ЛитМир - Электронная Библиотека

– Откровенно говоря, мистер Картер, я лично ничего не понимаю. Какое, собственно, значение имеет весь этот допрос?

– Этот молодой человек знает гораздо больше, чем вы думаете, мистер Перси. Но он слишком упрям, да вероятно, и слишком труслив, чтобы сказать нам всю правду, – ответил Ник Картер, и снова обратился к молодому сыщику:

– Ваше имя?

– Яков Грин. Смею вас уверить, мистер Картер...

– Вы уже видели госпожу Джером после ее прибытия?

– Видел.

– И беседовали с ней?

– Беседовал.

– Не узнали ли вы в ее лице одну из ваших знакомых?

– Позвольте...

– Ничего не позволю! – сердито воскликнул Ник Картер, и так сильно хлопнул молодого сыщика по плечу, что тот чуть не свалился со стула, – смотрите мне в глаза. Неужели вы станете отрицать, что эта госпожа Джером не кто иная, как Диана Кранстон?

У молодого сыщика от ужаса выступил на лбу холодный пот.

– Бога ради! Да вы чародей какой-то, мистер Картер.

– Если вы и впредь будете лгать и изворачиваться, то через четверть часа вы будете сидеть за решеткой по обвинению в соучастии в убийстве, совершенном в "Мамонтовой" гостинице! – резко произнес Ник Картер.

– На каком основании можете вы предполагать, что я состою участником этого ужасного преступления? – пролепетал молодой сыщик.

– Вы лжец! – воскликнул Ник Картер, – и этим все сказано. Из лжеца может выйти вор, а потом и убийца. Говорите теперь правду, моему терпению пришел конец.

– Я все скажу, – дрожащим голосом проговорил молодой сыщик, – да, мнимая госпожа Джером и Диана Кранстон – одно и то же лицо.

– Ну вот! Если бы вы не вздрогнули, когда услышали фамилию Калловей, я, пожалуй, долго бы еще блуждал в темноте. А кто тот человек, который считается мужем этой госпожи Джером, и якобы парализован на обе ноги?

– Ничего не знаю. Я сегодня видел его в первый раз в своей жизни.

– Вы говорите правду?

– Клянусь Богом, что я говорю правду!

– А были ли вы знакомы с братьями Ларю и их сестрой, которые в свое время, вместе с Дианой Кранстон были арестованы по обвинению в убийстве?

– Знал, но только поверхностно.

– Не будет ли этот мистер Джером одним из братьев Ларю?

– Нет, это я знаю наверное.

– Чем он на самом деле болен?

– Ничего достоверного не могу сказать, но, кажется, он на самом деле разбит параличом.

– Стало быть, Диана Кранстон вовсе не замужем.

– Нет.

– Видели ли вы ее мнимого супруга?

– Видел, около часа тому назад.

– Вероятно, в комнате N° 1494?

– Да, я заходил туда по делу?

– Был ли он в сознании?

– Нет. Мне сказали, что ему недавно сделали впрыскивание морфия. Он занимает одну из задних комнат и при нем находился сиделец. Диана занимает переднюю комнату, а в комнате рядом ночует камеристка.

– Стало быть их четверо?

– Да.

– Опишите мне, пожалуйста, наружность мистера Джерома.

– Я видел его лишь мимоходом.

Ник Картер, помня, что Дик очень похож на него, одним движением сорвал парик и фальшивую бороду.

Грин разинул рот от удивления, когда увидел, что почтенный старец превратил в мужчину во цвете лет.

– Ну-с, а теперь всмотритесь в меня по пристальнее! – воскликнул Ник Картер, – похож я на этого мнимого калеку?

– Очень, очень похожи, – подтвердил Грин, – как две капли воды.

– А теперь говорите: когда вы видели больного, казалось ли вам, на самом деле, что он находится под влиянием наркотического средства?

– Да, так мне показалось.

– Не была ли у него повязана голова.

– Была, но не понимаю...

– Нечего вам и понимать! – резко оборвал его Ник Картер, и обратился к дрожавшему от волнения директору, – дело вот в чем: мнимый больной в № 1494 на самом деле не кто иной, как мой двоюродный брат и старший помощник Дик. Около двух часов тому назад он пытался вызвать меня по телефону, очевидно, его на этом поймали врасплох, и кто-то ударил его по голове, прежде чем он успел договорить.

Ник Картер взглянул на Якова Грина, который, дрожа всем телом, приподнялся и в ужасе проговорил:

– Тут действует нечистая сила. Откуда вы все это знаете?

– Довольно вам того, что я все знаю! – прервал его Ник Картер, – послушайте, Грин; не доводите меня до крайности. Вы – сообщник Дианы Кранстон! Скажите правду!

Грин попытался было снова извернуться, но тут Ник Картер пришел в ярость, схватил его за ворот и начал трясти так, что у того голова кругом пошла.

– Я требую правды, слышите ли вы! – закричал Ник Картер, – неужели вы думаете, что я поверю вашей лжи! Будете ли вы отвечать, или нет?

– Я все скажу – только оставьте – ведь вы задушите меня.

– Говорите же! Кто эта камеристка?

– Оливетта Ларю.

– Так я и думал. Кто такой сиделец?

– При всем желании не могу сказать.

– Ложь! Вы можете! – проскрежетал Ник Картер.

– Не могу! Не смею! Я боюсь его!

– Говорите! Это не может быть Макс, так как Макс повесился в тюрьме.

– Это Рудольф Ларю, – в отчаянии простонал Грин.

– Вот и все, что мне надо было узнать от вас, – злобно проговорил Ник Картер, – а теперь садитесь на этот стул, и горе вам, если вы уйдете без моего разрешения.

* * *

Если бы кто-нибудь предсказал Дику, что коварная преступница обманет его еще раз хуже прежнего, он расхохотался бы.

Дик решил во чтобы то ни стало отомстить прекрасной преступнице и потому дал в газету объявление о свидании.

В первый же день, ровно в четыре часа, в указанном месте появилась Диана Кранстон и приветствовала Дика очаровательной улыбкой.

Она сейчас же подошла к автомобилю, подала сидевшему у руля Дику правую руку и села рядом с ним.

Дик тотчас же завел автомобиль и проехал по тенистым аллеям парка по направлению на северо-запад.

– Очень любезно с вашей стороны, что вы не заставили меня ждать, – заговорил Дик.

– Я пришла бы в любом случае, – ответила Диана, – так как обязательно хотела вам объяснить мое вчерашнее поведение. Дело в том, что я капризное создание. Выбраните меня хорошенько, но только не гневайтесь больше. Это было бы, откровенно говоря, очень неприятно для меня.

Все это она проговорила таким вкрадчивым голосом и так ласково смотрела ему в глаза, что ей наверное удалось бы очаровать своего спутника, если бы Дик не решил ни под каким видом не поддаваться ее влиянию.

– Не будем больше об этом говорить, – любезно заявил он, – лучше скажите, куда мне ехать.

– Куда хотите. Здесь в парке повсюду одинаково хорошо. Я, впрочем, хотела вас спросить кое о чем.

– Начинайте допрос, я готов отвечать.

– Вы старший помощник Ника Картера, не правда ли?

– Да и очень горжусь этим.

– Говорил ли он вам о моем посещении и о тех угрозах, которые я произнесла?

– Конечно, говорил. У нас с ним нет секретов.

– Стало быть, он дал вам поручение наблюдать за мной?

– Не буду отрицать.

– А для чего же ему нужно было выслеживать меня? – как бы в недоумении спросила она.

– Для того, чтобы знать куда вы направляетесь и что вы вообще будете делать.

– И что же, это поручение было вам приятно?

– Еще бы, – ответил Дик, – я еле дождался минуты, чтобы познакомиться с вами.

– И для скорейшего достижения цели вы устроили маленький бутафорский разбой на улице? И взяли на себя роль бравого защитникам угнетенной невинности?

– Не буду спорить, – отозвался Дик, – мы позволили себе сыграть маленькую комедию.

– Великолепно, – рассмеялась красавица, – но я сразу поняла, в чем дело, хотя и не рассердилась.

– Очень рад слышать это, – любезно ответил молодой сыщик.

– А что вы намерены предпринять теперь? – спросила она.

– Я хочу провести возможно больше времени в вашем обществе, – открыто заявил Дик.

– Следуя в этом отношении приказанию вашего начальника?

– Не буду отрицать этого. Но я никогда еще не исполнял его приказания с таким удовольствием, как в данном случае.

10
{"b":"13403","o":1}