ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Саманта облизнула губы.

— Моего отца здесь нет. Его ресницы дрогнули.

— Но ведь это его дом? — осторожно произнес он, и она кивнула. — Ну что ж, — он явно вздохнул с облегчением, — тогда давай найдем другое уединенное место, где мы могли бы поговорить.

Саманта судорожно вздохнула.

— О чем?

— О нас с тобой.

— О нас с тобой? — Саманта невольно отпрянула. Воспользовавшись ее замешательством, Мэтью вошел в дом и, прислонясь к вешалке, чтобы удержаться на ногах, закрыл дверь. Затем обессиленно закрыл глаза и схватился за дверную ручку, чтобы снова не упасть.

— Прости, — проговорил он невнятно, открывая глаза, и Саманта, внезапно забыв о своих обидах, подставила ему плечо. Она помогла ему пройти через холл в гостиную. Мэтью опустился на диван. Саманта с тревогой смотрела на него.

При свете он выглядел еще хуже. Его глаза были воспалены, а в лице не было ни кровинки. Он откинулся на подушки, как будто не отдыхал уже несколько дней. И хотя она уверяла себя, что все это не имеет к ней никакого отношения, ее сердце переполнило сострадание.

— Твоих родителей нет дома? — спросил он, явно пытаясь скрыть свою слабость, и Саманта решила, что лгать нет смысла.

— Да, — ответила она, — сегодня утром они уехали в отпуск. В Тенериф. Мэтью выпрямился.

— Надолго?

Саманта помедлила с ответом, но тут же отругала себя. Какую угрозу он представляет для нее, ведь он почти инвалид!

— Они уехали на две недели, — ответила она, по-прежнему в нерешительности стоя у двери. — Хочешь сандвич или что-нибудь еще? Ты же с обеда ничего не ел…

— Я ничего не ел уже Бог знает сколько времени, — резко ответил Мэтью, придвинувшись к краю дивана, как будто собираясь встать. — Сэм… — Он помолчал. — Сэм… ты все еще собираешься замуж за Вебстера? Я должен это знать. Я должен знать свои шансы, хватит ли у меня сил вынести…

— Вынести — что?

— Это! — Он нетерпеливо посмотрел на нее и с трудом встал. — О Господи, Сэм, ну ответь на мой вопрос! Ты еще помолвлена с Вебстером или нет?

Она шагнула к нему. Беспокойство о его здоровье отодвинуло все ее сомнения на второй план.

— Садись, — сказала она и попыталась снова усадить его на диван. — Сядь, пока не упал. Слушай, я пойду приготовлю тебе сандвич, а после мы поговорим.

— Ну уж нет! — прорычал он яростно и, опускаясь на диван, силой посадил ее рядом. — Ты прекрасно знаешь, что я люблю тебя. Можешь ты хотя бы не мучить меня?

Саманта не сводила с него глаз. Она ощущала у виска его теплое дыхание, слегка отдававшее виски. От него исходил запах мыла, сигарет и терпкого осеннего воздуха. Она не видела его несколько месяцев и все же чувствовала, что ей знакома каждая его черточка. Ей нестерпимо хотелось прикоснуться к нему, убрать с его лба длинные непокорные волосы.

— Я расторгла помолвку с Полом, — ответила она наконец, понимая, что никуда ей не деться. — Несколько месяцев назад… Сразу после той ночи… на острове.

— Не может быть! — Мэтью сжал ладонями ее лицо, и она почувствовала, как дрожат его пальцы. — Сэм, ты хочешь сказать, что в тот день, когда я приходил в кафе, вы уже не были помолвлены?

Она кивнула.

Мэтью покачал головой:

— Но почему тогда… — Он осекся, но потом все же продолжил:

— Это из-за меня? Бог мой, я хочу сказать, я, наверное, разрушил твою жизнь?

Саманта вцепилась в отвороты его куртки. Ей не хотелось ни о чем думать, а только быть как можно ближе к нему.

— Моя жизнь кончилась после того, как ты ушел, — хрипло произнесла она, глядя на него мокрыми от слез глазами.

— Почему ты мне ничего не сказала? — спросил он, гладя ее волосы. — О, Сэм, я думал, что ты этого хотела…

— Я боялась, — призналась она, подняв руки к его лицу. — Я любила тебя… и боялась.

Не было смысла отрицать это. Он может взять реванш, если захочет. Она не остановит его. Пока они вместе, ее жизнь имеет какой-то смысл.

— Ох, Сэм!

С его губ сорвался стон, и он обнял ее. Его руки защищали ее. Баюкая, он прижимал ее к себе так, будто собирался никогда не выпускать из своих объятий.

Прошло несколько минут, прежде чем они снова заговорили. Это были минуты теплоты и ласки, от которой замирало сердце. Мэтью не мог отпустить ее, и их поцелуи, поначалу такие нежные, закончились страстным поединком языков.

Наконец он оторвался от нее и прижался лбом к ее лбу.

— Ты же не прогонишь меня снова, правда? — хрипло спросил он. — Я бывал не прав, я знаю, но ведь теперь можно все исправить!

Саманту била дрожь, но она все же смогла отрицательно покачать головой. Она подумала, что ей будет нелегко убедить своих родителей, но она все равно будет с ним. Она не может жить без него.

— Ну, хорошо, — сказал Мэтью, и она почувствовала, что силы оставляют его, — Мы поженимся после того, как я посплю.

— Поженимся?

— Да, поженимся, — ответил он, выпуская ее из своих объятий. — Сэм, не спорь — пожалуйста! Во всяком случае, пока я не высплюсь.

Она так удивилась, что он недоуменно посмотрел на нее, но тут же, отключившись, повалился на диван.

Услышав шум воды, доносящийся из душа, Саманта поняла, что Мэтью проснулся. Она не заметила, когда он поднялся наверх, но дом всю ночь так сотрясался под порывами ветра, что уши уже не реагировали ни на какие звуки, скрипы и завывания.

Она мало спала в эту ночь. Ее мозг лихорадочно работал. Кроме того, одной мысли, что Мэтью спит внизу на диване было достаточно, чтобы сердце ее билось учащенно. Она щипала себя, чтобы убедиться, что это не сон. Но когда та, спустилась на цыпочках вниз, чтобы укрыть его одеялом и оставить еду, его бледное, такое родное лицо было прямым доказательством реальности происходящего.

Саманта взглянула на часы. Седьмой час. Не удивительно, что на улице еще совсем темно.

Интересно, заметил ли Мэтью сандвичи и термос с кофе, которые она ему принесла. Во всяком случае, у него хватило сил подняться наверх в душ. Было что-то умиротворяющее и вселяющее надежду в том, что он где-то рядом.

Она старалась не думать о том, что он наговорил накануне, до того, как усталость окончательно сморила его. Он просил ее выйти за него замуж — казалось бы, она должна быть на седьмом небе от счастья! Однако его предложение заставило ее вспомнить, кто он такой. Она любит его, но вряд ли этого достаточно.

Где-то неподалеку от ее двери скрипнул пол, и у Саманты перехватило дыхание. Но дверь не открылась. Она выскользнула из постели и пошла посмотреть, что он делает.

Мэтью выходил из комнаты ее родителей. На нем не было ничего, кроме полотенца вокруг бедер. Мокрые волосы прилипли к шее.

— Что ты тут делаешь? — спросила она шепотом, и тут же вспомнила, что нет никакой необходимости шептать. Однако было что-то волнующе-порочное в том, что они были вдвоем в доме ее родителей, и когда он, обернувшись, посмотрел на нее, Саманта почувствовала в ногах слабость.

— Я искал тебя, — просто ответил он, и она заметила, что он выглядит гораздо лучше. Он подошел к ней и оценивающим взглядом окинул ее скромную батистовую ночную рубашку. — Пойдем в постель, — проговорил он низким голосом, — еще ночь.

Когда несколькими часами позже Саманта проснулась, Мэтью уже не спал. Он молча любовался ею. Несмотря на их близость, Саманта все еще заливалась краской под его внимательным взглядом, и она инстинктивно потянула на себя одеяло, так что ему досталась только одна ее грудь.

— Я люблю тебя, — выдохнул он, лаская языком ее затвердевший сосок. — Я уже говорил тебе об этом?

— Неск-несколько раз, — заплетающимся языком выговорила она. Ее рука гладила его затылок. — Ох, Мэтт, я так рада, что ты пришел!

— И я тоже, — сказал он и подвинулся так, чтобы она могла почувствовать его желание. — Ну так когда же ты собираешься сделать из меня добропорядочного семьянина?

— Ох, Мэтт! — Она чуть-чуть отодвинулась от него. — Ты не обязан жениться на мне! Я не ставлю тебе никаких условий. Во всяком случае, пока.

39
{"b":"13402","o":1}