ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вам не нравится здешний вид, мисс Максвелл?

Саманта вздрогнула. Грубоватый голос с сильным акцентом прозвучал из темноты откуда-то справа от нее. Она была уверена, что на террасе никого кроме нее нет, а все гости дружно танцуют под греческую музыку, которая, как она считала, располагает к импровизации. На предстоящее завтра торжество специально приглашены музыканты. Саманте это, как и многое другое, поведал Генри Патнем перед тем, как она, устав выдерживать испытующий взгляд Каролины и скрывать свое отчаяние, решила покинуть общество и спрятаться от посторонних глаз на темной террасе.

Повернув голову, она увидела светящийся кончик сигары. А когда ее глаза привыкли к игре теней, она увидела Аполлониуса, который, сидя в плетеном кресле, внимательно смотрел на нее.

Каролина несколько часов назад представила ее старику, причем сделала это весьма неохотно и только потому, что того требовали приличия, но не более. Она постаралась сделать так, чтобы Саманта не задержалась возле него и не сказала лишнего. Мать Мэтью быстро увела ее под предлогом, что ее надо познакомить еще с кем-то из гостей. Саманта и не предполагала, что он вспомнит, кто она такая. Однако, оказывается, он даже помнит ее имя.

— Простите, — произнесла она, слезая с балюстрады и собираясь уйти. — Я не знала, что нарушила ваше одиночество.

— Вовсе нет. — Старик нахмурился. — Прошу вас. — Он указал ей на кресло рядом. — Составьте мне компанию.

Саманта замешкалась.

— Вы так любезны… Но, право, я уже собиралась уходить…

— В самом деле? — Он приводит ее в замешательство. Так же, как Мэтью. — А мне показалось, что вы чувствовали себя очень уютно, пока я не заговорил. Вы показались мне немного печальной, но я не заметил, чтобы вы очень спешили спрятаться в своей комнате.

Саманта перевела дыхание.

— Я… я думаю, что нам с вами нечего сказать друг другу, мистер Аполлониус, — тихо сказала она. — И… мне пора собираться. Утром я уезжаю.

— Да. Каролина сказала мне об этом. — Он помолчал. — Это ваше решение?

— Да, — кивнула Саманта.

— Мой внук знает об этом? Резкие слова были готовы слететь с ее губ. Но, сделав над собой усилие, она сказала:

— Возможно. — И вытерла о юбку вспотевшие ладони. — Это не имеет значения. Его здесь нет. И мне вообще не следовало сюда приезжать.

— Так почему же вы приехали?

Дед Мэтью поднес к губам сигару и внимательно смотрел на нее. Хотя Саманта ожидала подобного вопроса, все же она оказалась к нему не готова. Вполне резонно, что он хочет знать, почему она здесь. Но у Саманты было ощущение, что ответ ему заранее известен.

— Потому что… Потому что Мэтт — Мэтью пригласил меня, — ответила она, глядя через его плечо на освещенные окна виллы. — Мне очень жаль, что вы считаете это бестактностью. Но… я ничего не знала о… вашем внуке, пока не увидела… всего этого.

Глаза старика сузились. Может быть, от дыма сигары, а может, он ей не поверил. Саманта не была уверена.

— Что вы хотите сказать? — спросил он. — Чего вы не знали?

— Видите ли… — Саманта не хотела затрагивать эту тему, тем более она была уверена, что ей все равно не поверят. — Я допустила ошибку, вот и все, — сказала она, пожимая плечами. — А в чем вы не правы, так это в том, что мне не нравится здешний вид. Здесь просто чудесно.

Аристотель сжал губы.

— Вы не знали, что Мэтью мой внук? — настойчиво спросил он.

— Нет.

— Вы знали его фамилию?

— Да, знала — Патнем.

— А как насчет компании, владельцем которой он является?

— Я не знала, что эта компания принадлежит ему. Да, мне было известно о существовании «Джей Пи Софтвэр».

Старик внимательно изучал ее лицо.

— Это было сказано с чувством. Должен ли я понимать так, что у вас были какие-то дела с фирмой? И вы познакомились с моим внуком на деловой почве?

— Нет. — Саманта покачала головой. — Совсем нет.

— Ну так расскажите же мне. — Старик снова указал рукой на кресло. — Сначала сядьте.

Саманта сжала кулаки, но у нее не было сил сопротивляться. Поэтому, хотя неохотно и с опаской, она подчинилась, предварительно отодвинув свое кресло на несколько сантиметров.

— Хорошо. — Аристотель был явно удовлетворен ее покорностью. — Теперь мне не надо запрокидывать голову, чтобы видеть ваше лицо. И кроме того, человеку в моем возрасте так приятно побыть в обществе красивой женщины.

Саманта сидела с застывшим лицом. Для чего он это говорит, думала она. Ему не стоит говорить ей такие вещи, только для того чтобы заставить рассказать о том, как она здесь оказалась. В конце концов, это не секрет. И Каролине, наверное, все уже известно.

— Итак, — поторопил он ее, — расскажите, как вы познакомились с моим внуком. Саманта опустила голову.

— Это долгая история.

— В нашем распоряжении целая ночь. Саманта с грустью посмотрела на него.

— Я уверена, вы все знаете.

— Нет, я не знаю. Он сказал мне, что у вас маленькое кафе, и это все. Мне любопытно узнать, как он вам представился.

Опять он об этом! Его интересует только одно: почему она притворяется, что не знала, кто такой Мэтью, когда его дед так знаменит! Наверное, он думает, что Мэтью с этого начал. Если он действительно так считает, он знает своего внука так же плохо, как она.

— Был прием, — медленно проговорила она. — Я его обслуживала. Мэтью был там.

Конец истории.

— Не конец, а начало, — поправил ее Аристотель, дымя сигарой. — Наверное, мой внук попросил вас о встрече?

— Нет, не тогда, — вздохнула Саманта. — Послушайте. Я была, я и сейчас помолвлена с другим человеком. Я сказала Мэтью, что не могу встречаться с ним. Но он не привык получать отказ.

— Это похоже на моего внука, — сухо заметил старик. — И в конце концов, похоже, он добился своего.

— Можно так сказать, — согласилась она, разглаживая дрожащими пальцами юбку на коленях. — Он прислал ко мне какого-то человека, которому поручил заказать обслуживание приема для фирмы «Джей Пи Софтвэр». А когда я пришла туда, оказалось, что там сидит Мэтью.

Аристотель нахмурился.

— Он прислал к вам другого человека? Кого же?

— Я не знаю. — Саманта пожала плечами. — Берджесс — кажется, так кто-то назвал его. Если это его настоящее имя.

— А! Виктор.

Саманта не могла скрыть своего любопытства.

Старик кивнул.

— Да. Виктор Берджесс — камердинер моего внука или что-то в этом роде. Дело в том, что Мэтью отказался иметь телохранителя. И тогда к нему приставили Виктора.

— Телохранителя?! — Саманта смотрела на него с недоумением. — Но для чего Мэтту телохранитель?

— Он мой внук, — просто ответил Аристотель. — К огромному моему сожалению, вокруг слишком много дурных людей, которые могут причинить вред членам моей семьи.

— Похитить? — Саманта была в ужасе.

— Похищение, вымогательство, убийство… Все идет в ход, мисс Максвелл. А Мэтью такой независимый. Именно поэтому он и создал собственную компанию. Он хотел доказать, что не нуждается ни во мне, ни в моих деньгах.

Саманта перевела дыхание.

— О, я уверена, что это не так…

— В самом деле? — губы старика скривились в усмешку. — Но насколько хорошо вы знаете моего внука? — Он помолчал. — Боюсь, не слишком. В один прекрасный день ему придется все же занять мое место.

Он нервно раздавил в хрустальной пепельнице остаток сигары. Саманта смотрела на него, и ей стало по-настоящему жаль старика. Она не сомневалась, что несмотря ни на что, он очень любит своего внука. Его переживания выдавала глубокая печаль, сквозившая в каждом слове о внуке.

— Я, пожалуй, пойду, — тихо проговорила она, но, протянув руку, старик удержал ее.

— Вы сказали, что помолвлены. Почему же вы приехали сюда с Мэтью?

— Потому что я была дурой, — ответила Саманта и, вырвав свою руку, поднялась с кресла. — Не беспокойтесь, мистер Аполлониус. Я не стану больше встречаться с вашим внуком.

Глава 10

— Где она?

32
{"b":"13402","o":1}