ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты так не думаешь.

— Думаю. — В его лице появилась некоторая растерянность, которую она истолковала как молчаливое подтверждение своих слов. — У наших отношений никогда не было будущего. Я для тебя была просто чем-то новеньким. Я принадлежала другому человеку, и ты не мог смириться с тем, что я предпочла тебе Пола.

Мэтью поджал губы.

— С Полом ты не спала.

— Да, не спала. — Саманта подняла голову. — Потому что он уважал меня как личность.

— К черту уважение! — отрезал Мэтью. — Просто он не вызывал у тебя тех чувств, которые вызываю я. Не преуменьшай того, что было между нами. Нам было хорошо вместе.

— Это было не настоящее, — возразила она, хотя ей было совсем непросто такое произнести.

— Не правда! — Мэтью провел пальцами по ее шее, потом его руки коснулись ее груди и скользнули вниз по бедрам. Лаская ее, он не сводил с нее глаз, и Саманте становилось все труднее изображать безучастность. — Не правда! Все было настоящим. Мне хорошо с тобой, как ни с кем и никогда, — хрипло прошептал он. — Ты нужна мне, Сэм. Ты такая теплая и страстная, и бесконечно желанная. Я хочу, чтобы ты переехала ко мне и осталась со мной. Сейчас я живу в квартире, но если хочешь, мы купим дом. Нет ничего невозможного, потому что я люблю тебя. Если я тебе не совсем безразличен, Сэм, ради всего святого, не отталкивай меня.

Саманту била дрожь. Она не могла поверить своим ушам. Мэтью сказал, что любит ее. Он только что признался ей в любви, она не ослышалась. Господи, что же ей теперь делать?

Замешательство, отразившееся на ее лице, обнадежило Мэтью. Он склонился к ней и стал ласкать языком ее ухо.

— Не смотри на меня так удивленно, — прошептал он, прижимая ее бедра к своему животу. — Неужели ты думаешь, мне приятно постоянно пребывать в состоянии неудовлетворенного желания?

Саманта не могла говорить. Ее щека прижималась к мягкой коже его куртки, а его шея была всего в нескольких сантиметрах от ее губ. Сквозь тонкую ткань рубашки темнели волосы на его груди, а она знала, что такая же густая поросль у него на животе, и в самом низу… Она помнила свои ощущения от соприкосновения этих упругих пружинок с ее кожей. Удивительно, насколько близким и знакомым стало для нее его тело и как ярки воспоминания, пробужденные его словами.

— Я… не могу, — произнесла она наконец, стараясь высвободиться, и Мэтью испустил сдавленный стон.

— Почему это ты не можешь? — он прижался лбом к ее лбу. — Ты хочешь меня, я знаю это. И когда-нибудь обязательно полюбишь. Я готов все для этого сделать, лишь бы мы были вместе.

— Ну; а я не готова. — Его губы были напротив ее рта, и она чувствовала непреодолимое желание прикоснуться к ним. — А… Мелиссе ты говорил то же самое? — спросила она, упираясь руками в его грудь. — До того, как она обнаружила, что ты не собираешься на ней жениться?

— О Боже! — простонал Мэтью. — Ведь я, кажется, уже сказал: забудь о Мелиссе! У меня с ней были совершенно другие отношения. Возможно, в свое время я заблуждался, что люблю ее, но теперь-то я знаю, что это не так. — Мэтью усмехнулся. — Такие дела.

Саманта судорожно глотнула.

— Как мне тебя понимать? — Она знала, что он ответит, но решила себя не щадить. — Ты… делаешь мне предложение?

— Предложение?..

Пока Мэтью не отвел глаза, она успела заметить в них изумление. Ее сердце оборвалось. Ну конечно. Разве она ждала чего-то другого? Мэтью не нужна жена — тем более такая, как она. А что ему нужно, ясно как день.

Саманта отпрянула от него, но он быстро обрел свою обычную самоуверенность.

— Сэм, — начал он, стараясь мягкостью голоса сгладить смысл своих слов. — Не кажется ли тебе, что на данный момент достаточно и одной помолвки?

— Ты…

Она была не в состоянии продолжить. Пока Саманта пыталась найти слова, чтобы заставить его уйти, дверь отворилась и в кафе вошел Пол Вебстер.

— Сэм, — воскликнул он, удивленно приподняв брови. Голос его звучал холодно и подозрительно. Он посмотрел на Мэтью, затем перевел взгляд на Саманту. — Есть проблемы?

Саманта чуть не расхохоталась. Нужно же было такому случиться, чтобы Пол появился именно в этот момент! Конечно, возвращая ему накануне вечером кольцо, она не рассчитывала, что он сразу поверит, что ее решение бесповоротно. Но все же она никак не ожидала, что он на следующий день заявится к ней в кафе как ни в чем не бывало. Саманта не знала, радоваться ей или огорчаться.

Мэтью с прищуром посмотрел на Пола. Было ясно, что он не слишком рад его появлению. Саманта вспомнила, что не успела рассказать Мэтью о своем разрыве с Полом. Интересно, волнует ли его, как она объяснилась с женихом? Рассказала ли она Полу, что он соблазнил ее?

Разумеется, нет. Вряд ли Мэтью станет переживать за кого-нибудь другого, тем более за нее, как ни горько это признать. Она обманывала себя, когда думала, что много для них значит. По большому счету и одному, и другому до нее нет дела.

— Все в порядке, — сказала она наконец, понимая, что нужно как-то выходить из положения. Сейчас был неподходящий момент для разжигания страстей. Чтобы не причинять Полу лишнюю боль и сохранить чувство собственного достоинства, необходимо было избавиться от Мэтью.

— Мистер… Патнем… как раз собирался уходить, — она враждебно посмотрела на Мэтью, и он не посмел ей возразить. Пройдя мимо Пола, Саманта, открыла дверь. — Благодарю вас за ваше предложение, — холодно сказала она Мэтью, — но я не предоставляю такого рода услуги.

Глава 11

Мэтью стремительно вошел в кабинет и застыл в дверях, увидев за своим столом человека, откинувшегося в кресле.

— Дед! — воскликнул он, стараясь за любезной улыбкой скрыть свое раздражение. — Я и не подозревал, что ты здесь, в Лондоне.

— Я знаю, — его дед вдруг заговорил по-английски. — Я просил твою мать не говорить тебе о моем приезде.

— В самом деле? — Мэтью вопросительно поднял брови. — Наверное, у тебя были на то основания?

— Да. Я хотел быть уверен, что ты не успеешь найти предлог, чтобы улизнуть у меня из-под носа, — мягко ответил Аристотель. В его темных глазах, так похожих на глаза его внука, светилось злорадное удовольствие. — Я также, хотел удостовериться, что твоя мать ничего не преувеличивает.

Лицо Мэтью помрачнело.

— Моя мать?

— Ты не думал, что она поделится со мной своими переживаниями относительно тебя? — спросил старик, несколько оживляясь. — Мэтью, прошло полгода после моего дня рождения! Шесть месяцев с того момента, как ты сказал мне, что не хочешь больше видеть эту Мейнверинг!

— Ну и что? — пожал плечами Мэтью.

— Так почему же тогда Каролина жалуется, что ты днюешь и ночуешь в своем офисе? — Аристотель взглянул на массивные золотые часы, украшавшие его запястье — Тебе известно, что уже десятый час вечера? Что ты здесь делаешь? Пытаешься уморить себя работой?

Мэтью сжал губы.

— Не будь смешным!

Что ты находишь смешным? — рассерженный старик резко наклонился вперед. — Ты давно не смотрел на себя в зеркало? У тебя больной вид!

— Я не болен. — Мэтью, вздохнув, опустился на стул напротив деда. — Я просто устал, вот и все.

— Устал!

— Да, это так. — Мэтью закинул ногу на ногу. — Если хочешь, я могу рассказать тебе, чем сейчас занимаюсь. Но ведь ты обычно говоришь, что тебя не интересуют дела «Джей Ни Софтвэр».

— Не интересуют.

— Ну вот. — Мэтью распрямил плечи. — Ты не желаешь слушать, а то бы я рассказал тебе о том, как я усовершенствую программу перевода с английского на любой иностранный язык и наоборот. И не только это. Я сейчас экспериментирую…

Сердитым жестом старик прервал его.

— Ты прав. Я действительно не желаю слушать о том, как ты преуспеваешь в сведении на нет всех моих усилий по обеспечению будущего моей корпорации. Не сомневаюсь, что, будь твоя воля, ты заставил бы меня продать все авуары и оставить без работы тысячи людей. Но я не могу так поступить, и меня бесит, что ты не хочешь понять мои мотивы.

36
{"b":"13402","o":1}