда слишком явно прозвучит обида, которую она отчаянно пытается скрыть.

— Как бы то ни было, я… просто хотела предупредить вас, — продолжила Каролина после небольшой паузы. — Конечно, все мы будем очень рады, если вы захотите остаться здесь до конца уик-энда…

Это намек, с горечью поняла Саманта. Никто не хочет, чтобы она находилась здесь, и меньше всех — мать Мэтью. Ведь это не обычный прием, а семейное торжество. Теперь, когда Мэтью уехал, у нее нет никакого права остаться.

— О, это очень мило с вашей стороны, — проговорила она. Каролина настороженно смотрела на нее. Неужели эта женщина думает, что она не распознает блеф, и сдуру примет это приглашение? На какое-то мгновение у Саманты было искушение помедлить с ответом, чтобы позлить Каролину и этим хоть немного отыграться. Но она не стала этого делать. — Большое спасибо, но я, пожалуй, лучше уеду, если вы не против.

У Каролины явно отлегло от сердца. — Ну конечно, я не против, — ответила она. — Но боюсь, вы сможете улететь только завтра утром, не раньше. Вас устроит, если Ниакрос заедет за вами в половине десятого? Или, может быть, попозже?

— Половина десятого меня вполне устраивает, — твердо произнесла Саманта, и Каролина улыбнулась.

— Хорошо. Я поручу моей секретарше узнать расписание самолетов. Ежедневно из Афин в Англию вылетает несколько рейсов. Думаю, проблем не будет.

— Прекрасно. — Саманта вымученно улыбнулась и ждала, что Каролина наконец уйдет. Она успешно выполнила свою миссию, чего же она ждет?

— Эээ… насчет ужина… Саманта замерла.

— Что?

— Я… Мы… Вероятно, вы предпочтете поужинать здесь, в своей комнате… Мы вполне понимаем ваше желание… — вкрадчиво проговорила мать Мэтью, и хотя еще минуту назад Саманта только об этом и мечтала, Каролина задела ее самолюбие.

— Вовсе нет, — ответила она, представляя себе, что подумают о ней члены этой семейки, если она не выйдет к ужину. Бедная глупая телка, скажут они, — правда, на их языке это, может быть, прозвучит иначе, — после того, как Мэтью бросил ее, она стыдится показаться на людях.

— Я с удовольствием присоединюсь к вам, если вы не возражаете, — сказала Саманта. — Вечер такой чудесный! Разве можно провести его в комнате!

И вот она примостилась на краешке балюстрады террасы, глядя на луну, а ее глаза полны непролитых слез. Саманта изо всех сил старалась выглядеть беззаботной, но отнюдь не была такой толстокожей, какой ее, по-видимому, считала Каролина. От нее требовалось немалое мужество, чтобы ходить по залу, в котором было много народу, и делать вид, что у нее есть право находиться среди этих людей. Сегодня днем ее представили очень многим, и, по крайней мере, один из присутствующих, Алекс, не скрывал желания занять место своего кузена Мэтью. Но поскольку рядом с ней не было человека, который привез ее сюда, она чувствовала себя здесь совсем, совсем чужой. И когда все встали из-за стола, она вышла на воздух, чтобы побыть одной.

Она думала о Мэтью. Что он сейчас делает? Интересно, почему его присутствие оказалось так необходимо? Может быть, несчастный случай произошел с князем Георгием? Или Мелисса просто расторгла помолвку? Что бы там ни произошло и что бы Мэтью ни говорил, вся семья ждет, что он женится на Мелиссе. Но как он поступит с ней, с Самантой? Было ли для него то, что между ними произошло, просто игрой, или он хотел заставить Мелиссу ревновать?

Саманта постаралась отогнать грустные мысли и найти утешение в том, что ее окружало. Вечер был чудесный. Вода в лунном свете казалась темной и загадочной, а бархатный небесный свод усыпан серебром. Из дома доносились монотонные звуки бузуки. С моря дул бриз, довольно прохладный. Он доносил до нее легкий запах сигарного дыма. Такая ночь предназначена для любви, но Мэтью, вместо того чтобы быть с ней, умчался в Лондон утешать женщину, которая помолвлена с другим.

31
{"b":"13402","o":1}