ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Незаметно оглядев зал, Саманта увидела, что Дебби усадила Мэтью за маленький столик в эркере. Этот столик, один из двух, оставшихся незанятыми, обычно предназначался для мистера Гарриса, управляющего местным жилищным товариществом. Но Дебби была так увлечена, что не смотрела в сторону Саманты, и та не могла подать ей знак, что столик заказан. Все внимание Дебби было поглощено новым посетителем — как, впрочем, и внимание всех присутствующих женщин.

Что ж, их трудно за это осудить, с грустью признала Саманта, пытаясь сосредоточиться на своем занятии. Мэтью сегодня был чисто выбрит; его чуть узкие глаза и правильные, резкие черты лица выдавали затаенную чувственность. Две порции сосисок, булочка с корицей, два сандвича с кресс-салатом и яйцом, — твердила про себя Саманта, стараясь не перепутать заказы. Но ей мешало его присутствие, напоминая о случившемся позавчера, об их странной встрече на кухне в доме князя Георгия.

Она стремилась забыть о том, что там произошло. Ей не хотелось вспоминать чувства, пережитые в тот вечер. И это естественно, зачем ей зацикливаться на страхе, которого она натерпелась по его вине, уговаривала она себя. Но правда состояла в том, что, выбив нож у нее из рук, он заставил ее затем испытать совсем другие чувства.

Он обезоружил ее в прямом и переносном смысле слова, — подумала Саманта с ужасом, вынужденная признаться себе в этом. А кому бы захотелось держать в памяти то, что ей наговорила Мелисса Мейнверинг? Нет, это был просто ужасный вечер. Он заставил ее серьезно задуматься над тем, стоит ли продолжать едва начатое дело.

— Он сказал, что хочет поговорить с тобой. Саманта не сразу услышала, что Дебби обращается к ней, к тому же с обидой в голосе.

— Кто? — спросила она, даже не взглянув в зал, что вызвало у Дебби подозрение.

— А как ты думаешь, кто? — съязвила Дебби. — Вон тот остряк, что сидит у окна. Подумаешь, изображает из себя Мэла Гибсона.

Саманта быстро заморгала, на этот раз смутившись по-настоящему:

— Мэла Гибсона? — повторила она.

— Вот именно. И не говори, что ты его не заметила. Ты заметила его так же хорошо, как добрая половина женщин в этом квартале, — изрекла Дебби тоном, которым уличают в шалости пятилетнего ребенка. Саманта раздраженно вздохнула и по ошибке сложила вместе два намазанных пастой кусочка хлеба.

— Ну и что ему нужно? — спросила она, моля Бога, чтобы предмет ее раздражения не успел рассказать Дебби об их предыдущей встрече. Девушка в ответ пожала плечами:

— Не знаю. Он сказал только, что хочет с тобой поговорить. Это твой знакомый? Он что, приятель Пола?

— Ну, что ты, — вырвалось у Саманты, о чем она тут же пожалела и постаралась исправиться. — Сама посуди, разве он похож на приятелей Пола?

Дебби стрельнула глазами через плечо.

— Да уж, — согласилась она. — Не представляю себе Пола в кожаной куртке. Где бы он стал ее носить? — Она обернулась к хозяйке. — Так что, по-твоему, ему нужно? Может, он рэкетир? Может, он явился требовать деньги за нашу охрану?

Это позабавило Саманту, но ее нервозность не исчезла.

— Ну ты и скажешь — рэкетир! — Господи, Дебби не занимать воображения. Саманта задумалась. А что, если предположение Дебби не так уж абсурдно. Может быть Саманта как раз нуждается в защите. Но в защите от него самого!

— Так ты пойдешь к нему или нет? — настаивала Дебби, обиженная тем, что ее идея столь решительно отвергнута. — Я подумала, вдруг у него для тебя письмо или что-нибудь в этом роде. Знаешь, есть такие службы, которые развозят срочные письма. По-моему, он сюда на мопеде приехал.

— Неужели? — Саманта позволила себе еще раз взглянуть в его сторону. К ее радости, он смотрел в окно и не заметил этого. Но ее снова поразила собственная реакция — трепет от одного взгляда на этого мирно сидящего мужчину.

— По крайней мере мне так кажется. — Дебби отстранила Саманту и сама взялась за сандвичи. — Иди. Тебе лучше самой узнать, чего ему надо. У меня такое ощущение, что он отсюда не уйдет, пока не поговорит с тобой.

Судорожно вздохнув, Саманта оглядела свой передник. Первым ее побуждением было снять его, но она, разумеется, делать этого не стала. Можно предположить, что он пришел просто перекусить, как все остальные посетители, а попросил, чтобы она его обслужила только потому, что они раньше встречались, и ему приятней воспользоваться услугами знакомого человека. И потом, она представила себе реакцию Дебби, если бы принялась прихорашиваться для разговора с ним. Он и так произвел переполох одним своим появлением. Полу наверняка это станет известно, так зачем осложнять их и без того непростые отношения?

В конце концов она направилась к нему через зал, чувствуя дрожь в коленках. Завсегдатаи провожали ее кривыми улыбками и лаконичными репликами. Не то чтобы ей никогда не приходилось самой обслуживать посетителей. Наоборот, порой и она, и Дебби сбивались с ног, чтобы все остались довольны, особенно в конце недели. Но это совсем другое дело. Теперь же ей нелегко держаться естественно под пристальным взглядом Дебби.

Мэтью порывался встать при ее приближении, но тут же сообразив, что ситуация не та, остался в прежней раскованной позе, нога на ногу, небрежно перебросив руку через спинку соседнего стула.

— Вы извините, что я не встаю, — произнес он, когда Саманта подошла к его столику, и она невольно сразу напряглась.

— Что вам принести? — спросила она, благоразумно не замечая его попытки завести разговор. — Меню перед вами.

— Да, я вижу. — Он небрежно пробежал глазами меню. — А что бы вы мне посоветовали? — Он осмотрелся вокруг. — Похоже, здесь пользуется успехом лапша.

Саманта сжала кулаки в карманах передника.

— Что вы хотите? — спросила она, и оба понимали, что речь не о еде. — Я очень занята.

— Да, разумеется. — Он не сводил своих темных глаз с ее покрасневших щек и падающих на лоб влажных прядей. — Давно у вас это кафе?

— Два года, если вам это интересно. — Нервозность Саманты сменилась раздражением. — Послушайте, я не знаю, зачем вы пришли, но мне это неприятно. А теперь, если хотите пообедать — милости прошу. В противном случае мне придется попросить вас освободить столик.

На его губах промелькнула усмешка, но он послушно потянулся за меню.

— Я бы заказал сандвич с сыром, — сказал он после паузы. — О, и еще пиво. Если у вас оно есть.

Саманта была уверена: он понимает, что у нее нет лицензии на продажу алкогольных напитков, и просто издевается.

— Вместо пива будет фруктовый сок, — заявила она, отдавая себе отчет в том, что не имеет права отказать ему в обслуживании. И, вспомнив, что в тот злополучный вечер он был в подпитии, сухо добавила:

— Может, вам лучше пойти в паб?

— Нет, я останусь здесь, — ответил он, возвращая меню, — спасибо.

Саманта, поняв, что нет смысла тянуть время, повернулась и уверенным шагом вернулась на кухню. Однако она была выбита из колеи, что не укрылось от бдительного взгляда Дебби.

— Что он сказал? — спросила Дебби, сгорая от любопытства.

— Ничего, — хмуро ответила Саманта, понимая, что недомолвками может вызвать у девушки подозрение. — Он хочет сандвич с сыром и стакан апельсинового сока. Можешь ему это отнести.

— Я? — удивилась Дебби. — Почему же тогда он просил, чтобы ты его обслужила?

— Кто его знает, — Саманта принялась готовить сандвич. — Пойди лучше посмотри, не появились ли свободные места. Хоть ты и отдала столик мистера Гарриса, его надо будет где-то посадить.

Дебби поджала губки.

— С тобой все в порядке, Сэм? — не отставала Дебби, видя, что с хозяйкой что-то не так, и интуитивно желая помочь. — Ты какая-то грустная.

— Не глупи, Дебби, — Саманта через силу улыбнулась, помещая сандвич с сыром в гриль. — Просто меня огорчило, что ты не известно почему не хочешь… не берешь этот заказ, вот и все. А теперь поторопись. Все почти готово.

В следующие полчаса Саманта совсем закрутилась и почти забыла о незваном госте. Пришлось как всегда разогревать и украшать для подачи горячие блюда, готовить салаты и сандвичи, составлять в моечную машину грязную посуду. Если Дебби и находила, что Саманта молчаливее обычного, вслух она об этом не высказывалась, у нее тоже было полно работы. Только когда кафе почти опустело, Саманта заметила, что ее гость все еще не ушел.

9
{"b":"13402","o":1}