ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мэтт, успокойся! — беспомощно воскликнула она и, не зная, как спасти положение, попробовала пошутить:

— Похоже, ты влюбился в эту девушку! Отец Саманты пришел в кафе в понедельник, в обеденное время. В этом не было ничего необычного. Однако, вопреки заведенному порядку, он не сел на свое обычное место за столиком, а, улыбнувшись Дебби, подошел к прилавку, за которым его дочь готовила.

— Сэм, — произнес он, оторвав ее от работы. — Могу я поговорить с тобой?

— Папа! — Саманта не знала, что и ответить. Странно, что он решил осуществить задуманное здесь, в кафе. Она догадывалась, что его волнует, но все же не была совсем уверена.

— Так мы можем поговорить? — повторил отец, и Саманта покосилась на Дебби, возившуюся около кассы. — Пожалуй, да, — ответила она, глядя на свою помощницу. — Мы можем пройти в контору, — добавила она, вытирая руки салфеткой. — Деб, подмени меня, ладно? Я вернусь, как только освобожусь.

Дебби, заинтригованная визитом мистера Максвелла, утвердительно кивнула в ответ, и Саманта, волнуясь, провела отца в маленькую конторку. Ясно, Дебби захочет быть в курсе, что стряслось. Мистер Максвелл никогда раньше не вмешивался в управление кафе, значит, думала она, дело серьезное.

— Мама просила, чтобы я поговорил с тобой, — сказал отец без всяких предисловий, как только за ними закрылась дверь. — Она очень переживает эту историю с Полом. Неужели ты всерьез собираешься расторгнуть помолвку? Вы же с ним неразлучны столько лет!

Саманта вздохнула.

— Помолвка расторгнута, папа. Мы объяснились с Полом вчера вечером. Кстати, насчет того, что мы были неразлучны. Возможно, это не пошло на пользу нашим отношениям. Мы были так близки, что никого вокруг не замечали.

Мистер Максвелл не знал, что возразить.

— Сэм… — он беспомощно развел руками. — Сэм, ты не можешь так поступить из пустого каприза.

— Это не каприз, папа. Я не могу встречаться с Полом: это было бы нечестно по отношению к нему. Я не люблю его, и, наверное, вообще никогда не любила. Я имею в виду, по-настоящему.

— По-настоящему! — нетерпеливо перебил ее отец. — А «по-настоящему» — это как? Ты сама-то знаешь? Я лично не знаю. Это все богачи, с которыми ты общаешься в последнее время. Это они сбили тебя с пути истинного, так ведь? Внушили тебе, что надо делать деньги и быстро богатеть.

— Это не так! — возмутилась Саманта. — У меня нет никаких таких планов. Я же говорила тебе, что буду, как и прежде, работать в своем кафе. С разъездами по домам покончено. Что мне еще тебе сказать?

Мистер Максвелл поморщился.

— Объясни мне тогда, почему ты так сразу вдруг решила насчет Пола. Мама сказала, что тут не замешан другой мужчина. Это правда?

У Саманты перехватило дыхание.

— Да. Да, это правда, — сказала она твердо. — Я просто вообще не хочу выходить замуж. Ты что-то имеешь против?

— Да, имею. — Ее отец выглядел очень расстроенным. — Ты же знаешь, что мама уже готовилась к свадьбе. Она даже начала составлять список гостей, и мы с ней обсуждали, что тебе подарить. Мы подумали, что те две тысячи фунтов по твоей закладной пришлись бы кстати. И поскольку Пол — агент по торговле недвижимостью, он мог бы присмотреть для тебя что-нибудь подходящее…

— Нет, папа.

— Что ты хочешь сказать? Конечно, он…

— Я хочу сказать: нет. Я не собираюсь выходить замуж за Пола, — сказала Саманта бесцветным голосом. — Мне так жаль, что ты разочарован, да и мама зря мечтала о дочери-невесте. Но на этот раз я поступлю так, как сама считаю нужным. Я, а не вы.

— На этот раз? — нахмурился мистер Максвелл. — Ты хочешь сказать, что до сих пор мы вмешивались в твою жизнь?

— О, папа! — простонала Саманта. — Я знаю, что вы все старались делать мне на благо. Но поверь мне, этот брак был бы ошибкой! Теперь я знаю это. Хорошо, что я вовремя это поняла. По крайней мере не придется пережить ужасную процедуру развода.

Отец внимательно посмотрел на нее.

— Ты сказала: «Теперь я знаю это». Почему теперь? Значит, что-то произошло?

Саманте хотелось закричать. Но вместо этого она засунула руки поглубже в карманы фартука и храбро встретила взгляд отца.

— Ну хорошо, — сказала она срывающимся голосом, хотя изо всех сил старалась говорить твердо. — У меня был роман с другим человеком. — Она подождала, пока до отца дойдет смысл сказанного, и быстро добавила:

— Но все уже прошло. Я больше не буду с ним встречаться.

— Но ты же сказала маме…

— Я солгала. Или, точнее, я не сказала ей всей правды. Сейчас у меня действительно никого нет. — Помолчав, она неловко добавила:

— Что было, то было, и нет ничего.

Отец был потрясен.

— Роман, — тихо проговорил он. — Ох, Сэм!..

— Это еще не конец света! — воскликнула Саманта, чувствуя, что она на грани нервного срыва. — Я же сказала тебе, что с этим покончено, ничего страшного не произошло! — Она надеялась, что это действительно так. Мэтью, наверное, думал, что она принимает таблетки. До тех пор, конечно, пока не обнаружил, что он — ее первый мужчина. Но тогда было уже слишком поздно.

— Это ведь была любовная связь, — слабо запротестовал отец, и Саманта поняла, какой же он наивный, в его-то возрасте.

Отчасти, думала она, это ее вина. Дружба с Полом оградила ее от проблем, с которыми сталкивались ее ровесники, и потому все домашние были настроены слишком благодушно. Но такое безмятежное существование возможно в тиши музея, а не в реальной жизни.

— Прости меня, папа, — сказала она, чувствуя себя виноватой за то, что обрушила на него эту новость. — Я не хотела огорчать тебя.

— Ничего, ничего. — Мистер Максвелл покачал головой. — Ты рассказала об этом Полу?

— Пока нет. — Саманта пожала плечами. — Он… Он еще надеется, что я передумаю. Но он вряд ли будет так же настойчив, когда узнает, что я натворила.

— Ох, Сэм, — вздохнул отец, — я потрясен. Никогда не думал, что ты на такое способна.

— Да, — согласилась Саманта. — Если тебя это хоть немного утешит, я скажу тебе, что и сама не думала, что способна на такое.

Остаток дня не предвещал ничего хорошего. Отец ушел, так и не поев, а Саманта была усталой и подавленной. Она снова чувствовала себя как первоклашка, получившая нагоняй от директора школы. Ей двадцать четыре года, и уже два года у нее собственное дело, но до сих пор она не обрела подлинной самостоятельности. О господи, твердила она себе, с ней не произошло ничего особенного! Почти все ее подруги прошли через это еще в школе!

Но подруги тогда не были обручены, — возразила она себе. И уж если ей так хотелось расправить крылья, почему она не выбрала для этой цели кого-нибудь другого. Скажем, человека, которого она могла бы по крайней мере уважать? Мэтью Патнем бессовестный лгун. В нем нет ни грамма порядочности. О чем он думал, когда соблазнил ее и тут же бросился к своей Мелиссе? Она надеялась, что та, другая, пошлет его к черту. Он это заслужил. Заслужил хотя бы за то, как он обошелся с ней, Самантой.

Заслужил ли? Саманта вздохнула. По правде говоря, себя она осуждала не меньше. И особенно ее удручало то, что если бы Мэтью не бросил ее так откровенно, она продолжала бы встречаться с ним до тех пор, пока бы ему не наскучила. Сознавать это было так унизительно! Саманта знала, что он еще хочет ее — особенно после тех незабываемых часов, которые они провели в ее постели. Когда его мать заявила, что он уехал в Лондон к Мелиссе, она сначала не поверила и подумала, что миссис Патнем все выдумала. Поэтому она и заставила себя остаться на ужин. Но это оказалось правдой. В этом она убедилась за ужином, ловя на себе взгляды членов его семьи — сочувственные или злорадные. А старик Аполлониус только подтвердил ее подозрения. Она совсем не знала Мэтью.

Во всяком случае, теперь к ней вернулся рассудок, успокаивала себя Саманта чуть позже, когда Дебби уже ушла, чтобы успеть на автобус, и она осталась наедине со своими мыслями. Хорошо, что она быстро раскусила Мэтью и ей не пришлось потратить недели, а может быть и месяцы на то, чтобы понять, что он — человек, на которого нельзя положиться. Он причинил ей боль, но она с ней справится. А пока прошло слишком мало времени, чтобы успокоиться.

34
{"b":"13402","o":1}